Почему горят ладони рук и ступни ног

Если это разовая акция либо зуд возникает изредка (раз в месяц, раз в год), можно не волноваться. А вот ежели ладошки почесываются с завидным всепостоянством, стоит разобраться в причинах.

Обратитесь к терапевту либо дерматологу. Медик проведёт осмотр, расспросит вас о виде жизни, рационе, уточнит, не принимаете ли вы некие лекарства и, может быть, вышлет на анализ крови либо кожный соскоб. Исцеление назначается в зависимости от результатов тестов.

При установленной аллергии для вас предложат вычислить продукт-аллерген и свести контакты с ним к минимуму.

Может быть, доктор посоветует также принимать антигистаминные препараты.

Если речь о экземе, для вас будут назначены фармацевтические лосьоны либо стероидные мази.

Если причина зуда — гипергликемия, диабет, синдром запястного канала, для начала пригодится вылечить либо скорректировать начальное болезнь. Опосля этого руки сами собой закончат чесаться.


Диагностика по кистям рук и ладоням

По ладоням можно выяснить прошедшее и предсказать будущее человека, узреть его нрав и наклонности, а также ладошки и кисти рук разрешают провести диагностику заболеваний внутренних органов.

Диагностику по ладоням можно провести для себя без помощи других, ознакомившись с данной нам статьей.

Диагностика по наружному виду кистей рук и ладоней

Если кожа ладоней имеет оттенок желтизны, это значит, что есть конфигурации в печени либо желчном пузыре (возможны такие заболевания, как гепатит, холангит, холецистит, желчнокаменная заболевание, либо же имеются нарушения в желчных путях).

Если ладошки красноватые, это говорит о токсическом поражении печени: возможен гепатоз либо гепатит.

Ладони с мраморным рисунком свидетельствуют о проблемах в вегетативной нервной системе.

Пятна на кончиках пальцев тоже говорят о нарушениях здоровья.

Если кожа на кистях рук и ладонях шелушится маленькими пластинками, это может говорить о явном недочете в организме витаминов А и D. А ежели ладошки шелушатся большими пластинками, для вас необходимо как можно быстрее обратиться к дерматологу, поэтому что такое шелушение, как правило, вызвано грибком.

Если на тыльной стороне кисти есть карие пятна, это не просто возрастное явление (нарушения пигментации, что типично для пожилого возраста), но также это значит, что имеются задачи с желчным пузырем.

Если на коже концевых фаланг пальцев видны глубочайшие продольные складки, это может быть признаком нарушений в работе эндокринной системы, к примеру гипотиреоз либо сладкий диабет.

Пурпурный цвет кончиков пальцев говорит о дилеммах пищеварительной системы. Красный либо лиловый цвет кончиков пальцев – препядствия с почками и печенкой. Пятна на возвышениях основания огромных пальцев могут указывать на то, что есть препядствия с половыми органами.

Если на правой руке зудит боковая поверхность указательного пальца – это признак нарушений в работе
толстой кишки.

Шероховатая кожа тыльной поверхности указательного пальца может указывать на проблемы с желчным пузырем.

Диагностика по влажности ладоней

Сухие ладошки с белой кожей указывают на гипофункцию щитовидно железы (гипотиреоз). А мокроватые ладошки молвят о гиперфункции щитовидной железы.

Если у вас нередко немеют мизинцы, обратитесь к кардиологу – есть трудности с сердечно-сосудистой системой. Онемение огромных пальцев – это признак беспомощности дыхательной системы.

Если по ладоням «ползают мурашки» – есть нарушения в работе эндокринной системы.

Диагностика по состоянию суставов

Слишком гибкие суставы пальцев (как и совершенно не сгибающиеся) при общем сниженном тонусе мускул кисти указывают на проблемы в работе желчного пузыря и печени.

Недостаток кальции я в организме вызывает хруст суставов.

Болезненные суставы пальцев неверной формы – это признак артроза.

Если суставы пальцев болезненно опухают, отекают и краснеют — это полиартрит, необходимо срочно обратиться к доктору. Наличие боли меж 2-ой и третьей фалангами указательного и безымянного пальцев – это сигнал, что необходимо срочно позаботиться о здоровье коленных суставов.

Диагностика по температуре рук и ладоней

Если у вас прохладные руки – это показатель нарушения периферического кровообращения, и предпосылкой прохладных рук может являться недочет никотиновой кислоты. Чтоб устранить холодность рук, усилив периферическое кровообращение, можно больше кушать товаров, содержащих никотиновую кислоту: капусту, фасоль, молочные продукты, грибы, мясо, гречку, рыбу.

Если же ваши ладошки горят, это значит, что печень не справляется с интоксикацией, которая может быть вызвана употреблением разных фармацевтических средств, алкоголем, а также попаданием в организм хим веществ.

Диагностика по форме ладони

Широкая ладонь значит крепкое здоровье. Но широкие ладонями с маленькими пальцами означают склонность к нарушениям кровообращения и увеличению кровяного давления.

Узкие ладошки с белой кожей и тонкими длинноватыми пальцами традиционно бывают у людей с узкой нервной организацией, такие люди могут болезненно реагировать на резкие перепады атмосферного давления и температуры, резкие звуки, чувственные перегрузки и смену часовых поясов.

Маленькие кисти рук бывают у людей со очень восприимчивой вегетативной нервной системой: их обычные заболевания – гипотония, воспаление прямой кишки и бронхиальная астма.

Мясистые ладошки почаще всего указывают на задачи с кровообращением, пониженный обмен веществ, а также возможна гипофункция щитовидки.

Вот так без помощи других можно сделать диагностику состояния внутренних органов по кистям рук и ладоням.

Крепкого здоровья!

Копируя и распространяя авторские статьи веб-сайта Эзотерика, указывайте ссылку на главную страничку http://esoteric-land.ru/ либо на страницу-

Обсудить на форуме эзотерики: http://esoteric-land.ru/forum/7-49-1



Когда нужно срочно обращаться за помощью

В неких вариантах зуд ладоней может быть симптомом смертельно небезопасных состояний.

Немедленно вызывайте скорую, ежели кроме того, что у вас почесываются руки, замечаете у себя:

  1. Сложности с дыханием.

    Таковая композиция может указывать на серьёзную аллергическую реакцию — развивающийся анафилактический шок.

  2. Жёлтый оттенок кожи либо белков глаз. Это говорит о тривиальном нарушении в работе печени.

Скорую можно не вызывать, но лучше как можно скорее наведаться к терапевту, ежели кроме постоянного зуда наблюдаются:

  1. Затянувшееся на несколько недель и наиболее повышение лимфатических узлов.

    Почему горят ладошки рук и ступни ног

    Здесь причина может быть той же, что и в пт выше.

  2. Беспричинное, на 1-ый взор, понижение веса. Такое сочетание симптомов может сопровождать определённые виды рака — в особенности заболевание Ходжкина.
  3. Слишком редкие позывы к мочеиспусканию — наименее четырёх раз в день. Эта композиция — вероятный признак развивающейся почечной недостаточности.

Впрочем, перечисленные ситуации всё же уникальность. Еще почаще зуд вызывается относительно безопасными вещами.


День-Победы
Ледовое побоище

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]



ЛЕДОВОЕ ПОБОИЩЕ Глава 1-ая 1918 год Всю ночь гремела канонада, Был Псков обложен с 3-х сторон, Красногвардейские отряды С трудом пробились на перрон.

И следом во мгновенье ока Со свистом ворвались сюда Германцами до самых окон Напичканные поезда. Без всякой видимой предпосылки Один состав взлетел к чертям. 100 три германских нижних чина, Три офицера были там. На рельсах стыли лужи крови, Остатки мяса и костей. Так неприветливо во Пскове Незваных встретили гостей! В домах прятались, свет гасили, Был город темен и колюч. У нас противнику не подносили На золоченом блюде ключ. Для устрашенья населенья Был собран на Сенной парад. Держа свирепое равненье, Бойцы шли за рядом ряд. Безмолвны и длинны, как рыбы, Поставленные на хвосты; Сам Леопольд Баварский прибыл Пораздавать Стальные кресты.

Германцы были в крепких касках, Пронумерованных снутри И сверху выкрашенных краской Концерна «Фарбен Индустри». А население молчало, Смотрел в молчанье каждый дом. Так на противников глядят поначалу, Чтобы взять за глотку их позже. Нашлась на целый город лишь Пятерка сукиных малышей. С подобострастьем, с чувством, с толком Встречавших «дорогих» гостей. 5 городских землевладельцев, Решив урвать для себя кусочек, Сочли за выгодное дельце Состряпать германцам адрес. Они покорнейше просили: Чтобы им именья возвратить, Должны германцы пол-России В ближний месяц отхватить. Один из них в особенном мненье Просил Сибири не запамятовать, Он в тех краях имел именье И не желал внакладе быть.

На старенькой, выцветшей открытке Запечатлелся тот момент: Дворянчик, сухонький и водянистый, Читает германцам документ. Его козлиная бородка (Но он сейчас бородку сбрил!), Его повадка и походка (Но он походку изменил!), Его роскошная визитка (Но он издавна визитку снял!) — Его б сейчас по той открытке И сам фотограф не вызнал. Но ежели он не сдох и бродит Поблизости границы по лесам, Таковых, как он, везде находят По волчьим выцветшим очам. Он их не скроет кепкой мятой, Он их не упрячет под очки, Как на открытке, воровато Глядят знакомые зрачки. А германец, с ним заснятый рядом, В гестапо где-нибудь посиживает И 20 лет все тем же взором На землю русскую глядит. Глава 2-ая 1240-1242 годы …

переветъ держаче съ Немци Пльсковичи и подъвели ихъ Говорило Иванковичь с инеми и самъ поча владети Пльсковымъ съ Немци, воюя села Новгородьская. Новгородская 1-ая летопись. Два дня, как Псков потерян нами, И видно на 100 верст окрест — Над башней орденское знамя: На белоснежном поле темный крест. В огромных посадничьих палатах, С кривой усмешкой на устах, Посиживает ливонец в темных латах С крестами в 10 местах. Посиживает надменно, как на пире, Поставив темный шлем в ногах И по-хозяйски растопыря Ступни в стальных башмаках. Ему просто далась победа, Был мор, и глад, и недород. На Новгород напали шведы, Татары были у ворот. Князёк нашелся захудалый, Из Пскова к германцам прибежав, Он город на словах дал им, За это стол и кров стяжав.

Когда Изборск был взят измором И самый Псков сожжен на третья часть, Нашлись изменники, которым Не отдало вече руки греть. Былого лишены почета, Они, чтобы власть для себя вернуть, Не то что германцам — даже черту Могли ворота раскрыть. Ливонец глядит вниз, на вече, На темный плавающий дым. Говорило — вор и переветчик — Уселся в креслах рядом с ним. Он был и в Риге, и в Вендене, Ему везде кредит открыт, Он, ластясь к германцу, о измене С ним по-немецки говорит. Он и друзья его просили И требуют вновь: собравши рать, Должны ливонцы пол-России В ближний месяц отобрать. Но рыжий германец глядит мимо, Туда, где свесившись с зубцов, Скрипят веревками под ними 5 посиневших мертвецов.

Вчера, под мокрый вой метели, В глухом проулке псковичи На 3-х ливонцев наскочили, Не дав им выхватить клинки. Но через час уже выручка Вдоль узеньких улочек псковских Прошла кровавою дорогой, Топча убитых и живых. Один кузнец, Онцыфор-Туча, Пробился к городской стенке И вниз рванулся прямо с кручи На рыцарском чужом жеребце. За ним гнались, но не догнали, С огнем по городку прошли, Кого копьем не доконали, Того веревкой извели. Они висят. Под ними берег, Над ними низкая луна, Германский комтур Герман Деринг Смотрит за ними из окна.

Он чрезвычайно рад, что милосердый, Любезный, рыцарский господь Посодействовал повесить дерзких смердов, Поднявших руку на господ. Они повешены надёжно, Он опечален лишь тем, Что целый город нереально Развесить вдоль дубовых стенок. Но он приложит все усилья, Недаром старый есть закон: Где рыцаря на пядь впустили, Там всю милю отхватит он. Недаром, гордо выгнув выи, Кривые закрутив усы, Псковские топчут мостовые Его христианнейшие псы.

Глава 3-я …а инии Пльсковичи вбежаша въ Новъ город съ супругами и съ детками. Новгородская 1-ая Летопись Уйдя от германцев сажен на 100, Онцыфор, спешась, прыгнул в лес, По грязищи, по остаткам наста С жеребцом в овраг глубочайший влез. Он мимо пропустил погоню, И жеребец не выдал — не заржал. Недаром в твердые ладошки Онцыфор храп его зажал. Быстрее в Новгород приехать! Без отдыха, хоть какой ценой! Пусть длинноватое лесное эхо Семь суток скачет за спиной! Еще до первого ночлега Увидел чей-то голубий труп И под завязшею тележкой Уже распухший конский круп.

Позже тележки шли все почаще, И люди гнали напролом Через колкие лесные чащи, Через голый волчий бурелом. Кидали дом и скарб и рвались Из Пскова в Новгород. Постоянно Противникам Рф доставались Одни пустые городка. На 3-ий день над перевозом Он увидал костры, мешки И сотки сбившихся повозок У сероватой вздувшейся реки. Все ожидали тут, в грязищи и стуже, Чтобы лед с верховий пронесло. Онцыфор снял с себя орудие, С жеребца тяжелое седло. На мокрый камень опустившись, Стянул сапог, позже иной И, обширно перекрестившись, Шагнул в волну босой ногой. От стужи челюсти стучали, С жеребцом доплыл до скользких скал.

С другого берега орали, Чтобы в Новгород скорей скакал. От холода себя не помня, Он толком слов не расслыхал, Но в символ того, что все исполнит, Промокшей шапкой помахал. Через дождик и град, не обсыхая, Онцыфор весь остаток дня Гнал в Новгород, не отдыхая, От пены белоснежного жеребца. Под вечер на глухом проселке Посреди затоптанной земли На конский след напали волки И с воем по следу отправь. Но жеребец не выдал, слава богу, Скакал через лес всю ночь, пока Не упал днем на дорогу, о землю грохнув седока. Владелец вызволил ногу, Дорогу чертову кляня, Для чего-то пальцами потрогал Стеклянный, мокрый глаз жеребца. Была германская коняга, А послужила отлично.

И запинающимся шагом Онцыфор в Новгород пошел. Да будь хоть перебиты ноги, В дождике, грязищи и темноте Он две, он три б таковых дороги Прополз молчком на животике. Был час обеденный. Суббота. Конец торговле наступал, Когда через Спасские ворота Онцыфор в Новгород попал.

Почему горят ладошки рук и ступни ног

Крича налево и направо, Что псам ливонским отдан Псков, Он брел, шатаясь, меж лавок, Навесов, кузниц и лотков. И, наспех руки вытирая, В подполья пряча сундуки, В лари продукты запирая, На лавки вешая замки, Вдоль всех рядов массой широкой, На вече двинулись купцы, Наименьшие люди, хлебопёки, Суконщики и кузнецы. Вслед за посадником степенным, Под мышки подхватив с земли, На возвышенье по ступеням Онцыфора поволокли. И, приподнявшись через силу, Окинув взором все кругом, Он заорал, стуча в перила Костлявым черным кулаком: «Был Псков — и нету больше Пскова, Пора кольчуги надевать, Не то и для вас придется скоро Сапог германский целовать!» Глава 4-ая На волость на Новгородскую въ то время найдоше Литва, Немци, Чюдь и поймаша по Луге жеребцы вси и скотъ, не на чемъ и оати по селамъ…

Летопись 1-ая Софийская …послаши Новгородцы Спиридона Владыку по Князя Александра Ярославлича Летопись Авраамки Ливонцы в глубь Руси прорвались, Дошли до Луги, Тесов пал. Под самый Новгород, бахвалясь, Ливонский мейстер подходил. Пергамент подмахнув готовый, Повесил круглую печать, Сам Папа их поход крестовый Благословил скорей начать. Вели войну в ливонском духе: Забрали все, что можно брать; Дети мрут от голодухи, По селам не на чем кричать. Неприятель у ворот, а князь в отъезде, Который месяц шел к концу, Как он со всей дружиной вкупе В Переяславль ушел к папе.

Почему горят ладошки рук и ступни ног

На то нашлась своя причина: Князь Александр был мил, пока Громила шведа и немчина Его томная рука. Но в Новгород придя с победой, Он хвост боярам прищемил И сходу стал не лучше шведа Для них — не прошен и не мил. Бояре верх на вече взяли, Заткнув меньшому люду рот, Дорогу князю проявили И проводили до ворот. Сейчас, когда с ливонской стаей Пришлось жестоко враждовать, Отправь на вече ссоры, споры: Обратно звать либо не звать. Бояр с Владыкою отправили, Но не считая этих матерых, Наименьшими избрали послами Похудородней пятерых. Чтобы князь верней пришел обратно, Чтобы он покладистее был, Отправили тех людишек ратных, С которыми он шведа бил. Он помнил их — они на вече Боярам всем наперекор За князя поднимали речи И с топорами лезли в спор.

Отправили их, а к ним в придачу, Чтобы вышли просьбы горячей, Отправили, выбрав наудачу, Двоих спасенных псковичей. Онцыфор ехал совместно с ними; К Переяславлю 10 дней Пришлось дорогами лесными Хлестать заморенных жеребцов. Уж 3-ий день, как все посольство Ответа ожидает, баклуши бьет И, проклиная хлебосольство, В гостях у князя ест и пьет. И, громыхая сапогами, Уж 3-ий день посольский дом Большими меряет шагами Архиепископ Спиридон. Возок сломался — не помеха, За пояс рясу подоткнув, Он третья часть пути верхом проехал, Ни разу не передохнув. Он был попом военной складки, Семь лет в ушкуйниках прогуливался И новгородские порядки До самой Вятки наводил.

Ему, вскормленному войною, И сегодня было б нипочем И заменить стихарь бронею И посох пастырский — клинком. Три дня вытерпел он униженья, Поклоны бил, дары носил, Три дня, как опять на княженье Он князя в Новгород просил; Князь не спешит с ответом — То водит за нос, то молчит… Епископ прогуливается до рассвета И о пол посохом стучит. …………………………………. С рассветом встав, Онцыфор рядом С иным приезжим псковичом Прошел разок Торговым рядом, Расспрашивая, что почем. Продукт пощупал по прилавкам, Послушал колокольный гуд, Произнес купцам переяславским, Что против Пскова город худ. Отправь назад. У поворота В одной из башен крепостных, Скрипя раздвинулись ворота, И князь проехал через них.

На скрип запора повернувшись, Увидев княжеский шелом, Два псковича, перемигнувшись, Ему стукнули челом. Он задержался, поневоле Их грудью конскою тесня, «Бояре вас прислали, что ли? Желают разжалобить меня?» Был жилист князь и тверд как камень, Но узок и ростом мал, Не верилось, что он руками Подковы конские разламывал.

Почему горят ладошки рук и ступни ног

Лицом в отцовскую породу, Он от всего раздельно нес Крутой грозный подбородок И крючковатый твердый нос. Посиживал, нахохлившись, высоко В большущем боевом седле, Как небольшой, но мощный сокол, Сложивший крылья на горе. Не отзываясь, смотря прямо В насечку княжеской брони, Онцыфор повторял упрямо: «От германцев нас оборони!» Князь усмехнулся и в один момент, Жеребца хлестнувши ремешком, Поворотил жеребца на Запад И погрозился кулаком. Позже спросил сурово, быстро: Как немцы вооружены, Кого назначили в магистры И прочно ль с Данией дружны. И по очам его колющимся, И по тому, как злился он, Онцыфор сообразил — германцам лучше, Не ждя его, убраться вон.

Онцыфор поднял к небу руку В ожогах, в шрамах, в желваках И заорал на всю округу, Что б слышал бог на облаках: «Пусть черт возьмет меня в геенну, Пусть разразит на месте гром, Когда я на псковскую стенку Не влезу 1-ый с топором! Коль не помру до той минутки, Авось, узреешь, князь, меня!» Князь повернул на месте круто И молча прочь погнал жеребца. Был князь злопамятен. Изгнанья Он новгородцам не простил, Весь город плачем и стенаньем Его б назад не возвратил. Обиды не были позабыты, Он мог бы прочь изгнать посла, Но, покрывая все обиды, К пришельцам ненависть росла.

Острей, чем все, издавна он слышал, Как в гости к нам они ползут, Неутомимее, чем мыши, Границу русскую грызут. Они влезают к нам под кровлю, Под каждым прячутся кустиком, Где не с клинками — там с торговлей, Где не с торговлей — там с крестом. Они ползут. И глуповат тот будет, Кто очень поздно вынет клинок, Кто из-за ссор собственных забудет Чуму ливонскую пресечь. Князь клялся раз и вновь клянется: Руси ливонцам не видать! Он даже в Новгород возвратится, Чтобы им под зад коленкой отдать. Глава 5-ая Онъ же скоро градъ Псковъ изгна и Немець изсече, а инехъ повяза и градъ освободи отъ безбожныхъ Немець…

Псковская 2-ая Летопись Князь первым делом взял Копорье, Германский городок сломал, Германских кнехтов в Приозерье Кого убил, кого изловил. Созвав войска, собрав обозы, Дождавшись суздальских полков, В зимнюю пору, в трескучие морозы Он обложил в один момент Псков. Зажат Великой и Псковёю, Дубовой обведен стенкой, Псков поднимался головою Над всей окрестной стороной. А над высочайшими стенками, Отрезав в город вход и заезд, Торчало орденское знамя — На белоснежном поле темный крест. Построясь клином журавлиным, Из-за окрестного леска К полудню в псковскую равнину Ворвались российские войска. Сам князь, накинув кожух свежий Поверх стальной чешуи, Скакал прямым методом ко Пскову, Опередив полки свои.

Шли псковичи и ладожане, Шли ижоряне, емь и весь, Шли хлопы, смерды, горожане — Тут Новгород собрался весь. На время отложив аршины, Шли житьи люди и купцы, Из них собрали по дружине Все новгородские Концы. Неслись, демонстрируя удаль, Дружины на жеребцах своих; Переяславль, Владимир, Суздаль Прислали на выручку их. Повеселевший перед боем, Седобородый старенькый волк, Архиепископ за собою Вел конный собственный владычный полк. В подушечках прыгая седельных, Вцепясь с отвычки в повода, Бояре ехали раздельно, За каждым челядь в два ряда.

Всех, даже самых старенькых, жирных, Издавна ушедших на покой, Сам князь из вотчин их широких Стальной выловил рукою. Из них хоть какой когда-то бился, Прогуливался за Новгород в поход, Да жеребец издох, поход забылся, И клинок заржавевал который год. Но князь их всех лишил покоя — Чем на печи околевать, Не лучше ль под стенкой псковскою Во чистом поле воевать? Уже издавна бояре стали Нелюбы князю. Их клинкам, Доспехам их из грузной стали, Их несговорчивым речам Предпочитал людишек ратных В обычный кольчуге с топором — Он испытал их многократно И поминал постоянно добром!

Во всю дорогу он, со злобы Со всеми вровень гоня, Не отдал погреть боярам кости, Ни снять броню, ни слезть с жеребца. …………………………………. Всходило солнце. Стало видно — Щиты германские горят. Ливонцы на стенках грустно По-басурмански молвят. Князь в боевом седле пригнулся, Жеребца застывшего рванул, К дружине с лёту повернулся И плеткой в воздухе махнул. На башнях зная каждый выступ, Зацепки, щелки и сучки, В молчанье первыми на приступ Псковские ринулись полки. Князь увидал, как бородатый Залезть на башню норовил Пскович, с которым он когда-то В Переяславле говорил.

Онцыфор полз все выше, выше, Рукой доставал карниз, С трудом вскарабкался на крышу И вражье знамя сдернул вниз. В клочки полотнище порвавши, Он отшвырнул их далековато И, на ладошки поплевавши, Из крыши выдернул древко. Был Псков отбит. У стенок повсюду Валялись мертвые тела. И кровь со стуком, как в посуду, По бревнам на землю текла, А на стенке, взывая к мести, Все так же свесившись с зубцов, Качались в ряд на древнем месте 5 полусгнивших мертвецов. Они в бою с незваным гостем Тут положили собственный животик, И снег и дождик сечет их кости, И гложет червяк, и ворон рвет. Схороним их в земных потемках И клятву нескончаемую дадим — Ливонским псам и их потомкам Ни пяди мы не отдадим!

Был Псков опустошен пожаром, В дома завален снегом вход — Христовы рыцари недаром Здесь похозяйничали год. Князь Александр расположился В той горнице, где комтур жил. Как видно, комтур здесь обжился — Валялась плеть из бычьих жил, В печи поленья дотлевали, Позабытый пес дремал в тепле И недопитые стояли Два фряжских кубка на столе. Сам комтур как будто канул в воду, Метель закрыла все пути. В такую чертову погоду Ему далёко не уйти. Под топорами боевыми Все другие полегли.

Всего троих сгребли живыми И к Александру привели. Они вели себя надменно, Полностью убеждены, что князь Их всех отпустит обязательно, На выкуп орденский польстясь. Один из них, отставив ногу, Губками гордо пожевал, Спросил по-русски князя: много ль Тот взять за них бы пожелал? Князь непритворно удивился: Ливонцев сызмальства любя, Он сам скорей бы удавился, Чем отпустил их от себя. А чтобы им жить, на Псков любуясь, Чтобы сверху город был видней, Пусть башню выберут всякую, И он повесит их на ней. Наутро, чуток еще светало, Князь отдал приказ трубить в рога: Дружинам русским не пристало, На печке сидя, ожидать неприятеля. Скорей! Не дав ему очнуться, Не давши раны зализать, Через границу достать, В берлоге зверька наказать.

Был воздух полон храпом конским, Стальным звяканьем удил. На Запад, к рубежам ливонским, Князь ополчение водил. И, проходя под псковской башней, Войска видали в вышине, Как три властителя вчерашних Висели молча на стенке. Они глядели вниз на ели, На сотки верст чужой земли, На все, чем овладеть желали, Но, к их досаде, не смогли. …………………………………. Жеребцам в бока вгоняя шпоры, Скакали прочь под гром подков Ливонец и князёк, который Им на словах запродал Псков. Два друга в Ригу за выручкой Торопились по глухим лесам И темно грызлись всю дорогу, Как подобает грызться псам. Сжимая в ярости поводья, Князька ливонец укорял: «Где Псков?

Где псковские угодья, Что на словах ты покорял? Для чего ты клялся нам зря, Что плохи российские войска?..» И кулаком, от стужи красноватым, Он тряс под носом у князька. Глава Шестая …и бысть сеча ту велика Немцевъ и Чюди… Новгородская 1-ая Летопись На голубом и влажном Чудском потрескавшемся льду В 6 тысяч семьсот пятидесятом От Сотворения году, В субботу, 5-ого апреля, Сырой рассветной иногда Передовые разглядели Идущих германцев черный строй. На шапках перья птиц радостных, На шлемах конские хвосты.

Над ними на древках томных Качались темные кресты. Оруженосцы сзаду гордо Везли фамильные щиты, На них гербов медвежьи морды, Оружье, башни и цветочки. Все было дьявольски прекрасно, Как как будто эти господа, Уже сломивши нашу силу, Гулять направились сюда. Ну что ж, сведем полки с полками, Достаточно с нас посольств, измен, Ошую нас Вороний Камень И одесную нас Узмень. Под нами лед, над нами небо, За нами наши городка, Ни леса, ни земли, ни хлеба Не взять для вас больше никогда. Всю ночь, треща смолой, горели За нами красноватые костры.

Мы перед боем руки грели, Чтобы не скользили топоры. Углом вперед, от всех особо, Одеты в шубы, в армяки, Стояли черные от злости Псковские пешие полки. Их немцы доняли железом, Угнали их малышей и жен, Их двор пограблен, скот порезан, Посев потоптан, дом сожжен. Их князь поставил в середину, Чтобы 1-ый приняли напор,- Надежен в черную годину Мужицкий кованый топор! Князь перед русскими полками Жеребца с разлета развернул, Закованными в сталь руками Под облака сурово ткнул. «Пусть с германцами нас бог рассудит Без проволочек здесь, на льду, При нас клинки, и, будь что будет, Поможем божьему суду!» Князь поскакал к прибрежным горам, На них вскарабкавшись с трудом, Высочайший выступ нашел он, Откуда видно все кругом.

И обернулся. Кое-где сзаду, Посреди деревьев и камешков, Его полки стоят в засаде, Держа на привязи жеребцов. А впереди, по гулким льдинам Гремя тяжеленной чешуей, Ливонцы едут суровым клином — Свиной стальной головой. Был 1-ый натиск германцев страшен. В пехоту русскую углом, 2-мя рядами конных башен Они врубились напролом. Как в бурю гневные барашки, Посреди германских шишаков Мелькали белоснежные рубахи, Бараньи шапки мужиков. В рубашках стираных нательных, Тулупы на землю швырнув, Они кидались в бой смертельный, Обширно ворот раскрыв.

Так легче бить неприятеля с размаху, А если нужно умирать, Так лучше чистую рубашку Своею кровью замарать. Они с открытыми очами На германцев голой грудью шли, До кости пальцы разрезая, Склоняли копья до земли. И там, где копья пригибались, Они в отчаянной резне Через строй германский прорубались Плечом к плечу, спиной к спине. Онцыфор в глубь рядов пробился, С помятой шейкой и ребром, Вертясь и прыгая, рубился Огромным томным топором. Семь раз топор его поднялся, Семь раз коробилась броня, Семь раз ливонец наклонялся И с лязгом рушился с жеребца. С восьмым, крайним по зароку, Онцыфрор стал лицом к лицу, Когда его девятый сбоку Клинком стукнул по крестцу.

Онцыфор молча обернулся, С трудом собрал остаток сил, На немца рыжего рванулся И топором его скосил. Они упали наземь рядом И долго дрались в толкотне. Онцыфор помутневшим взором Увидел щель в его броне. С ладошки кожу обдирая, Пролез он всею пятерней Туда, где шлем германский краем Неплотно сцеплен был с броней. И при крайнем издыханье, Он в пальцах, твердых и худых, Смертельно стиснул на прощанье Мясистый рыцарский кадык. Уже смешались люди, жеребцы, Клинки, секиры, топоры, А князь по-прежнему расслабленно Смотрит за битвою с горы. Лицо промерзло, как нарочно, Он шлем к уздечке пристегнул И шапку с волчьей оторочкой На лоб и уши натянул.

Его дружинники скучали, Топтались жеребцы, тлел костер. Бояре старенькые ворчали: «Иль клинок у князя не остёр? Не так дрались отцы и деды За собственный удел, за город собственный, Кидались в бой, ища победы, Рискуя княжьей головой!» Князь молча слушал дискуссии, Насупясь на жеребце сидел; Сейчас он выручал не город, Не вотчину, не собственный удел. Сейчас силой всенародной Он путь ливонцам закрывал, И тот, кто рисковал сейчас, — Тот всею Русью рисковал. Пускай бояре брешут дружно — Он лицезрел все, он твердо знал, Когда полкам засадным необходимо Подать условленный сигнал. И, лишь выждав, чтобы ливонцы, Перемешав ряды, втянулись в бой, Он, полыхнув клинком на солнце, Повел дружину за собой.

Подняв клинки из российской стали, Нагнув копейные древки, Из леса с кликом вылетали Новогородские полки. По льду летели с лязгом, с громом, К лохматым гривам наклоняясь; И первым на жеребце большом В германский строй врубился князь. И, отступая перед князем, Бросая копья и щиты, С жеребцов валились немцы наземь, Воздев стальные персты. Гнедые жеребцы горячились, Из-под копыт вздымался останки, Тела по снегу волочились, Завязнув в узеньких стременах. Стоял грозный беспорядок Железа, крови и воды. На месте рыцарских отрядов Легли кровавые следы. Одни лежали, захлебнувшись В кровавой ледяной воде, Остальные мчались прочь, пригнувшись, Трусливо шпоря лошадок. Под ними лошадки тонули, Под ними дыбом лед вставал, Их стремена на дно тянули, Им панцирь выплыть не давал.

Брело под взорами косыми Много пойманных господ, В первый раз пятками босыми Прилежно шлепая о лед. И князь, чуть остыв от свалки, Из-под руки уже смотрел, Как беглецов остаток ничтожный К ливонским землям уходил. Глава Седьмая 1918 год Не затихала канонада. Был город полуокружен, Красноармейские отряды В него ломились с 3-х сторон. Германцы, бросив оборону, Покрытые промозглой тьмой, Поспешно метили вагоны: «Нах Дейчлянд» — стало быть, домой! Скорей! Не солоно хлебнувши, В грязищи, в пыли, к вокзалу шли Из той земли, где год прошлый Они бесплодно провели.

А вообщем, уж не настолько бесплодно — Все, что успели и смогли, Они из Пскова благородно В собственный фатерлянд перевезли. Тянули скопом, без разбора, Листы железа с крыш псковских, Набор физических устройств Из 2-ух гимназий городских. Со склада — лесоматерьялы, Из элеватора — зерно, Из госпиталя — одеяла, С завода — хлебное вино. Закончив все труды дневные, Под вечер выходил отряд И ручки медные дверные Снимал со всех дверей попорядку. На данный момент — уже при отступленье — Герр лейтенант с огромным трудом Сумел удержаться от стремленья Еще обшарить каждый дом. Он с горечью, как кот на сало, Смотрел на дверь, где, как назло, Щеколда медная сияла, Начищенная, как стекло.

Они уж больше не грозились Взять Петроград. Напротив, С большой поспешностью грузились И отбывали от ворот. Гудки крайних эшелонов, Ряды погашенных окон, И на крайнем из вагонов Крайний путевой огонь. Что ж, хороший путь! Пускай скажут, Как красоты чужой земли Настолько понравились им, что даже Другие спать в нее легли! На кладбище псковском осталась Крупная сероватая гора, Она обширно распласталась Под сенью прусского сокола. И по ранжиру, с чувством меры, Вокруг нее погребены Раздельно унтер-офицеры, Раздельно нижние чины.

Мне жалко боец. Они служили, Дрались, не зная, за кого, Без славы головы сложили Вдалеке от Рейна собственного. Мне жалко боец. Но раз ты прибыл Чужой порядок насаждать — Ты стал противником. И кто бы ни был — Пощады ты не вправе ожидать. Заключение 1937 год На данный момент, когда за школьной партой «Майн Кампф» зубрят ученики И наци пальцами по картам Россию делят на кусочки, Мы им напомним по порядку — Поначалу суровый день, когда Семь верст ливонцы без оглядки Бежали прочь с Чудского льда. Позже напомним день паденья Крайних орденских знамен, Когда, отдавший все владенья, Был Русью Орден упразднен.

Напомним памятную дату, Когда Берлин дрожмя дрожал, Когда от российского бойца Великий Фридрих вспять бежал. Напомним им по старенькым картам Места, где погибель свою отыскали Пруссаки, совместно с Бонапартом Искавшие чужой земли. Напомним, чтобы не забывали, Как на ноябрьском холоду Мы прочь штыками выбивали Их в восемнадцатом году. За годом год перелистаем. Не раз, не два за семь веков, Оружьем новым блистая, К нам шли ряды чужих полков. Но, прошедший опыт повторяя, Они бежали с российских нив, Оружье на пути теряя И мертвецов не схоронив.

В собственных музеях мы скопили За много битв, за семь веков Ряды покрытых старенькой пылью Чужих штандартов и значков. Как мы уже тогда их били, Пусть вспомнят эти господа, А мы на данный момент сильней, чем были. И будет грозен час, когда, Не запамятывая, не прощая, Одним движением вперед, Свою Отчизну защищая, Пойдет разгневанный люд. Когда-нибудь, сойдясь с друзьями, Мы вспомним через много лет, Что в землю врезан был краями Ожесточенный гусеничный след, Что мял хлеба сапог бойца, Что нам навстречу шла война, Что к Западу от нас когда-то Была фашистская страна. Настанет день, когда свободу Завоевавшему в бою, Фашизм стряхнувшему народу Мы руку подадим свою.

В тот день под веселые клики Мы будем славить всей государством Освобожденный и великий Люд Германии родной. Мы верим в это, так и будет, Не нынче-завтра грянет бой, Не нынче-завтра нас разбудит Горнист военною трубой. «И ежели гром великий грянет Над стаей псов и палачей, Для нас все так же солнце станет Сиять огнем собственных лучей».

Почему горят ладошки рук и ступни ног



По всем вопросикам, связанным с юзанием представленных на ArtOfWar в, обращайтесь впрямую к создателям произведений либо к редактору веб-сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018

Наталья Эдель, врач-терапевт, доктор Майер-терапевт, основной доктор австрийского центра здоровья Verba Mayr, действительный член World Society ofInterdisciplinary Anti-aging Medicine (WOSIAM), партнер Государственной академии активного долголетия:

«Это чувство возникает при воспалении слизистой оболочки глаз.

Предпосылки — переутомление, долгая работа за монитором либо зараза. Заразу просто вычислить, так как не считая противных чувств возникнут выделения и покраснение глаз. Исцеление проводится местными антибиотиками либо антивирусными продуктами. Народный метод — помыть глаза крепким настоем чая — тоже имеет право на жизнь при отсутствии под рукою лекарств.

Если вы чувствуете, что «песок в глазах» связан с работой за компом, купите один из безрецептурных препаратов, смягчающих раздраженную слизистую глаз (так именуемая искусственная слеза), а также настройте яркость и контрастность монитора под себя.

Для сохранения зрения не рекомендуется устанавливать очень высшую яркость.

Если вы носите линзы, удостоверьтесь, что марка, которой вы пользуетесь, не вызывает у вас аллергию. И смотрите за сроком подмены раствора и самих линз».


Почему почесываются ладони

Исследователи выделяют 5 распространённых причин.

Аллергическая реакция

Аллергию мог вызвать предмет либо растение, к которому вы прикоснулись. Либо, к примеру, лосьон для рук, содержащий в составе вещество‑раздражитель, на которое отреагировала ваша кожа. Иной вариант: реакцию вызвало употребление какого‑то продукта либо лекарства.

Важный нюанс: аллергический зуд совсем не постоянно начинается сходу.

Время от времени меж действием раздражителя и пониманием «ой, что‑то у меня ладошки чешутся» проходит несколько часов.

Атопический дерматит

Он же — экзема. Кстати, достаточно распространённое состояние: в США от атопического дерматита, затрагивающего руки, мучаются около 10% людей.

Это незаразное болезнь может вызвать покраснение, возникновение цветных (розовых, серых, коричневатых) пятен, пузырьков и зуда на ладонях.

Чаще всего экземой мучаются люди, чьи руки часто подвергаются действию воды и брутальных хим веществ:

  1. механики;
  2. парикмахеры;
  3. сотрудники сферы публичного питания;
  4. уборщики;
  5. работники мед лабораторий и больниц.

Экзема может то исчезать на несколько месяцев, то вновь обостряться, иногда без видимых на то причин.

Гипергликемия либо диабет

Повышенный уровень сахара в крови также может давать о для себя знать зудящими ладонями.

Сухость и раздражение кожи

Особенно нередко это проявляется в зимний сезон, когда влажность в помещениях падает. Кожа стремительно теряет воду, и узкий эпидермис на ладонях мучается до этого всего. Так возникают раздражение, шелушение и зуд.

Также сухость кожи возникает по другим причинам — к примеру, из‑за пониженной активности щитовидной железы (гипотиреоза).

А может, вы просто пользовались неподходящим мылом либо стиральным порошком? Либо очень кропотливо тёрли ладошки во время мытья рук?

Узкая плёнка кожного жира на поверхности эпидермиса могла быть разрушена, а это вызвало раздражение и зуд.

Повреждения нервов

Повредить нервные волокна в ладонях может тот же диабет. Либо популярное посреди тех, кто много времени проводит за компом с мышкой в руках, болезнь под заглавием туннельный синдром (он же — синдром запястного канала).

Такие нарушения нередко вызывают чувство дискомфорта, онемения в кистях и сразу зуд в ладонях.


Как облегчить зуд в ладонях дома

Пока вы не добрались к доктору, можно испытать понизить противные чувства самостоятельно.

Не допускайте обезвоживания

Старайтесь пить не наименее 2,5 л воды в день.

Напоминаем: чай, соки, водянистые супы, сочные фрукты также считаются.

Смотрите за влажностью воздуха в помещении

Оптимальный уровень влажности — 40–60%.

Часто увлажняйте руки

В этом посодействуют увлажняющие кремы и лосьоны. Естественно, те, на ингредиенты которых у вас нет аллергии. Ежели сомневаетесь, попросите терапевта либо дерматолога посодействовать для вас подобрать гипоаллергенное средство.

Делайте прохладные компрессы

Например, на 5–10 минут прикладывайте к ладоням марлевые салфетки, смоченные в холодной воде. Либо подержитесь за обёрнутый в узкую ткань пакет с замороженными овощами.

Защищайте руки от действия хим веществ

Мойте посуду, проводите мокроватую уборку, красьте волосы лишь в резиновых перчатках.


ВИДЕО ПО ТЕМЕ:

Author image

Майя Меньшикова

Являюсь членом Союза педиатров России, РААКИ, EAACI. Принимаю участие в научно-практических конференциях. VK profile: https://vk.com/menshikovamk
  • Россия