Как выглядит аллергия на лекарства

В большинстве случаев (75–95% случаев) аллергический ринит смешивается с аллергическим конъюнктивитом (АК). Конъюнктива — это прозрачная оболочка, которая покрывает заднюю поверхность век и внешную часть глазного яблока. При АК она воспаляется в итоге попадания на нее аллергента. К соответствующим симптомам заболевания относятся слезотечение, зуд и покраснение глаз.

Виды АК

По течению АК разделяется на острый и приобретенный. Острый АК возникает из-за внезапного контакта пациента с аллергентом и характеризуется покраснением, мощным отеком слизистой оболочки, жжением в очах и слезотечением.

Приобретенный АК представляет собой неизменный воспалительный процесс конъюнктивы, характеризующийся ее покраснением и легким отеком. Симптомы усиливаются во время обострений болезни.

По форме заболевания выделяются (перечислены лишь формы, связанные с аллергической реакцией первого типа):

  1. круглогодичный приобретенный АК — воспаление конъюнктивы является неизменным, не соединено с сезонностью, но имеет периоды обострения;
  2. весенний кератоконъюнктивит — поражается не лишь конъюнктива, но и роговица глаз, традиционно встречается у детей;
  3. сезонный (поллинозный) АК — связан с реакцией конъюнктивы на контакт с пыльцой растений;
  4. лекарственный конъюнктивит — возникает почаще всего при контакте конъюнктивы с фармацевтическим средством, содержащим аллергент (например, консервант в глазных каплях), проходит остро.

Так как АК часто совмещен с аллергическим ринитом, то его можно по аналогии поделить на сезонный и круглогодичный.

В таблице представлены различия этих форм АК. Помните, аллергия может приводить к осложнениям, потому при первых же признаках заболевания стоит обратиться к специалисту.

Лечение

При аллергии традиционно наблюдается доминирование назальных симптомов над глазными. Наиболее того, исцеление аллергического ринита может оказывать влияние на тяжесть АК. Ежели симптомы конъюнктивита беспокоят человека, то могут назначаться и специальные фармацевтические средства против АК.

Как и в ситуации с аллергическим ринитом, важную роль в борьбе с АК играет ограничение контакта (элиминация) с причинным аллергеном.

Если у вас аллергия на пыльцу растений, во время цветения необходимо следовать правилам: проводить больше времени в помещении; открывать окна в квартире лишь ночью; носить маску и защитные очки; закрывать окна в машине и употреблять защитный фильтр кондиционера; исключить из рациона продукты, владеющие качествами перекрестной аллергии; не употреблять растительные фармацевтические препараты и косметические средства; промывать полость носа изотоническим раствором; попытаться уехать на время цветения в другую климатическую зону (взять отпуск, например).

При аллергии на пыль необходимо попытаться уменьшить интенсивность размножения клещей домашней пыли: заменить пуховые, перьевые подушечки и матрасы, а также шерстяные одеяла на синтетические; постельные принадлежности и шторы временами проветривать на улице при ярчайшем солнце; убрать из комнаты, где нездоровой спит, ковры, мягенькие игрушки, книжные шкафы и шкафы для одежды; делать мокроватую уборку 2 раза в неделю; поддерживать влажность в помещении >50%.

Страдающим от аллергии на споры грибов необходимо придерживаться последующих советов: повсевременно убирать помещения, в которых есть условия для роста плесени (ванная комната, кухня); опосля использования ванной вытирать все поверхности насухо; сушить одежду вне жилой комнаты; избегать плохо проветриваемых сырых помещений; не принимать роль в садовых работах в осеннюю пору и весной; исключить из рациона продукты, которые подверглись ферментации.

При легкой форме АК фармацевтическая терапия включает прием:

При среднетяжелой и тяжеленной формах заболевания в дополнение к основному исцелению могут быть назначены: 

В таблице представлены фармацевтические средства, использующиеся при лечении АК.

Информация носит ознакомительный характер.

информации
www.raaci.ru
www.pharm-spb.ru

Вводная часть

Аллергия— это завышенная чувствительность организма к какому-либо веществу. Сиим веществом может быть какой-либо хим ингредиент, продукт, шерсть, пыль, пыльца либо микроб.

Сегодня точно установлено, что аллергентами могут быть вещества, образующиеся снутри организма. Их именуют эндоаллергены, либо аутоаллергены. Они бывают естественные – белки неизмененных тканей, изолированных от системы, отвечающей за иммунитет. И обретенные – белки, приобретающие чужеродные характеристики от термических, лучевых, хим, бактериальных, вирусных и остальных причин.

К примеру, аллергическая реакция развивается при гломерулонефрите, ревматизме, артрите, гипотиреозе.

Аллергии можно по праву присвоить 2-ое заглавие «Болезнь века», так как в настоящее время, данной заболеванием, а поточнее её разновидностью мучается наиболее 85% всего населения нашей планетки. Аллергия – это неадекватная реакция организма человека на соприкосновение либо попадания в него аллергента. Почаще всего аллергию не вылечивают, всё так называемое исцеление сводится к выяснению конкретного аллергента, и полному его изолированию, в этом деле важнее профилактика, чем само исцеление.

В первую очередь, чтобы профилактические деяния были успешными, нужно сделать правильные выводы о самой обстоятельств заболевания. Чтоб впору распознать аллергическую реакцию организма, нужно знать её аллергическую симптоматику, чтобы впору и верно можно было оказать мед помощь аллергику.

Аллергия является персональной заболеванием. У одних аллергия на пыльцу, у остальных на пыль, у третьих аллергия на кошек. Аллергия лежит в базе таковых болезней, как к примеру, бронхиальной астмы, крапивницы, дерматита.

Развитие неких инфекционных болезней может сопровождаться аллергией. В этом случае аллергию именуют инфекционной аллергией. К тому же одни и те же аллергенты могут вызывать разные симптомы аллергий у различных людей и в различное время.

В крайние десятилетия отмечен выраженный рост заболеваемости аллергией. Есть разные теории, объясняющие этот феномен: Теория влияния гигиены — эта теория утверждает, что соблюдение норм гигиены лишает организма контакта со почти всеми антигенами, что вызывает слабенькое развитие иммунной системы (в индивидуальности у детей).

Увеличивающееся потребление товаров хим индустрии — почти все хим продукты могут выступать как в роли аллергентов, так и создавать предпосылки для развития аллергических реакции средством нарушения функции нервной и эндокринной системы.

Факторы риска

До сих пор не ясно, почему одни и те же причины техногенной среды на одних людей оказывают такое действие, а на остальных — нет. Никакой связи заболевания аллергией с общим состоянием здоровья также не было выявлено. Но существует мировоззрение, что аллергия может являться предпосылкой мощной зашлакованности организма, в связи с чем, почти все прибегают кочищению организма.

Предпосылкой аллергии также может являться наличие в организмепаразитов. На нынешний день не представляет никаких колебаний тот факт, что в неких вариантах почти все аллергические заболевания у деток провоцируются переменами микрофлоры кишечного тракта, то естьдисбактериозом. Понятно, что при дисбактериозе целостность пищеварительного тканевого барьера нарушается, вследствие чего же в кровь поступают не переваренные аллергенты (например, фрагменты белков). Дисбактериоз у деток, таковым образом, может быть предпосылкой атопическогодерматита, пищевой аллергии, экземы.
Некоторые виды аллергии приводят к развитию серьёзных болезней. К примеру, в неких вариантах бронхиальная астма, вызывающая затруднение дыхания, имеет аллергическую природу.

Это распространённая заболевание, нередко встречающаяся у деток. Аллергия является нередкой предпосылкой кожных болезней, именуемых экземами.
Сенная лихорадка – это тоже проявление аллергии. Во время приступа люди чихают, у них текут слёзы, и наблюдаетсянасморк, как при простуде. Традиционно эти признаки возникают в летнюю пору и в весеннюю пору (в это время происходит общее цветение разных растений).

Профилактика аллергии

Профилактика аллергии базирована на предотвращении контакта с аллергентом. Чтоб не допустить возникновение аллергии рекомендуется избегать контакта с аллергентом либо свести контакты с ним к минимуму.

Непременно, контролировать симптомы аллергии трудно и чрезвычайно обременительно, потому далековато не все с сиим управляются. Ведь понятно, что ежели человек мучается, к примеру аллергией на пыльцу растений, то ему нельзя в сезон цветения выходить на улицу, в особенности это касается середины дня, когда температура воздуха добивается наибольших значений. А людям с пищевой аллергией приходится отдавать предпочтение не совершенно родным продуктам, следуя советам аллергологов-диетологов.

Нелегко приходится тем, у кого аллергия на какие-либо лекарственные препараты, трудно выбрать безопасное лечущее средство при лечении каких-то остальных болезней.

Наилучшей профилактикой для большинства аллергиков является соблюдение диеты и правил гигиены. Необходимыми профилактическими мерами против аллергии является чистота помещений, избавление от шерстяных и пуховых одеял, перьевых подушек, их можно поменять на изделия из синтетических тканей.

Желательно исключить контакты с животными, устранить плесень в домах. Юзание особых инсектицидных средств, дозволит устранить клещей, обитающих в мягенькой мебели. При аллергии на косметические препараты перед их выбором целенаправлено проводить тестовые мероприятия и ежели они не подступают отрешиться от их использования.

Лекарства срок годности, которых исчерпан, нужно выбросить.

Профилактика аллергии включает методы предотвращения первичных проявлений и предупреждение рецидивов, ежели понятно, какой аллергент вызывает заболевание. Забота о здоровье – главная задачка каждого человека, ежели Вы подвержены таковой заболевания рекомендуется тщательнее соблюдать все условия, исключающие её развитие.

По мhttp://www.ayzdorov.ru/

Продукция Bio-Life это эксклюзивная новость, которая обязана порадовать всех тех, кто мучается аллергией на пылевых клещей, домашних животных, пыльцу и плесень!

Лучше устранить предпосылки, а не симптомы аллергии! Предлагаем получить бесплатные пробники (доставка тоже бесплатная)!

BertasNams рекомендует испытать продукцию Bio-life

Это ответная реакция организма на действие холода. Холодовая аллергия возникает:

  1. Пациентам с холодовой аллергией очень ограничить пребывание на улице в прохладную ветреную погоду.

  2. За 30-40 минут до выхода на улицу в прохладную ветреную погоду принять антигистаминный продукт 2-ого поколения.
  3. Перед выходом на улицу в прохладную погоду смазать кожу открытых участков тела жирным кремом, повсевременно воспользоваться гипоаллергенной гигиенической помадой.
  4. Ношение одежды из натуральных тканей, которая отлично удерживает тепло (куртки с мехом, теплые шерстяные вещи, шарф, варежки либо высочайшие перчатки, теплая обувь).

  5. при употреблении чрезвычайно прохладных напитков и прохладной еды.
  6. Обнаружение и санация очагов приобретенной инфекции (синуситы, приобретенный декомпенсированнй тонзиллит, осложненных кариес, приобретенный пиелонефрит).
  7. при контакте с прохладной водой либо прохладными предметами – в быту при мытье посуды, уборке, купании в открытом водоеме;
  8. при резкой смене нахождения человека в среде с обычной температурой воздуха в среду с низкой температурой — в зимнее время, в особенности в сырую ветреную погоду;
  9. В случае развития симптомов анафилаксии (артериальная гипотония, обильные высыпания, отек Квинке, брохоспазм) — перевозка в клинику в аллергологическое либо терапевтическое отделение.

Состояние расценивается как псевдоаллергическое, так как сенсибилизацию (повышенную чувствительность) вызывают физические причины (холод, сырость, мороз).

Холодовая крапивница проявляется практически через несколько минут опосля действия пониженной температуры в виде пятнистых либо волдырных высыпаний на коже открытых участков тела (лицо, руки), а при общем переохлаждении могут развиться наиболее томные проявления — отек Квинке, понижение артериального давления, возникновение сыпи и на участках тела, закрытых одеждой (чаще всего на бедрах), симптомы ринита и конъюнктивита, затруднение дыхания. В тепле симптомы равномерно регрессируют. Провоцирующие причины развития холодовой аллергии — наличие аллергических реакций на остальные аллергенты (пищевая, бытовая, пыльцевая аллергия), заболевания щитовидной железы, диффузные заболевания соединительной ткани (системная красноватая волчанка), заболевания печени, онкологические заболевания, ряд инфекционных болезней (ангина, сифилис, микоплазменная пневмония), гельминтозы, долгая бактерицидная терапия, рецидивирующие заболевания кожи (нейродермит, приобретенная экзема, псориаз).

Диагностика холодовой аллергии проводится врачом-аллергологом на основании холодового теста — кусок льда помещается на кожу предплечья на 3-4 минутки (аналогичная проба с прохладной водой — кисти помещаются под струю прохладной воды). При положительном тесте приблизительно через 5 минут в месте контакта со льдом возникает волдырная сыпь (часто сливной волдырь на всем протяжении контакта со льдом).
Профилактика и исцеление холодовой крапивницы

  • Eun L.Y., Go J.W., Kang W.H., Kim S.H., Cho H.K. Erythema multiforme associated with Kawasaki Disease in a Korean child. Eur J Dermatol 2010; 20(4): 524–525, http://dx.doi.org/10.1684/ejd.2010.0972.
  • Fontaine C., Mayorga C., Bousquet P.J., Arnoux B., Torres M.J., Blanca M., Demoly P.

    Relevance of the determination of serum-specific IgE antibodies in the diagnosis of immediate beta-lactam allergy. Allergy 2007; 62(1): 47–52, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2006.01268.x.

  • Leach M.W., Rottman J.B., Hock M.B., Finco D., Rojko J.L., Beyer J.C. Immunogenicity/hypersensitivity of biologics. Toxicol Pathol 2014; 42(1): 293–300, http://dx.doi.org/10.1177/0192623313510987.
  • Общее в крови антител IgE. Цель такового исследования – определение общего количества антител в крови. Принципиально отметить, что приобретенные данные далековато не постоянно могут оказать существенную помощь в лечении, ведь существует целый ряд обстоятельств, при которых в крови антител может быть высочайшим и в отсутствии аллергической реакции.
  • Park B.K., Naisbitt D.J., Demoly P.

    Drug hypersensitivity. In: Allergy. New York: Elsevier BV; 2012; p. 321–330, http://dx.doi.org/10.1016/b978-0-7234-3658-4.00020-2.

  • Cacoub P., Musette P., Descamps V., Meyer O., Speirs C., Finzi L., Roujeau J.C. The DRESS syndrome: a literature review. Am J Med 2011; 124(7): 588–597, http://dx.doi.org/10.1016/j.amjmed.2011.01.017.
  • Kowalski M.L., Woessner K., Sanak M. Approaches to the diagnosis and management of patients with a history of nonsteroidal anti-inflammatory drug-related urticaria and angioedema.

    J Allergy Clin Immunol 2015; 136(2): 245–251, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2015.06.021.

  • Gell P.G.H., Coombs R.R.A. The classification of allergic reactions underlying disease. In: Clinical aspects of immunology. Coombs R.R.A., Gell P.G.H. (editors). London, UK: Blackwell Sci; 1963; p. 317–337.
  • Camous X., Calbo S., Picard D., Musette P. Drug reaction with eosinophilia and systemic symptoms: an update on pathogenesis. Curr Opin Immunol 2012; 24(6): 730–735, http://dx.doi.org/10.1016/j.coi.2012.07.010.
  • Спазмы в области гортани, чувство закрытия путей дыхания;
  • Ayuso P., Blanca-López N., Doña I., Torres M.J., Guéant-Rodríguez R.M., Canto G., Sanak M., Mayorga C., Guéant J.L., Blanca M., Cornejo-García J.A.

    Advanced phenotyping in hypersensitivity drug reactions to NSAIDs. Clin Exp Allergy 2013; 43(10): 1097–1109, http://dx.doi.org/10.1111/cea.12140.

  • Зуда в носу
  • Перед выходом на улицу в прохладную погоду смазать кожу открытых участков тела жирным кремом, повсевременно воспользоваться гипоаллергенной гигиенической помадой.
  • Aberer W., Bircher A., Romano A., Blanca M., Campi P., Fernandez J., Brockow K., Pichler W.J., Demoly P.; European Network for Drug Allergy (ENDA); EAACI interest group on drug hypersensitivity. Drug provocation testing in the diagnosis of drug hypersensitivity reactions: general considerations.

    Allergy 2003; 58(9): 854–863, http://dx.doi.org/10.1034/j.1398-9995.2003.00279.x.

  • Stone S.F., Phillips E.J., Wiese M.D., Heddle R.J., Brown S.G. Immediate-type hypersensitivity drug reactions. Br J Clin Pharmacol 2014; 78(1): 1–13, http://dx.doi.org/10.1111/bcp.12297.
  • Chovel-Sella A., Ben Tov A., Lahav E., Mor O., Rudich H., Paret G., Reif S. Incidence of rash after amoxicillin treatment in children with infectious mononucleosis. Pediatrics 2013; 131(5): e1424–e1427, http://dx.doi.org/10.1542/peds.2012-1575.
  • Macy E., Ho N.J.

    Multiple drug intolerance syndrome: prevalence, clinical characteristics, and management. Ann Allergy Asthma Immunol 2012; 108(2): 88–93, http://dx.doi.org/10.1016/j.anai.2011.11.006.

  • Bircher A.J., Scherer Hofmeier K. Drug hypersensitivity reactions: Inconsistency in the use of the classification of immediate and nonimmediate reactions. J Allergy Clin Immunol 2012; 129(1): 263–264, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2011.08.042.
  • Укусы насекомых/членистоногих
  • Bircher A.J., Scherer K.

    Delayed cutaneous manifestations of drug hypersensitivity. Med Clin North Am 2010; 94(4): 711–725, http://dx.doi.org/10.1016/j.mcna.2010.04.001.

  • Abe R., Yoshioka N., Murata J., Fujita Y., Shimizu H. Granulysin as a marker for early diagnosis of the Stevens-Johnson syndrome. Ann Intern Med 2009; 151(7): 514–515, http://dx.doi.org/10.7326/0003-4819-151-7-200910060-00016.
  • Некоторые фармацевтические препараты (пенициллин)
  • Бензокаин
  • Сильного жжения в глазах
  • Leuppi J.D., Schnyder P., Hartmann K., Reinhart W.H., Kuhn M. Drug-induced bronchospasm: analysis of 187 spontaneously reported cases.

    Respiration 2001; 68(4): 345–351, http://dx.doi.org/10.1159/000050525.

  • Максимально может быть ограничить контакт с аллергеном
  • Sidoroff A., Halevy S., Bavinck J.N., Vaillant L., Roujeau J.C. Acute generalized exanthematous pustulosis (AGEP) — a clinical reaction pattern. J Cutan Pathol 2001; 28(3): 113–119, http://dx.doi.org/10.1034/j.1600-0560.2001.028003113.x.
  • Насморка (или просто жидким выделением из носа)
  • Segal A.R., Doherty K.M., Leggott J., Zlotoff B. Cutaneous reactions to drugs in children. Pediatrics 2007; 120(4): e1082–e1096, http://dx.doi.org/10.1542/peds.2005-2321.
  • Walsh S.A., Creamer D.

    Drug reaction with eosinophilia and systemic symptoms (DRESS): a clinical update and review of current thinking. Clin Exp Dermatol 2011; 36(1): 6–11, http://dx.doi.org/10.1111/j.1365-2230.2010.03967.x.

  • Российская ассоциация аллергологов и клинических иммунологов. Федеральные клинические советы по диагностике и исцелению крапивницы. М; 2013.
  • Учащенные пульс и биение сердца;
  • Волдырями
  • Российская ассоциация аллергологов и клинических иммунологов. Федеральные клинические советы по диагностике и исцелению фармацевтической аллергии. М; 2014.
  • Dao R.-L., Su S.-C., Chung W.-H. Recent advances of pharmacogenomics in severe cutaneous adverse reactions: immune and nonimmune mechanisms.

    Asia Pac Allergy 2015; 5(2): 59–67, http://dx.doi.org/10.5415/apallergy.2015.5.2.59.

  • Чиханья
  • Ghane Shahrbaf F., Assadi F. Drug-induced renal disorders. J Renal Inj Prev 2015; 4(3): 57–60, http://dx.doi.org/10.12861/jrip.2015.12.
  • Caubet J.C., Kaiser L., Lemaître B., Fellay B., Gervaix A., Eigenmann P.A. The role of penicillin in benign skin rashes in childhood: a prospective study based on drug rechallenge. J Allergy Clin Immunol 2011; 127(1): 218–222, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2010.08.025.
  • Faulkner L., Meng X., Park B.K., Naisbitt D.J.

    The importance of hapten-protein complex formation in the development of drug allergy. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2014; 14(4): 293–300, http://dx.doi.org/10.1097/ACI.0000000000000078.

  • Чужеродные белки, содержащиеся в донорской плазме и вакцинах
  • Шерсть животных
  • Lamoreux M.R., Sternbach M.R., Hsu W.T. Erythema multiforme. Am Fam Physician 2006; 74(11): 1883–1888.
  • Шелушением
  • Введено может быть от 2-ух и до 20 аллергенов
  • Ferrusquía J., Pérez-Martínez I., Gómez de la Torre R., Fernández-Almira M.L., de Francisco R., Rodrigo L., Riestra S.

    Gastroenterology case report of mesalazine-induced cardiopulmonary hypersensitivity. World J Gastroenterol 2015; 21(13): 4069–4077, http://dx.doi.org/10.3748/wjg.v21.i13.4069.

  • Этилендиамин
  • Garratty G. Immune hemolytic anemia caused by drugs. Expert Opin Drug Saf 2012; 11(4): 635–642, http://dx.doi.org/10.1517/14740338.2012.678832.
  • Чихание с частыми повторениями
  • Chung W.H., Hung S.I., Yang J.Y., Su S.C., Huang S.P., Wei C.Y., Chin S.W., Chiou C.C., Chu S.C., Ho H.C., Yang C.H., Lu C.F., Wu J.Y., Liao Y.D., Chen Y.T.

    Granulysin is a key mediator for disseminated keratinocyte death in Stevens-Johnson syndrome and toxic epidermal necrolysis. Nat Med 2008; 14(12): 1343–1350, http://dx.doi.org/10.1038/nm.1884.

  • Bousquet P.J., Gaeta F., Bousquet-Rouanet L., Lefrant J.Y., Demoly P., Romano A. Provocation tests in diagnosing drug hypersensitivity. Curr Pharm Des 2008; 14(27): 2792–2802, http://dx.doi.org/10.2174/138161208786369731.
  • Newmark J.L., Mehra A., Singla A.K.

    Radiocontrast media allergic reactions and interventional pain practice — a review. Pain Physician 2012; 15(5): E665–E675.

  • Mori F., Fili L., Barni S., Sarti L., Pucci N., Parronchi P., Novembre E. Drug fever after a single dose of amoxicillin-clavulanic acid. J Allergy Clin Immunol Pract 2015, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaip.2015.11.030. [Epub ahead of print].
  • Łoboda J., Dudzik A., Chomyszyn-Gajewska M. Stevens-Johnson syndrom and toxic epidermal necrolysis — based on literature.

    Przegl Lek 2015; 72(1): 35–37.

  • Omer H.M., Hodson J., Thomas S.K., Coleman J.J. Multiple drug intolerance syndrome: a large-scale retrospective study. Drug Saf 2014; 37(12): 1037–1045, http://dx.doi.org/10.1007/s40264-014-0236-x.
  • Высыпанием схожим наэкзему
  • Балаболкин И.И., Булгакова В.А. Клиническая ал­лер­гология детского возраста с неотложными состояниями. М: МИА; 2011; 264 c.
  • Koransky R., Ferastraoaru D., Jerschow E. Single nonsteroidal anti-inflammatory drug induced serum sickness-like reaction to naproxen in a patient able to tolerate both aspirin and ibuprofen. J Allergy Clin Immunol Pract 2016; 4(1): 160–161, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaip.2015.07.019.
  • Bircher A.J.

    Symptoms and danger signs in acute drug hypersensitivity. Toxicology 2005; 209(2): 201–207, http://dx.doi.org/10.1016/j.tox.2004.12.036.

  • Образование волдырей в местах укуса насекомых
  • Mayorga C., Sanz M.L., Gamboa P., Garcia-Aviles M.C., Fernandez J., Torres M.J.; Spanish Society of Allergy and Clinical; Immunology; Immunology and Drug Allergy Committee. In vitro methods for diagnosing nonimmediate hypersensitivity reactions to drugs. J Investig Allergol Clin Immunol 2013; 23(4): 213–225.
  • Формальдегид
  • Chung W.H., Hung S.I., Hong H.S., Hsih M.S., Yang L.C., Ho H.C., Wu J.Y., Chen Y.T. Medical genetics: a marker for Stevens–Johnson syndrome. Nature 2004; 428(6982): 486, http://dx.doi.org/10.1038/428486a.
  • Если причина аллергической реакции – это укус насекомого и на его месте осталось не извлеченное нажимало, принципиально удалить его как можно скорее
  • Hompes S., Köhli A., Nemat K., Scherer K., Lange L., Rueff F., Rietschel E., Reese T., Szepfalusi Z., Schwerk N., Beyer K., Hawranek T., Niggemann B., Worm M.

    Provoking allergens and treatment of anaphylaxis in children and adolescents — data from the anaphylaxis registry of German-speaking countries. Pediatr Allergy Immunol 2011; 22(6): 568–574, http://dx.doi.org/10.1111/j.1399-3038.2011.01154.x.

  • Продукты питания (обычно: яичка, молоко, пшеница, соя, морепродукты, орешки, фрукты)
  • Santiago F., Gonçalo M., Vieira R., Coelho S., Figueiredo A. Epicutaneous patch testing in drug hypersensitivity syndrome (DRESS).

    Contact Dermatitis 2010; 62(1): 47–53, http://dx.doi.org/10.1111/j.1600-0536.2009.01659.x.

  • Simons F.E., Ebisawa M., Sanchez-Borges M., Thong B.Y., Worm M., Tanno L.K., Lockey R.F., El-Gamal Y.M., Brown S.G., Park H.S., Sheikh A. 2015 update of the evidence base: World Allergy Organization anaphylaxis guidelines. World Allergy Organ J 2015; 8(1): 32, http://dx.doi.org/10.1186/s40413-015-0080-1.
  • Сухостью
  • Pichler W.J. Delayed drug hypersensitivity reactions. Ann Intern Med 2003; 139(8): 683–693, http://dx.doi.org/10.7326/0003-4819-139-8-200310210-00012.
  • Shear N.H., Spielberg S.P.

    Anticonvulsant hypersensitivity syndrome. In vitro assessment of risk. J Clin Invest 1988; 82(6): 1826–1832, http://dx.doi.org/10.1172/JCI113798.

  • Chang Y.S., Huang F.C., Tseng S.H., Hsu C.K., Ho C.L., Sheu H.M. Erythema multiforme, Stevens–Johnson syndrome, and toxic epidermal necrolysis: acute ocular manifestations, causes, and management. Cornea 2007; 26(2): 123–129, http://dx.doi.org/10.1097/ico.0b013e31802eb264.
  • Отечность, зуд либо покалывание всего тела, а также отдельных его участков;
  • Пациентам с холодовой аллергией очень ограничить пребывание на улице в прохладную ветреную погоду.

  • Levi N., Bastuji-Garin S., Mockenhaupt M., Roujeau J.C., Flahault A., Kelly J.P., Martin E., Kaufman D.W., Maison P. Medications as risk factors of Stevens-Johnson syndrome and toxic epidermal necrolysis in children: a pooled analysis. Pediatrics 2009; 123(2): e297–e304, http://dx.doi.org/10.1542/peds.2008-1923.
  • Возможен мощный кашель
  • Эпоксидные смолы
  • Wei C.Y., Chung W.H., Huang H.W., Chen Y.T., Hung S.I. Direct interaction between HLA-B and carbamazepine activates T cells in patients with Stevens–Johnson syndrome. J Allergy Clin Immunol 2012; 129(6): 1562–1569.e5, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2011.12.990.
  • Для каждого отдельного аллергента кожа делится на участки, каждый из которых владеет своим номером
  • Pirmohamed M., Ostrov D.A., Park B.K.

    New genetic findings lead the way to a better understanding of fundamental mechanisms of drug hypersensitivity. J Allergy Clin Immunol 2015; 136(2): 236–244, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2015.06.022.

  • Mockenhaupt M. Severe drug-induced skin reactions: clinical pattern, diagnostics and therapy. J Dtsch Dermatol Ges 2009; 7(2): 142–160, http://dx.doi.org/10.1111/j.1610-0387.2008.06878.x.
  • Непроизвольные мочеиспускание
  • Kvedariene V., Kamey S, Ryckwaert Y., Rongier M., Bousquet J., Demoly P., Arnoux B. Diagnosis of neuromuscular blocking agent hypersensitivity reactions using cytofluorimetric analysis of basophils.

    Allergy 2006; 61(3): 311–315, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2006.00978.x.

  • Jacquier J., Chik C.L., Senior P.A. A practical, clinical approach to the assessment and management of suspected insulin allergy. Diabet Med 2013; 30(8): 977–985, http://dx.doi.org/10.1111/dme.12194.
  • Patel R.A., Gallagher J.C. Drug fever. Pharmacotherapy 2010; 30(1): 57–69, http://dx.doi.org/10.1592/phco.30.1.57.
  • Żukiewicz-Sobczak W.A., Wróblewska P., Adamczuk P., Zwoliński J., Oniszczuk A., Wojtyła-Buciora P., Silny W. Drugs as important factors causing allergies. Postepy Dermatol Alergol 2015; 32(5): 388–392, http://dx.doi.org/10.5114/pdia.2014.44021.
  • обнаружен определенный тип аллергии, вроде реакции организма на укус пчел либо ос.
  • Blanca M., Romano A., Torres M.J., Férnandez J., Mayorga C., Rodriguez J., Demoly P., Bousquet P.J., Merk H.F., Sanz M.L., Ott H., Atanasković-Marković M.

    Update on the evaluation of hypersensitivity reactions to betalactams. Allergy 2009; 64(2): 183–193, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2008.01916.x.

  • Neukomm C.B., Yawalkar N., Helbling A., Pichler W.J.

    Как смотрится аллергия на лекарства

    T-cell reactions to drugs in distinct clinical manifestations of drug allergy. J Investig Allergol Clin Immunol 2001; 11(4): 275–284.

  • Кишечные колики
  • Rive C.M., Bourke J., Phillips E.J. Testing for drug hypersensitivity syndromes. Clin Biochem Rev 2013; 34(1): 15–38.
  • Macy E. Practical management of patients with a history of immediate hypersensitivity to common non-beta-lactam drugs. Curr Allergy Asthma Rep 2016; 16(1): 4, http://dx.doi.org/10.1007/s11882-015-0584-3.
  • Неомицин
  • Farnam K., Chang C., Teuber S., Gershwin M.E.

    Nonallergic drug hypersensitivity reactions. Int Arch Allergy Immunol 2012; 159(4): 327–345, http://dx.doi.org/10.1159/000339690.

  • Промыть место контакта с аллергентом (кожу, полость рта либо носа) и очистить его средством теплой кипяченой воды.
  • Слабость, состояние волнения илиголовокружение;
  • Asero R. Multiple drug allergy syndrome: a distinct clinical entity. Curr Allergy Rep 2001; 1(1): 18–22, http://dx.doi.org/10.1007/s11882-001-0092-5.
  • Lebel B., Messaad D., Kvedariene V., Rongier M., Bousquet J., Demoly P.

    Cysteinyl-leukotriene release test (CAST) in the diagnosis of immediate drug reactions. Allergy 2001; 56(7): 688–692, http://dx.doi.org/10.1034/j.1398-9995.2001.00103.x.

  • Uetrecht J., Naisbitt D.J. Idiosyncratic adverse drug reactions: current concepts. Pharmacol Rev 2013; 65(2): 779–808, http://dx.doi.org/10.1124/pr.113.007450.
  • Pichler W.J., Adam J., Daubner B., Gentinetta T., Keller M., Yerly D. Drug hypersensitivity reactions: pathomechanism and clinical symptoms. Med Clin North Am 2010; 94(4): 645–664, http://dx.doi.org/10.1016/j.mcna.2010. 04.003.
  • Согласно истории заболевания выбираются те либо другие вводимые аллергенты (в согласовании с той группой, которая вызвала аллергию)
  • Различные парфюмерные компоненты
  • Споры грибков либо плесени
  • Pavlos R., Mallal S., Phillips E.

    HLA and pharmacogenetics of drug hypersensitivity. Pharmacogenomics 2012; 13(11): 1285–1306, http://dx.doi.org/10.2217/pgs.12.108.

  • Покраснения кожи
  • Наложить прохладный компресс на зудящий участок кожи и место конкретного укуса
  • Yazıcıoğlu M. Approach to drug allergies in the childhood. Turk Pediatri Ars 2014; 49(2): 99–103, http://dx.doi.org/10.5152/tpa.2014.1944.
  • Flowers H., Brodell R., Brents M., Wyatt J.P. Fixed drug eruptions: presentation, diagnosis, and management. South Med J 2014; 107(11): 724–727, http://dx.doi.org/10.14423/SMJ.0000000000000195.
  • Doña I., Barrionuevo E., Blanca-Lopez N., Torres M.J., Fernandez T.D., Mayorga C., Canto G., Blanca M.

    Trends in hypersensitivity drug reactions: more drugs, more response patterns, more heterogeneity. J Investig Allergol Clin Immunol 2014; 24(3): 143–153.

  • Сильными отёками
  • Латекс
  • Grigiene G., Norkūnienė J., Kvedariene V. The time delay between drug intake and bronchospasm for nonsteroidal antiinflammatory drugs sensitive patients. World Allergy Organ J 2010; 3(12): 266–270, http://dx.doi.org/10.1097/wox.0b013e3181fdfc5f.
  • Schwaiblmair M., Behr W., Haeckel T., Märkl B., Foerg W., Berghaus T. Drug induced interstitial lung disease. Open Respir Med J 2012; 6: 63–74, http://dx.doi.org/10.2174/1874306401206010063.
  • Clark B.M., Kotti G.H., Shah A.D., Conger N.G.

    Severe serum sickness reaction to oral and intramuscular penicillin. Pharmacotherapy 2006; 26(5): 705–708, http://dx.doi.org/10.1592/phco.26.5.705.

  • Повышенной слезоточивостью
  • Обнаружение и санация очагов приобретенной инфекции (синуситы, приобретенный декомпенсированнй тонзиллит, осложненных кариес, приобретенный пиелонефрит).
  • Тошноты
  • Одышка и затруднение дыхания;
  • Brockow K., Przybilla B., Aberer W., Bircher A.J., Brehler R., Dickel H., Fuchs T., Jakob T., Lange L., Pfützner W., Mockenhaupt M., Ott H., Pfaar O., Ring J., Sachs B., Sitter H., Trautmann A., Treudler R., Wedi B., Worm M., Wurpts G., Zuberbier T., Merk H.F.

    Guideline for the diagnosis of drug hypersensitivity reactions. Allergo J Int 2015; 24(3): 94–105, http://dx.doi.org/10.1007/s40629-015-0052-6.

  • Появление сыпи по всему телу
  • Rerkpattanapipat T., Chiriac A.M., Demoly P. Drug provocation tests in hypersensitivity drug reactions. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2011; 11(4): 299–304, http://dx.doi.org/10.1097/ACI.0b013e328348a4e9.
  • Smyth R.M.D., Gargon E., Kirkham J., Cresswell L., Golder S., Smyth R., Williamson P. Adverse drug reactions in children — a systematic review.

    PLoS One 2012; 7(3): e24061, http://dx.doi.org/10.1371/journal.pone.0024061.

  • В неких вариантах удушье
  • Valeyrie-Allanore L., Sassolas B., Roujeau J.C. Drug-induced skin, nail and hair disorders. Drug Saf 2007; 30(11): 1011–1030, http://dx.doi.org/10.2165/00002018-200730110-00003.
  • Хрипы в лёгких
  • Hari Y., Frutig-Schnyder K., Hurni M., Yawalkar N., Zanni M.P., Schnyder B., Kappeler A., von Greyerz S., Braathen L.R., Pichler W.J. T cell involvement in cutaneous drug eruptions. Clin Exp Allergy 2001; 31(9): 1398–1408, http://dx.doi.org/10.1046/j.1365-2222.2001.01164.x.
  • Barbaud A. Drug patch testing in systemic cutaneous drug allergy. Toxicology 2005; 209(2): 209–216, http://dx.doi.org/10.1016/j.tox.2004.12.024.
  • Hubiche T., Milpied B., Cazeau C., Taïeb A., Léauté-Labrèze C.

    Association of immunologically confirmed delayed drug reaction and human herpesvirus 6 viremia in a pediatric case of drug-induced hypersensitivity syndrome. Dermatology 2011; 222(2): 140–141, http://dx.doi.org/10.1159/000324506.

  • Wheatley L.M., Plaut M., Schwaninger J.M., Banerji A., Castells M., Finkelman F.D., Gleich G.J., Guttman-Yassky E., Mallal S.A., Naisbitt D.J., Ostrov D.A., Phillips E.J., Pichler W.J., Platts-Mills T.A., Roujeau J.C., Schwartz L.B., Trepanier L.A. Report from the National Institute of Allergy and Infectious Diseases workshop on drug allergy.

    J Allergy Clin Immunol 2015; 136(2): 262–271.e2, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2015.05.027.

  • Gomes E.R., Brockow K., Kuyucu S., Saretta F., Mori F., Blanca-Lopez N., Ott H., Atanaskovic-Markovic M., Kidon M., Caubet J.C., Terreehorst I.; ENDA/EAACI Drug Allergy Interest Group. Drug hypersensitivity in children: report from the pediatric task force of the EAACI Drug Allergy Interest Group. Allergy 2016; 71(2): 149–161, http://dx.doi.org/10.1111/all.12774.
  • Guglielmi L., Fontaine C., Gougat C., Avinens O., Eliaou J.F., Guglielmi P., Demoly P.

    IL-10 promoter and IL4-Ralpha gene SNPs are associated with immediate beta-lactam allergy in atopic women. Allergy 2006; 61(8): 921–927, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2006.01067.x.

  • Rawlins M.D., Thompson J.W. Mechanisms of adverse drug reactions. In: Textbook of adverse drug reactions. Davies D.M. (editor). Oxford: Oxford University Press; 1991; p. 18–45.
  • Анализ на обнаружение в крови специфичных антител IgE. Благодаря данному исследованию можно найти специфичные к тому либо иному пищевому аллергенту антитела (к примеру, яичкам либо арахису).

    Исследование нужно для того, чтоб установить уровень сенсибилизации организма к разным видам пищи.

  • Пыль (уличная, домашняя либо книжная)
  • Kränke B., Aberer W. Skin testing for IgE-mediated drug allergy. Immunol Allergy Clin North Am 2009; 29(3): 503–516, http://dx.doi.org/10.1016/j.iac.2009.04.003.
  • Demoly P., Adkinson N.F., Brockow K., Castells M., Chiriac A.M., Greenberger P.A., Khan D.A., Lang D.M., Park H.S., Pichler W., Sanchez-Borges M., Shiohara T., Thong B.Y. International Consensus on drug allergy. Allergy 2014; 69(4): 420–437, http://dx.doi.org/10.1111/all.12350.
  • Mirone C., Preziosi D., Mascheri A., Micarelli G., Farioli L., Balossi L.G., Scibilia J., Schroeder J., Losappio L.M., Aversano M.G., Stafylaraki C., Nichelatti M., Pastorello E.A.

    Identification of risk factors of severe hypersensitivity reactions in general anaesthesia. Clin Mol Allergy 2015; 13(1): 11, http://dx.doi.org/10.1186/s12948-015-0017-9.

  • Зудом
  • Выделения домашнего клеща
  • Brockow K., Garvey L.H., Aberer W., Atanaskovic-Markovic M., Barbaud A., Bilo M.B., Bircher A., Blanca M., Bonadonna B., Campi P., Castro E., Cernadas J.R., Chiriac A.M., Demoly P., Grosber M., Gooi J., Lombardo C., Mertes P.M., Mosbech H., Nasser S., Pagani M., Ring J., Romano A., Scherer K., Schnyder B., Testi S., Torres M., Trautmann A., Terreehorst I.; ENDA/EAACI Drug Allergy Interest Group.

    Skin test concentrations for systemically istered drugs — an ENDA/EAACI Drug Allergy Interest Group position paper. Allergy 2013; 68(6): 702–712, http://dx.doi.org/10.1111/all.12142.

  • За 30-40 минут до выхода на улицу в прохладную ветреную погоду принять антигистаминный продукт 2-ого поколения.
  • Gomes E., Cardoso M.F., Praca F., Gomes L., Marino E., Demoly P. Self-reported drug allergy in a general adult Portuguese population. Clin Exp Allergy 2004; 34(10): 1597–1601, http://dx.doi.org/10.1111/j.1365-2222.2004.02070.x.
  • Рвоты
  • Елисеева Т.И. Неотложная аллергология. В кн.: Не­отложные состояния в педиатрии.

    Под ред. Прахова А.В. Н. Новгород: Издательство НГМА; 2005; с. 191–213.

  • Проблемы с речью (например, охриплость);
  • Leysen J., Sabato V., Verweij M.M., De Knop K.J., Bridts C.H., De Clerck L.S., Ebo D.G. The basophil activation test in the diagnosis of immediate drug hypersensitivity. Expert Rev Clin Immunol 2011; 7(3): 349–355, http://dx.doi.org/10.1586/eci.11.14.
  • Отёк губ, языка (отёк квинке)
  • Ланолин
  • Припухлости кожи вокруг глаз
  • Хром (Cr)
  • Özcan D., Seçkin D., Bilezikçi B., Arslan H. The role of human herpesvirus-6, Epstein–Barr virus and cytomegalovirus infections in the etiopathogenesis of different types of cutaneous drug reactions.

    Int J Dermatol 2010; 49(11): 1250–1254, http://dx.doi.org/10.1111/j.1365-4632.2010.04531.x.

  • Российская ассоциация аллергологов и клиничес­ких иммунологов. Федеральные клинические рекомен­дации по анафилактическому шоку. М; 2013.
  • Rodríguez-Pazos L., Gómez-Bernal S., Rodríguez-Granados M.T., Toribio J. Photodistributed erythema multiforme. Actas Dermosifiliogr 2013; 104(8): 645–653, http://dx.doi.org/10.1016/j.adengl.2012.01.024.
  • Небольшое количество раствора наносится на кожу
  • Потеря сознания
  • Канифоль
  • Chiriac A.M., Demoly P. Multiple drug hypersensitivity syndrome. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2013; 13(4): 323–329, http://dx.doi.org/10.1097/aci.0b013e3283630c36.
  • Главными проявлениям данной разновидности аллергии, можно считать всё-такибронхиальную астмуи аллергический ринит.
  • Принять антиаллергический продукт (Фексофенадин, Лоратадин,Цетиризин, Хлорпирамин,Клемастин).
  • Hanai S., Sato T., Takeda K., Nagatani K., Iwamoto M., Minota S.

    Drug-induced lupus caused by long term minocycline treatment for acne vulgaris. Arerugi 2015; 64(9): 1269–1273, http://dx.doi.org/10.15036/arerugi.64.1269.

  • Дефекация
  • В случае развития симптомов анафилаксии (артериальная гипотония, обильные высыпания, отек Квинке, брохоспазм) — перевозка в клинику в аллергологическое либо терапевтическое отделение.
  • Roujeau J.C. Clinical heterogeneity of drug hypersensitivity. Toxicology 2005; 209(2): 123–129, http://dx.doi.org/10.1016/j.tox.2004.12.022.
  • Ponvert C., Scheinmann P. Allergic and pseudoallergic reactions to analgesics, antipyretics and non-steroidal anti-inflammatory drugs. Arch Pediatr 2007; 14(5): 507–512, http://dx.doi.org/10.1016/j.arcped.2007.03.009.
  • Erkoçoğlu M., Kaya A., Civelek E., Ozcan C., Cakır B., Akan A., Toyran M., Ginis T., Kocabas C.N.

    Prevalence of confirmed immediate type drug hypersensitivity reactions among school children. Pediatr Allergy Immunol 2013; 24(2): 160–167, http://dx.doi.org/10.1111/pai.12047.

  • Рвота
  • Demoly P., Lebel B., Messaad D., Sahla H., Rongier M., Daurès J.P., Godard P., Bousquet J. Predictive capacity of histamine release for the diagnosis of drug allergy. Allergy 1999; 54(5): 500–506, http://dx.doi.org/10.1034/j.1398-9995.1999.00020.x.
  • Пыльца растений
  • Beckwith H. Erythema multiforme: a simple rash or sinister sign?

    BMJ Case Rep 2012; 2012: bcr1120115072, http://dx.doi.org/10.1136/bcr.11.2011.5072.

  • Shiohara T. Fixed drug eruption: pathogenesis and diagnostic tests. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2009; 9(4): 316–321, http://dx.doi.org/10.1097/ACI.0b013e32832cda4c.
  • Hoffman A.G., Schram S.E., Ercan-Fang N.G., Warshaw E.M. Type I allergy to insulin: case report and review of localized and systemic reactions to insulin. Dermatitis 2008; 19(1): 52–58.
  • В том месте, куда нанесен раствор, кожа «царапается» инвентарем, что время от времени вызывает противные и болезненные ощущения
  • Министерство здравоохранения Русской Федера­ции.

    Альянс педиатров Рф. Федеральные клинические советы по оказанию мед помощи детям с многоформной экссудативной эритемой и токсикодермией. M; 2015.

  • Химические чистящие средства
  • Picard D., Janela B., Descamps V., D’Incan M., Courville P., Jacquot S., Rogez S., Mardivirin L., Moins-Teisserenc H., Toubert A., Benichou J., Joly P., Musette P. Drug reaction with eosinophilia and systemic symptoms (DRESS): a multiorgan antiviral T cell response. Sci Transl Med 2010; 2(46): 46–62, http://dx.doi.org/10.1126/scitranslmed.3001116.
  • Судороги
  • Shiohara T., Kano Y.

    A complex interaction between drug allergy and viral infection. Clin Rev Allergy Immunol 2007; 33(1): 124–133, http://dx.doi.org/10.1007/s12016-007-8010-9.

  • de Araujo E., Dessirier V., Laprée G., Valeyrie-Allanore L., Ortonne N., Stathopoulos E.N., Bagot M., Bensussan A., Mockenhaupt M., Roujeau J.C., Tsapis A. Death ligand TRAIL, secreted by CD1a+ and CD14+ cells in blister fluids, is involved in killing keratinocytes in toxic epidermal necrolysis. Exp Dermatol 2011; 20(2): 107–112, http://dx.doi.org/10.1111/j.1600-0625.2010.01176.x.
  • Балаболкин И.И. Фармацевтическая аллергия у детей: кли­нико-патогенетические варианты, диагностика и про­фи­лактика. Русский педиатрический журнальчик 2011; 1: 49–53.

  • Marzano A.V., Borghi A., Cugno M. Adverse drug reactions and organ damage: the skin. Eur J Intern Med 2016; 28: 17–24, http://dx.doi.org/10.1016/j.ejim.2015.11.017.
  • у человека найдена томная форма аллергии, которая плохо поддается обыкновенному лечению;
  • Rojko J.L., Evans M.G., Price S.A., Han B., Waine G., DeWitte M., Haynes J., Freimark B., Martin P., Raymond J.T., Evering W., Rebelatto M.C., Schenck E., Horvath C. Formation, clearance, deposition, pathogenicity, and identification of biopharmaceutical-related immune complexes: review and case studies.

    Toxicol Pathol 2014; 42(4): 725–764, http://dx.doi.org/10.1177/0192623314526475.

  • Потеря сознания, сопутствующая указанным выше симптомам.
  • Harr T., French L.E. Toxic epidermal necrolysis and Stevens–Johnson syndrome. Orphanet J Rare Dis 2010; 5: 39, http://dx.doi.org/10.1186/1750-1172-5-39.
  • Резкая одышка
  • Oussalah A., Mayorga C., Blanca M., Barbaud A., Nakonechna A., Cernadas J., Gotua M., Brockow K., Caubet J.C., Bircher A., Atanaskovic M., Demoly P., Kase-Tanno L., Terreehorst I., Laguna J.J., Romano A., Guéant J.L.; Task force “Genetic predictors of drug hypersensitivity” of the European Network on Drug Allergy (ENDA) of EAACI.

    Genetic variants associated with drugs-induced immediate hypersensitivity reactions: a PRISMA-compliant systematic review. Allergy 2015, http://dx.doi.org/10.1111/all.12821. [Epub ahead of print].

  • Simons F.E., Ardusso L.R., Bilò M.B., Cardona V., Ebisawa M., El-Gamal Y.M., Lieberman P., Lockey R.F., Muraro A., Roberts G., Sanchez-Borges M., Sheikh A., Shek L.P., Wallace D.V., Worm M. International consensus on (ICON) anaphylaxis. World Allergy Organ J 2014; 7(1): 9, http://dx.doi.org/10.1186/1939-4551-7-9.
  • Ношение одежды из натуральных тканей, которая отлично удерживает тепло (куртки с мехом, теплые шерстяные вещи, шарф, варежки либо высочайшие перчатки, теплая обувь).

  • Диареи либо возможен на оборотзапор
  • Gómez E., Torres M.J., Mayorga C., Blanca M. Immunologic evaluation of drug allergy. Allergy Asthma Immunol Res 2012; 4(5): 251–263, http://dx.doi.org/10.4168/aair.2012.4.5.251.
  • Limsuwan T., Demoly P. Acute symptoms of drug hypersensitivity (urticaria, angioedema, anaphylaxis, anaphylactic shock). Med Clin North Am 2010; 94(4): 691–710, http://dx.doi.org/10.1016/j.mcna.2010.03.007.
  • Кортикостероиды
  • Тошнота, рвота;
  • Pineda F., Ariza A., Mayorga C., Arribas F., González-Mendiola R., Blanca-López N., Davila G., Cabañes N., Canto G., Laguna J.J., Senent C., Stahl-Skov P., Palacios R., Blanca M., Torres M.J.

    Role of histamine release test for the evaluation of patients with immediate hypersensitivity reactions to clavulanic acid. Int Arch Allergy Immunol 2016; 168(4): 233–240, http://dx.doi.org/10.1159/000443274.

  • Lee A.Y., Chey W.Y., Choi J., Jeon J.S. Insulin-induced drug eruptions and reliability of skin tests. Acta Derm Venereol 2002; 82(2): 114–117, http://dx.doi.org/10.1080/00015550252948149.
  • Schrijvers R., Gilissen L., Chiriac A.M., Demoly P. Pathogenesis and diagnosis of delayed-type drug hypersensitivity reactions, from bedside to bench and back.

    Clin Transl Allergy 2015; 5: 31, http://dx.doi.org/10.1186/s13601-015-0073-8.

  • Kim D., Baraniuk J. Delayed-type hypersensitivity reaction to the meta-cresol component of insulin. Ann Allergy Asthma Immunol 2007; 99(2): 194–195, http://dx.doi.org/10.1016/S1081-1206(10)60645-X.
  • Никель
  • Hausmann O.V., Gentinetta T., Bridts C.H., Ebo D.G. The basophil activation test in immediate-type drug allergy. Immunol Allergy Clin North Am 2009; 29(3): 555–566, http://dx.doi.org/10.1016/j.iac.2009.04.011.

Врачи-аллергологи СИНЛАБ посодействуют провести нужное Для вас лабораторное и инструментальное обследование и лечение.

Современные способы диагностики аллергий

 (от греч.

ἄλλος — другой, другой, чужой, ἔργον — воздействие и Λόγος — знание, слово, наука) — раздел медицины, изучающий аллергические реакции и заболевания, предпосылки их появления, механизмы развития и проявления, способы их диагностики, профилактики и лечения.

Прежде чем приступить к исследованию препядствия «Аллергология», поначалу выясним, что включает в себя термин «Аллергия» и какие причины приводят к появлению этого настолько противного недуга.

Как найти аллерген?

Если вы нашли у себя аллергические симптомы, но не понимаете предпосылки их возникновения – непременно обратитесь к собственному лечащему доктору, который поставить либо подтвердить диагноз, в личном порядке назначит подабающее лечение.
Помимо осмотра будет нужно также целый ряд, специфичных для аллергии, исследований и анализов.
Кожные пробы— исследование назначается в том случае, ежели имеется подозрение на аллергию.

Посреди главных преимуществ данного исследования стоит отметить простоту выполнения, скорую выдачу результатов и низкую стоимость. Процедура не просто предоставляет достоверную информацию о причине развития аллергии, но и описывает аллергент, который вызвал реакцию. Сущность кожной пробы заключается во внедрении в кожу малого количества аллергентов, и в зависимости от реакции организма, определении аллергентов, способных вызвать острую реакцию пациента. Люди хоть какого возраста могут провести данное исследование.
Несмотря на то, что традиционно кожные пробы проводят на участке кожи внутренней области предплечья, в отдельных вариантах могут они проводиться и на спине.

  1. Введено может быть от 2-ух и до 20 аллергенов
  2. Небольшое количество раствора наносится на кожу
  3. Для каждого отдельного аллергента кожа делится на участки, каждый из которых владеет своим номером
  4. Согласно истории заболевания выбираются те либо другие вводимые аллергенты (в согласовании с той группой, которая вызвала аллергию)
  5. В том месте, куда нанесен раствор, кожа «царапается» инвентарем, что время от времени вызывает противные и болезненные ощущения

Положительная реакция: в течение пары минут в том месте, куда был нанесен аллергенный раствор, возникает зуд, опосля что появляется покраснение и припухлость округлой формы.

Повсевременно увеличиваясь в поперечнике, по истечении 20 минут припухлость обязана достичь очень возможного размера. В том случае, ежели поперечник образовавшейся припухлости превосходит установленные размеры — веденный аллергент считается виновным в развитии аллергической реакции.
Для того, чтоб проверить верно ли было проведено исследование, вводятся два раствора: 1-ый, у всех без исключения людей, вызывает реакцию, описанную выше, а 2-ой не обнаруживает никакой реакции.
Запрещено использовать антиаллергические препараты за два дня до проведения исследования, ведь они могут стать предпосылкой ложных результатов в итоге.
Анализ крови наIgE.

Измерение в крови количества IgE антител. Исследование просит маленького количества крови из вены. Традиционно результаты бывают готовы в течение одной либо 2-ух недель. Исследование проводится в том случае, ежели по тем либо другим причинам нереально провести кожные пробы, либо, ежели пациент обязан принимать препараты против аллергии повсевременно. Описанное исследование также может быть назначено в качестве доп, подтверждающего результаты кожных проб.

Среди разновидностей описанного исследования стоит отметить:

  1. Общее в крови антител IgE. Цель такового исследования – определение общего количества антител в крови.

    Принципиально отметить, что приобретенные данные далековато не постоянно могут оказать существенную помощь в лечении, ведь существует целый ряд обстоятельств, при которых в крови антител может быть высочайшим и в отсутствии аллергической реакции.

  2. Анализ на обнаружение в крови специфичных антител IgE. Благодаря данному исследованию можно найти специфичные к тому либо иному пищевому аллергенту антитела (к примеру, яичкам либо арахису).

    Исследование нужно для того, чтоб установить уровень сенсибилизации организма к разным видам пищи.

Важно знать, что результаты данного исследования, ежели и подтверждают наличие либо отсутствие у пациента аллергии, найти степень тяжести реакции они не в силах. Для того, чтоб подтвердить диагноз аллергии, в крови обязано содержаться определенное количество антител IgE.
Накожные либо аппликационные пробы(Patch-testing) – проведение данного исследование дозволяет выявить предпосылки развития аллергических реакций кожи, таковых как экзема либо контактный дерматит.

Аллергент, который предположительно вызвал специфическую реакцию организма, содержится в специальной консистенции из вазелина либо парафина. Она наносится на пластинки из сплава (примерно сантиметр в диаметре), которые содержат консистенции разных аллергентов, опосля чего же крайние прикрепляются к коже на спине (пациент должен сохранять её сухой в течение 2-ух суток перед проведением исследования).
По истечении указанного времени пластинки снимаются с кожи и она подвергается исследованию на наличие реакций на аллергент. В случае отсутствия реакции пациента требуют пройти повторное исследование кожного покрова через 40 восемь часов.

Повторный осмотр дозволяет проверить наличие хоть какого рода конфигураций, предпосылкой которых может послужить медленная ответная реакция людского организма.
Описанное выше исследование проводится для того, чтоб найти аллергию на такие вещества, как:

  1. Никель
  2. Канифоль
  3. Формальдегид
  4. Бензокаин
  5. Этилендиамин
  6. Ланолин
  7. Различные парфюмерные компоненты
  8. Неомицин
  9. Эпоксидные смолы
  10. Хром (Cr)
  11. Кортикостероиды

Провокационные пробы. Как и все проверки мед нрава, исследования, цель которых — обнаружение аллергии, владеют отдельными недочетами.

При наличии аллергических реакций, испытания, описанные выше, не разрешают с четкой уверенностью поставить диагноз аллергии.
Единственным вероятным вариантом, позволяющим поставить100%- верный диагноз является провокационная проба. Основная цель данного исследования — вызвать у пациента аллергическую реакцию, средством потребления тех аллергентов и товаров, которые и стали предпосылкой возникновения данной для нас реакции по предположению докторов. Нельзя забывать, что данное исследование может быть только в больнице при должном надзоре специалистов.
Обычно исследование проводится в 2-ух случаях:
1.

Ежели подабающего результата не дали пробы крови и её предстоящий анализ.
2. Ежели у пациента (чаще всего ребенка) спустя длинный временной период теряется реакция организма на аллергент, установленный ранее.
Правила таковы, что исследование обязано проводиться в спец отделении с соблюдением всех мер сохранности, под управлением группы докторов. В зависимости от места развития прежней аллергической реакции, во время исследования аллергент будет введен под язык, в носовую полость, в бронхи либо в систему пищеварения пациента. В том случае, ежели аллергическая реакция будет повторно выявлена, исследование будет прекращено, опосля что докторы воспримут нужные для устранения симптомов аллергии меры.
Первая помощь при аллергии
В общей трудности реакции аллергического типа делятся на томные и легкие, могут вызывать такие симптомы, как:
Зуд маленького кожного участка в том месте, где произошел конкретный контакт с аллергеном
Слезотечение и зуд в области глаза
Покраснение, припухлость либо отечность маленького участка кожи
Симптомы, сопровождающие насморк (заложенность носа)

  1. Чихание с частыми повторениями
  2. Образование волдырей в местах укуса насекомых

Обнаружив те либо другие симптомы, вы должны сделать следующее:

  1. Максимально может быть ограничить контакт с аллергеном
  2. Наложить прохладный компресс на зудящий участок кожи и место конкретного укуса
  3. Если причина аллергической реакции – это укус насекомого и на его месте осталось не извлеченное нажимало, принципиально удалить его как можно скорее
  4. Промыть место контакта с аллергентом (кожу, полость рта либо носа) и очистить его средством теплой кипяченой воды.
  5. Принять антиаллергический продукт (Фексофенадин, Лоратадин,Цетиризин, Хлорпирамин,Клемастин).

Если состояние организма не просто не улучшилось, но, напротив, усугубилось, стоит немедля вызвать скорую помощь докторов либо без помощи других обратиться в мед учреждение (по возможности), для получения консультации и спец помощи медиков.

Симптомы, вызывающие томные аллергические реакции:

  1. Проблемы с речью (например, охриплость);
  2. Слабость, состояние волнения илиголовокружение;
  3. Учащенные пульс и биение сердца;
  4. Тошнота, рвота;
  5. Спазмы в области гортани, чувство закрытия путей дыхания;
  6. Отечность, зуд либо покалывание всего тела, а также отдельных его участков;
  7. Одышка и затруднение дыхания;
  8. Потеря сознания, сопутствующая указанным выше симптомам.

1.

Ежели вы нашли указанные выше симптомы – необходимо немедля вызвать бригаду мед помощи.
2. Ежели человек находится в сознательном состоянии, ему следует отдать противоаллергические препараты: Клемастин (Тавегил), Фексофенадин (Телфаст), Цетиризин (Зиртек), Лоратадин (Кларитин), Хлорпирамин (Супрастин) (посредством укола с юзанием подобных препаратов в инжектабельной форме либо в таблетках).
3. Следует уложить его, освободив от одежды, препятствующей вольному дыханию.
4. При рвоте принципиально уложить человека на бок, чтоб в дыхательные пути не попали рвотные массы, причинив тем самым доп вред.

5. Ежели найдена остановка дыхания либо сердцебиения, принципиально выполнить реанимационные действия: непрямой массаж сердца и искусственное дыхание (конечно, только в том случае, ежели вы умеете это делать). Проведение мероприятий принципиально продолжать до тех пор, пока функции легких и сердца на сто процентов не восстановятся, и не прибудет бригада мед помощи.

Чтобы предотвратить развитие осложнений либо ухудшение состояния человека, лучше всего без замедления обратиться за спец помощью докторов (особенно, ежели речь идет о детях).

Причины аллергии

Причиной аллергии является почаще всего неверное питание и нездоровый образ жизни.

К примеру, чрезмерное потреблениерафинированных продуктовили товаров напичканных хим продуктами и добавками. Предпосылкой аллергии также может быть обычный чувственный либо психический стресс.

Аллергию можно выяснить по нежданно возникшему насморку, чиханию либо слёзотечению. Покраснение и зуд кожи тоже может говорить о наличии аллергии. Почаще всего аллергическая реакция возникает при контакте человека с определёнными веществами, которые именуются аллергентами. Организм реагирует на него, как на возбудителя заболевания и пробует защититься.

К числу аллергентов относят, как вещества, имеющие прямое аллергизирующее действие, так и вещества, которые способны усиливать действие остальных аллергенов.

Реакция людей на разные группы аллергентов зависит от генетических особенностейиммунной системы. Бессчетные данные свидетельствуют о существовании наследственной расположенности к аллергии. Предки, страдающие аллергией, подвержены большему риску родить малыша с той же патологией, чем здоровые пары.

Причиной аллергии могут являться:

  1. Споры грибков либо плесени
  2. Латекс
  3. Укусы насекомых/членистоногих
  4. Продукты питания (обычно: яичка, молоко, пшеница, соя, морепродукты, орешки, фрукты)
  5. Некоторые фармацевтические препараты (пенициллин)
  6. Выделения домашнего клеща
  7. Шерсть животных
  8. Пыль (уличная, домашняя либо книжная)
  9. Пыльца растений
  10. Чужеродные белки, содержащиеся в донорской плазме и вакцинах
  11. Химические чистящие средства

Последствия аллергии

Большинство людей неверно считают, что аллергия безопасная заболевание и протекает без последствий.

Аллергическая реакция вызывает противные симптомы, сопровождается утомляемостью, усилением раздражительности, понижением иммунитета. Но это далековато не все последствия аллергии. Заболевание нередко провоцирует экзему, гемолитическуюанемию, сывороточную заболевание, бронхиальную астму.
Самое суровое отягощение – затруднение дыхание, развивающееся до анафалитического шока с судорогами, потерей сознания, небезопасным понижением артериального давления.

Анафилактический шок возникает опосля введения неких препаратов, из-за укусов насекомых и присутствия раздражающего фактора в еде. Самыми всераспространенными признаками аллергии являются заложенность носа и нередкое чихание.
Основное отличие аллергии от простуды в том, что перечисленные выше симптомы длятся существенно подольше по времени, чем при обыкновенном ОРЗ. Аллергический дерматоз либо атопический дерматит, также последствия аллергии, развиваются быстро и в запущенных вариантах лечатся продолжительно и трудно. Дерматит выраженотеками, волдырями, зудом, шелушением, покраснением.
Еще одно, наиболее тяжелое последствие аллергии – это анафилактический шок.

Это болезнь возникает пореже, но оно чрезвычайно небезопасно и развивается стремительными темпами. Последствия аллергии трудно предугадать. Эта заболевание постоянно застает врасплох, и ежели иммунная система работает нормально, человек быстро выздоравливает. Но бывает и так, что симптомы очень быстро усиливаются и здесь нужно быстро принять антигистаминные препараты. В эту группу заходит «Димедрол», «Супрастин», «Тавегил». Эти лекарства постоянно должны быть в домашней аптечке, но их прием осуществляют лишь опосля консультации со спецом, который назначит нужное исцеление, это и дозволяет избегать последствий аллергии.

Лечение аллергии

При лечении аллергии в первую очередь нужно устранение контакта с аллергентами из окружающей среды.

Ежели вы аллергик и понимаете, какие аллергенты могут привести к появлению ненужной реакции, очень обезопасьте себя от всех контактов с ними, даже мельчайших (свойство аллергии — стимулировать реакции все большей тяжести на повторные контакты с аллергеном).

Лечение медикаментозными средствами – это исцеление, направленное на то, чтоб понизить риск развития аллергической реакции, а также устранить симптомы, вызванные аллергией.

Антигистамины.

Лоратадин (Кларитин), Фексофенадин (Телфаст), Цетиризин (Зиртек), Хлорпирамин (Супрастин), Клемастин (Тавегил)перечисленные фармацевтические препараты представляют первую группу и назначаются одними из первых, ежели речь идет о лечении аллергических реакций. В тот момент, когда аллергент попадает в организм, иммунная система человека производит особое вещество под заглавием – гистамин.

Вызывает гистамин большая часть симптомов, сопутствующих аллергической реакции.

Представленная группа препаратов либо способствует понижению количества выделенного гистамина, либо же на сто процентов перекрывает его выделение. Невзирая на это, на сто процентов убрать симптомы аллергии им не под силу.

Известно, что, как и все фармацевтические препараты, антигистамины могут вызывать побочные эффекты, посреди которых: сонливость и сухость во рту, головокружение, рвоту, тошноту, чувство беспокойства и стрессовость, затруднение мочеиспускания. Почаще всего побочные эффекты вызывают антигистамины первого поколения (например, Хлорпирамин (Супрастин) либо Клемастин (Тавегил)).

До этого, чем приступить к приему антигистаминов проконсультируйтесь с лечащим доктором, который уточнит дозы, нужные персонально для вас, а также скажет о способности совместного потребления антигистаминов совместно с иными препаратами.

Деконгестанты(Псевдоэфедрин, Ксилометазолин, Оксиметазолин) – данные препараты почаще всего юзаются для устранения препядствия заложенного носа. Фармацевтические средства поступают в продажу в виде капель либо спреев и назначаются при простуде, аллергии на пыльцу (сенной лихорадке) либо хоть какой аллергической реакции, основной симптом которой — грипп, заложенный нос и синусит.

Известно, что внутренняя поверхность носа покрыта целой сетью мелких сосудов.

Ежели в носовую полость попадает антиген либо аллергент, сосуды слизистой расширяются, и возрастает кровоток — это типичная система защиты иммунитета. Ежели приток крови велик, слизистая отекает и провоцирует мощное выделение слизи. Так как деконгестанты действуют на стены сосудов слизистой, заставляя тем самым их сужаться, кровоток понижается, а отек, соответственно, уменьшается.

Не рекомендуется принимать данные препараты детям до 12-ти лет, а также кормящим матерям, людям с гипертонией. Не стоит употреблять их больше, чем 5 либо семь дней, ведь долгое применение вызывает обратную реакцию в виде отека слизистой носа.

Среди побочных эффектов, вызываемых данным продуктам, стоит отметить сухость во рту, боли головы и общую слабость.

Очень изредка лекарства могут привести к появлению галлюцинаций либо анафилактической реакции.

Прежде чем приступить к применению данных препаратов обратитесь за консультацией к лечащему врачу.

Ингибиторы лейкотриенов(Монтелукаст (Сингуляр) – это хим вещества, блокирующие, вызванные лейкотриенами, реакции. Данные вещества выделяются организмом во время аллергической реакции и вызывают воспаление дыхательных путей их отеки (используются почаще всего при лечении бронхиальнойастмы). В виду отсутствия взаимодействий с другими продуктами, ингибиторы лейкотриенов разрешается употреблять вкупе с иными фармацевтическими средствами. В редких вариантах в виде головной, ушной либо боли в горле появляются побочные реакции.

Стероидные спреи.(Беклометазон (Беконас, Беклазон), Флукатизон (Назарел, Фликсоназе, Авамис), Мометазон (Момат, Назонекс, Асманекс)) – по собственной сущности данные препараты являются гормональными фармацевтическими средствами.

Действие их ориентировано на понижение воспалительных действий в носовых ходах (в виду понижения симптомов аллергических реакций проходит заложенность носа).

Поскольку всасываемость препаратов малая, появление вероятных побочных реакций на сто процентов исключается. Совместно с тем стоит держать в голове, что долгое юзание перечисленных выше препаратов может привести к появлению боли в горле либо кровотечению. До этого, чем употреблять тот либо другой продукт, в неотклонимом порядке необходимо посетить собственного лечащего доктора и проконсультироваться с ним.

Гипосенсибилизация.

Еще один способ исцеления, применяемый наряду с исцелением медизаментозным – иммунотерапия. Сущность данного способа такова: в ваш организм равномерно и долговременно вводится увеличивающееся количество аллергентов, что в итоге приводит к понижению чувствительности организма к раздельно взятому аллергену.

Во время описанной выше процедуры малые дозы аллергента вводятся в виде подкожной инъекции. На исходном шаге для вас будут вводиться инъекции с перерывом в недельку (или даже реже), параллельно с тем, что доза аллергента будет повсевременно увеличиваться.

Описанный режим будет соблюдаться до тех пор, пока не будет достигнута «поддерживающая доза» (при внедрении таковой дозы будет находиться выраженный эффект понижения обыкновенной реакции на аллерген).

Стоит отметить, но, что по достижению данной «поддерживающей дозы», возникнет необходимость вводить её раз в неделю на протяжении еще, как минимум, 2-ух лет. Почаще всего схожий способ назначается в том случае, если:

  1. у человека найдена томная форма аллергии, которая плохо поддается обыкновенному лечению;
  2. обнаружен определенный тип аллергии, вроде реакции организма на укус пчел либо ос.

В виду того, что исцеление может стать предпосылкой мощной аллергической реакции, проводят его только в мед учреждении под присмотром группы профессионалов.

Симптомы аллергии

Существует по истинному просто большущее количество различных форм аллергии, следовательно, и симптомы у аллергии тоже различные.

Аллергические симптомы чрезвычайно просто спутатьс иными болезнями, которые похожи по симптоматике, что происходит раз в день в мед практике.

Респираторная аллергияпроявляется опосля попадания аллергента в организм во время дыхания. Этими аллергентами почаще всего являются разные виды газов, пыльцы либо чрезвычайно маленькой пыли, такие аллергенты именуют аэроаллергенами. Сюда можно отнести и аллергию дыхательных путей. Таковая аллергия проявляется в виде:

  1. Насморка (или просто жидким выделением из носа)
  2. В неких вариантах удушье
  3. Возможен мощный кашель
  4. Зуда в носу
  5. Хрипы в лёгких
  6. Чиханья
  7. Главными проявлениям данной разновидности аллергии, можно считать всё-такибронхиальную астмуи аллергический ринит.

Дерматозсопровождается разными высыпаниями и раздражениями на коже.

Вызвать его могут разные виды аллергентов, такие как: продукты питания, аэроаллергены, косметические средства, бытовая химия, фармацевтические препараты.

Такого рода аллергия, как правило, проявляется в виде:

  1. Шелушением
  2. Волдырями
  3. Сухостью
  4. Зудом
  5. Высыпанием схожим наэкзему
  6. Покраснения кожи
  7. Сильными отёками

Аллергический конъюнктивит.Существует и такое проявление аллергии, которое поражает органы зрения — именуется аллергическимконъюнктивитом. Проявляется в виде:

  1. Сильного жжения в глазах
  2. Повышенной слезоточивостью
  3. Припухлости кожи вокруг глаз

Энтеропатия.Достаточно нередко можно встретить такую разновидность аллергии, как энтеропатия, которая начинает проявляется вследствие потребления каких-то товаров либо фармацевтических препаратов, таковая реакция происходит из-за аллергической реакции желудочно-кишечного тракта.

Эта разновидность аллергии проявляется в виде:

  1. Рвоты
  2. Отёк губ, языка (отёк квинке)
  3. Диареи либо возможен на оборотзапор
  4. Тошноты
  5. Кишечные колики

Анафилактический шокявляется самым небезопасным видом проявлением аллергии. Он может наступить всего за несколько секунд либо может пригодиться до 5 часов для его пришествия, опосля попадания аллергента в организм, спровоцировать его может укус насекомого (надо отметить, что это достаточно нередко бывает) либо фармацевтические препараты.Распознать анафилактический шокможно по таковым признакам как:

  1. Oussalah A., Mayorga C., Blanca M., Barbaud A., Nakonechna A., Cernadas J., Gotua M., Brockow K., Caubet J.C., Bircher A., Atanaskovic M., Demoly P., Kase-Tanno L., Terreehorst I., Laguna J.J., Romano A., Guéant J.L.; Task force “Genetic predictors of drug hypersensitivity” of the European Network on Drug Allergy (ENDA) of EAACI.

    Genetic variants associated with drugs-induced immediate hypersensitivity reactions: a PRISMA-compliant systematic review. Allergy 2015, http://dx.doi.org/10.1111/all.12821. [Epub ahead of print].

  2. Brockow K., Garvey L.H., Aberer W., Atanaskovic-Markovic M., Barbaud A., Bilo M.B., Bircher A., Blanca M., Bonadonna B., Campi P., Castro E., Cernadas J.R., Chiriac A.M., Demoly P., Grosber M., Gooi J., Lombardo C., Mertes P.M., Mosbech H., Nasser S., Pagani M., Ring J., Romano A., Scherer K., Schnyder B., Testi S., Torres M., Trautmann A., Terreehorst I.; ENDA/EAACI Drug Allergy Interest Group. Skin test concentrations for systemically istered drugs — an ENDA/EAACI Drug Allergy Interest Group position paper.

    Allergy 2013; 68(6): 702–712, http://dx.doi.org/10.1111/all.12142.

  3. Российская ассоциация аллергологов и клиничес­ких иммунологов. Федеральные клинические рекомен­дации по анафилактическому шоку. М; 2013.
  4. Łoboda J., Dudzik A., Chomyszyn-Gajewska M. Stevens-Johnson syndrom and toxic epidermal necrolysis — based on literature. Przegl Lek 2015; 72(1): 35–37.
  5. Pavlos R., Mallal S., Phillips E. HLA and pharmacogenetics of drug hypersensitivity. Pharmacogenomics 2012; 13(11): 1285–1306, http://dx.doi.org/10.2217/pgs.12.108.
  6. Lebel B., Messaad D., Kvedariene V., Rongier M., Bousquet J., Demoly P.

    Cysteinyl-leukotriene release test (CAST) in the diagnosis of immediate drug reactions. Allergy 2001; 56(7): 688–692, http://dx.doi.org/10.1034/j.1398-9995.2001.00103.x.

  7. Rive C.M., Bourke J., Phillips E.J. Testing for drug hypersensitivity syndromes. Clin Biochem Rev 2013; 34(1): 15–38.
  8. Shear N.H., Spielberg S.P. Anticonvulsant hypersensitivity syndrome. In vitro assessment of risk. J Clin Invest 1988; 82(6): 1826–1832, http://dx.doi.org/10.1172/JCI113798.
  9. Mirone C., Preziosi D., Mascheri A., Micarelli G., Farioli L., Balossi L.G., Scibilia J., Schroeder J., Losappio L.M., Aversano M.G., Stafylaraki C., Nichelatti M., Pastorello E.A. Identification of risk factors of severe hypersensitivity reactions in general anaesthesia.

    Clin Mol Allergy 2015; 13(1): 11, http://dx.doi.org/10.1186/s12948-015-0017-9.

  10. Елисеева Т.И. Неотложная аллергология. В кн.: Не­отложные состояния в педиатрии. Под ред. Прахова А.В. Н. Новгород: Издательство НГМА; 2005; с. 191–213.
  11. Doña I., Barrionuevo E., Blanca-Lopez N., Torres M.J., Fernandez T.D., Mayorga C., Canto G., Blanca M. Trends in hypersensitivity drug reactions: more drugs, more response patterns, more heterogeneity. J Investig Allergol Clin Immunol 2014; 24(3): 143–153.
  12. Hompes S., Köhli A., Nemat K., Scherer K., Lange L., Rueff F., Rietschel E., Reese T., Szepfalusi Z., Schwerk N., Beyer K., Hawranek T., Niggemann B., Worm M.

    Provoking allergens and treatment of anaphylaxis in children and adolescents — data from the anaphylaxis registry of German-speaking countries. Pediatr Allergy Immunol 2011; 22(6): 568–574, http://dx.doi.org/10.1111/j.1399-3038.2011.01154.x.

  13. Судороги
  14. Schwaiblmair M., Behr W., Haeckel T., Märkl B., Foerg W., Berghaus T. Drug induced interstitial lung disease. Open Respir Med J 2012; 6: 63–74, http://dx.doi.org/10.2174/1874306401206010063.
  15. Segal A.R., Doherty K.M., Leggott J., Zlotoff B.

    Cutaneous reactions to drugs in children. Pediatrics 2007; 120(4): e1082–e1096, http://dx.doi.org/10.1542/peds.2005-2321.

  16. Marzano A.V., Borghi A., Cugno M. Adverse drug reactions and organ damage: the skin. Eur J Intern Med 2016; 28: 17–24, http://dx.doi.org/10.1016/j.ejim.2015.11.017.
  17. Gómez E., Torres M.J., Mayorga C., Blanca M. Immunologic evaluation of drug allergy. Allergy Asthma Immunol Res 2012; 4(5): 251–263, http://dx.doi.org/10.4168/aair.2012.4.5.251.
  18. Kränke B., Aberer W. Skin testing for IgE-mediated drug allergy.

    Immunol Allergy Clin North Am 2009; 29(3): 503–516, http://dx.doi.org/10.1016/j.iac.2009.04.003.

  19. Chovel-Sella A., Ben Tov A., Lahav E., Mor O., Rudich H., Paret G., Reif S. Incidence of rash after amoxicillin treatment in children with infectious mononucleosis. Pediatrics 2013; 131(5): e1424–e1427, http://dx.doi.org/10.1542/peds.2012-1575.
  20. Koransky R., Ferastraoaru D., Jerschow E. Single nonsteroidal anti-inflammatory drug induced serum sickness-like reaction to naproxen in a patient able to tolerate both aspirin and ibuprofen. J Allergy Clin Immunol Pract 2016; 4(1): 160–161, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaip.2015.07.019.
  21. Walsh S.A., Creamer D.

    Drug reaction with eosinophilia and systemic symptoms (DRESS): a clinical update and review of current thinking. Clin Exp Dermatol 2011; 36(1): 6–11, http://dx.doi.org/10.1111/j.1365-2230.2010.03967.x.

  22. Garratty G. Immune hemolytic anemia caused by drugs. Expert Opin Drug Saf 2012; 11(4): 635–642, http://dx.doi.org/10.1517/14740338.2012.678832.
  23. Kim D., Baraniuk J. Delayed-type hypersensitivity reaction to the meta-cresol component of insulin. Ann Allergy Asthma Immunol 2007; 99(2): 194–195, http://dx.doi.org/10.1016/S1081-1206(10)60645-X.
  24. Patel R.A., Gallagher J.C. Drug fever.

    Pharmacotherapy 2010; 30(1): 57–69, http://dx.doi.org/10.1592/phco.30.1.57.

  25. Bircher A.J., Scherer K. Delayed cutaneous manifestations of drug hypersensitivity. Med Clin North Am 2010; 94(4): 711–725, http://dx.doi.org/10.1016/j.mcna.2010.04.001.
  26. Asero R. Multiple drug allergy syndrome: a distinct clinical entity. Curr Allergy Rep 2001; 1(1): 18–22, http://dx.doi.org/10.1007/s11882-001-0092-5.
  27. Балаболкин И.И., Булгакова В.А.

    Как смотрится аллергия на лекарства

    Клиническая ал­лер­гология детского возраста с неотложными состояниями. М: МИА; 2011; 264 c.

  28. Jacquier J., Chik C.L., Senior P.A. A practical, clinical approach to the assessment and management of suspected insulin allergy. Diabet Med 2013; 30(8): 977–985, http://dx.doi.org/10.1111/dme.12194.
  29. Дефекация
  30. Beckwith H. Erythema multiforme: a simple rash or sinister sign? BMJ Case Rep 2012; 2012: bcr1120115072, http://dx.doi.org/10.1136/bcr.11.2011.5072.
  31. Рвота
  32. Demoly P., Lebel B., Messaad D., Sahla H., Rongier M., Daurès J.P., Godard P., Bousquet J.

    Predictive capacity of histamine release for the diagnosis of drug allergy. Allergy 1999; 54(5): 500–506, http://dx.doi.org/10.1034/j.1398-9995.1999.00020.x.

  33. Bircher A.J. Symptoms and danger signs in acute drug hypersensitivity. Toxicology 2005; 209(2): 201–207, http://dx.doi.org/10.1016/j.tox.2004.12.036.
  34. Rojko J.L., Evans M.G., Price S.A., Han B., Waine G., DeWitte M., Haynes J., Freimark B., Martin P., Raymond J.T., Evering W., Rebelatto M.C., Schenck E., Horvath C. Formation, clearance, deposition, pathogenicity, and identification of biopharmaceutical-related immune complexes: review and case studies. Toxicol Pathol 2014; 42(4): 725–764, http://dx.doi.org/10.1177/0192623314526475.
  35. Pirmohamed M., Ostrov D.A., Park B.K.

    New genetic findings lead the way to a better understanding of fundamental mechanisms of drug hypersensitivity. J Allergy Clin Immunol 2015; 136(2): 236–244, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2015.06.022.

  36. Lamoreux M.R., Sternbach M.R., Hsu W.T. Erythema multiforme. Am Fam Physician 2006; 74(11): 1883–1888.
  37. Hubiche T., Milpied B., Cazeau C., Taïeb A., Léauté-Labrèze C. Association of immunologically confirmed delayed drug reaction and human herpesvirus 6 viremia in a pediatric case of drug-induced hypersensitivity syndrome.

    Как смотрится аллергия на лекарства

    Dermatology 2011; 222(2): 140–141, http://dx.doi.org/10.1159/000324506.

  38. Omer H.M., Hodson J., Thomas S.K., Coleman J.J. Multiple drug intolerance syndrome: a large-scale retrospective study. Drug Saf 2014; 37(12): 1037–1045, http://dx.doi.org/10.1007/s40264-014-0236-x.
  39. Gomes E., Cardoso M.F., Praca F., Gomes L., Marino E., Demoly P. Self-reported drug allergy in a general adult Portuguese population.

    Clin Exp Allergy 2004; 34(10): 1597–1601, http://dx.doi.org/10.1111/j.1365-2222.2004.02070.x.

  40. Erkoçoğlu M., Kaya A., Civelek E., Ozcan C., Cakır B., Akan A., Toyran M., Ginis T., Kocabas C.N. Prevalence of confirmed immediate type drug hypersensitivity reactions among school children. Pediatr Allergy Immunol 2013; 24(2): 160–167, http://dx.doi.org/10.1111/pai.12047.
  41. Fontaine C., Mayorga C., Bousquet P.J., Arnoux B., Torres M.J., Blanca M., Demoly P. Relevance of the determination of serum-specific IgE antibodies in the diagnosis of immediate beta-lactam allergy.

    Allergy 2007; 62(1): 47–52, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2006.01268.x.

  42. Farnam K., Chang C., Teuber S., Gershwin M.E. Nonallergic drug hypersensitivity reactions. Int Arch Allergy Immunol 2012; 159(4): 327–345, http://dx.doi.org/10.1159/000339690.
  43. Grigiene G., Norkūnienė J., Kvedariene V. The time delay between drug intake and bronchospasm for nonsteroidal antiinflammatory drugs sensitive patients. World Allergy Organ J 2010; 3(12): 266–270, http://dx.doi.org/10.1097/wox.0b013e3181fdfc5f.
  44. Gell P.G.H., Coombs R.R.A.

    The classification of allergic reactions underlying disease. In: Clinical aspects of immunology. Coombs R.R.A., Gell P.G.H. (editors). London, UK: Blackwell Sci; 1963; p. 317–337.

  45. Hoffman A.G., Schram S.E., Ercan-Fang N.G., Warshaw E.M. Type I allergy to insulin: case report and review of localized and systemic reactions to insulin. Dermatitis 2008; 19(1): 52–58.
  46. Pineda F., Ariza A., Mayorga C., Arribas F., González-Mendiola R., Blanca-López N., Davila G., Cabañes N., Canto G., Laguna J.J., Senent C., Stahl-Skov P., Palacios R., Blanca M., Torres M.J.

    Role of histamine release test for the evaluation of patients with immediate hypersensitivity reactions to clavulanic acid. Int Arch Allergy Immunol 2016; 168(4): 233–240, http://dx.doi.org/10.1159/000443274.

  47. Непроизвольные мочеиспускание
  48. Hari Y., Frutig-Schnyder K., Hurni M., Yawalkar N., Zanni M.P., Schnyder B., Kappeler A., von Greyerz S., Braathen L.R., Pichler W.J. T cell involvement in cutaneous drug eruptions. Clin Exp Allergy 2001; 31(9): 1398–1408, http://dx.doi.org/10.1046/j.1365-2222.2001.01164.x.
  49. Yazıcıoğlu M. Approach to drug allergies in the childhood. Turk Pediatri Ars 2014; 49(2): 99–103, http://dx.doi.org/10.5152/tpa.2014.1944.
  50. Brockow K., Przybilla B., Aberer W., Bircher A.J., Brehler R., Dickel H., Fuchs T., Jakob T., Lange L., Pfützner W., Mockenhaupt M., Ott H., Pfaar O., Ring J., Sachs B., Sitter H., Trautmann A., Treudler R., Wedi B., Worm M., Wurpts G., Zuberbier T., Merk H.F.

    Guideline for the diagnosis of drug hypersensitivity reactions. Allergo J Int 2015; 24(3): 94–105, http://dx.doi.org/10.1007/s40629-015-0052-6.

  51. Mayorga C., Sanz M.L., Gamboa P., Garcia-Aviles M.C., Fernandez J., Torres M.J.; Spanish Society of Allergy and Clinical; Immunology; Immunology and Drug Allergy Committee. In vitro methods for diagnosing nonimmediate hypersensitivity reactions to drugs. J Investig Allergol Clin Immunol 2013; 23(4): 213–225.
  52. Żukiewicz-Sobczak W.A., Wróblewska P., Adamczuk P., Zwoliński J., Oniszczuk A., Wojtyła-Buciora P., Silny W.

    Drugs as important factors causing allergies. Postepy Dermatol Alergol 2015; 32(5): 388–392, http://dx.doi.org/10.5114/pdia.2014.44021.

  53. Mori F., Fili L., Barni S., Sarti L., Pucci N., Parronchi P., Novembre E. Drug fever after a single dose of amoxicillin-clavulanic acid. J Allergy Clin Immunol Pract 2015, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaip.2015.11.030. [Epub ahead of print].
  54. Ghane Shahrbaf F., Assadi F. Drug-induced renal disorders. J Renal Inj Prev 2015; 4(3): 57–60, http://dx.doi.org/10.12861/jrip.2015.12.
  55. Ponvert C., Scheinmann P. Allergic and pseudoallergic reactions to analgesics, antipyretics and non-steroidal anti-inflammatory drugs. Arch Pediatr 2007; 14(5): 507–512, http://dx.doi.org/10.1016/j.arcped.2007.03.009.
  56. Rawlins M.D., Thompson J.W.

    Mechanisms of adverse drug reactions. In: Textbook of adverse drug reactions. Davies D.M. (editor). Oxford: Oxford University Press; 1991; p. 18–45.

  57. Flowers H., Brodell R., Brents M., Wyatt J.P. Fixed drug eruptions: presentation, diagnosis, and management. South Med J 2014; 107(11): 724–727, http://dx.doi.org/10.14423/SMJ.0000000000000195.
  58. Aberer W., Bircher A., Romano A., Blanca M., Campi P., Fernandez J., Brockow K., Pichler W.J., Demoly P.; European Network for Drug Allergy (ENDA); EAACI interest group on drug hypersensitivity. Drug provocation testing in the diagnosis of drug hypersensitivity reactions: general considerations.

    Allergy 2003; 58(9): 854–863, http://dx.doi.org/10.1034/j.1398-9995.2003.00279.x.

  59. Hanai S., Sato T., Takeda K., Nagatani K., Iwamoto M., Minota S. Drug-induced lupus caused by long term minocycline treatment for acne vulgaris. Arerugi 2015; 64(9): 1269–1273, http://dx.doi.org/10.15036/arerugi.64.1269.
  60. Abe R., Yoshioka N., Murata J., Fujita Y., Shimizu H. Granulysin as a marker for early diagnosis of the Stevens-Johnson syndrome. Ann Intern Med 2009; 151(7): 514–515, http://dx.doi.org/10.7326/0003-4819-151-7-200910060-00016.
  61. Neukomm C.B., Yawalkar N., Helbling A., Pichler W.J. T-cell reactions to drugs in distinct clinical manifestations of drug allergy.

    J Investig Allergol Clin Immunol 2001; 11(4): 275–284.

  62. Российская ассоциация аллергологов и клинических иммунологов. Федеральные клинические советы по диагностике и исцелению фармацевтической аллергии. М; 2014.
  63. Shiohara T. Fixed drug eruption: pathogenesis and diagnostic tests. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2009; 9(4): 316–321, http://dx.doi.org/10.1097/ACI.0b013e32832cda4c.
  64. Chung W.H., Hung S.I., Hong H.S., Hsih M.S., Yang L.C., Ho H.C., Wu J.Y., Chen Y.T.

    Medical genetics: a marker for Stevens–Johnson syndrome. Nature 2004; 428(6982): 486, http://dx.doi.org/10.1038/428486a.

  65. Pichler W.J. Delayed drug hypersensitivity reactions. Ann Intern Med 2003; 139(8): 683–693, http://dx.doi.org/10.7326/0003-4819-139-8-200310210-00012.
  66. Stone S.F., Phillips E.J., Wiese M.D., Heddle R.J., Brown S.G. Immediate-type hypersensitivity drug reactions. Br J Clin Pharmacol 2014; 78(1): 1–13, http://dx.doi.org/10.1111/bcp.12297.
  67. Santiago F., Gonçalo M., Vieira R., Coelho S., Figueiredo A.

    Epicutaneous patch testing in drug hypersensitivity syndrome (DRESS). Contact Dermatitis 2010; 62(1): 47–53, http://dx.doi.org/10.1111/j.1600-0536.2009.01659.x.

  68. Chung W.H., Hung S.I., Yang J.Y., Su S.C., Huang S.P., Wei C.Y., Chin S.W., Chiou C.C., Chu S.C., Ho H.C., Yang C.H., Lu C.F., Wu J.Y., Liao Y.D., Chen Y.T. Granulysin is a key mediator for disseminated keratinocyte death in Stevens-Johnson syndrome and toxic epidermal necrolysis. Nat Med 2008; 14(12): 1343–1350, http://dx.doi.org/10.1038/nm.1884.
  69. Kvedariene V., Kamey S, Ryckwaert Y., Rongier M., Bousquet J., Demoly P., Arnoux B.

    Diagnosis of neuromuscular blocking agent hypersensitivity reactions using cytofluorimetric analysis of basophils. Allergy 2006; 61(3): 311–315, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2006.00978.x.

  70. Barbaud A. Drug patch testing in systemic cutaneous drug allergy. Toxicology 2005; 209(2): 209–216, http://dx.doi.org/10.1016/j.tox.2004.12.024.
  71. Demoly P., Adkinson N.F., Brockow K., Castells M., Chiriac A.M., Greenberger P.A., Khan D.A., Lang D.M., Park H.S., Pichler W., Sanchez-Borges M., Shiohara T., Thong B.Y.

    International Consensus on drug allergy. Allergy 2014; 69(4): 420–437, http://dx.doi.org/10.1111/all.12350.

  72. Caubet J.C., Kaiser L., Lemaître B., Fellay B., Gervaix A., Eigenmann P.A. The role of penicillin in benign skin rashes in childhood: a prospective study based on drug rechallenge. J Allergy Clin Immunol 2011; 127(1): 218–222, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2010.08.025.
  73. Shiohara T., Kano Y. A complex interaction between drug allergy and viral infection.

    Clin Rev Allergy Immunol 2007; 33(1): 124–133, http://dx.doi.org/10.1007/s12016-007-8010-9.

  74. Eun L.Y., Go J.W., Kang W.H., Kim S.H., Cho H.K. Erythema multiforme associated with Kawasaki Disease in a Korean child. Eur J Dermatol 2010; 20(4): 524–525, http://dx.doi.org/10.1684/ejd.2010.0972.
  75. Guglielmi L., Fontaine C., Gougat C., Avinens O., Eliaou J.F., Guglielmi P., Demoly P. IL-10 promoter and IL4-Ralpha gene SNPs are associated with immediate beta-lactam allergy in atopic women.

    Allergy 2006; 61(8): 921–927, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2006.01067.x.

  76. Ferrusquía J., Pérez-Martínez I., Gómez de la Torre R., Fernández-Almira M.L., de Francisco R., Rodrigo L., Riestra S. Gastroenterology case report of mesalazine-induced cardiopulmonary hypersensitivity. World J Gastroenterol 2015; 21(13): 4069–4077, http://dx.doi.org/10.3748/wjg.v21.i13.4069.
  77. Schrijvers R., Gilissen L., Chiriac A.M., Demoly P. Pathogenesis and diagnosis of delayed-type drug hypersensitivity reactions, from bedside to bench and back.

    Clin Transl Allergy 2015; 5: 31, http://dx.doi.org/10.1186/s13601-015-0073-8.

  78. Blanca M., Romano A., Torres M.J., Férnandez J., Mayorga C., Rodriguez J., Demoly P., Bousquet P.J., Merk H.F., Sanz M.L., Ott H., Atanasković-Marković M. Update on the evaluation of hypersensitivity reactions to betalactams. Allergy 2009; 64(2): 183–193, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2008.01916.x.
  79. Балаболкин И.И. Фармацевтическая аллергия у детей: кли­нико-патогенетические варианты, диагностика и про­фи­лактика.

    Русский педиатрический журнальчик 2011; 1: 49–53.

  80. Faulkner L., Meng X., Park B.K., Naisbitt D.J. The importance of hapten-protein complex formation in the development of drug allergy. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2014; 14(4): 293–300, http://dx.doi.org/10.1097/ACI.0000000000000078.
  81. Gomes E.R., Brockow K., Kuyucu S., Saretta F., Mori F., Blanca-Lopez N., Ott H., Atanaskovic-Markovic M., Kidon M., Caubet J.C., Terreehorst I.; ENDA/EAACI Drug Allergy Interest Group.

    Drug hypersensitivity in children: report from the pediatric task force of the EAACI Drug Allergy Interest Group. Allergy 2016; 71(2): 149–161, http://dx.doi.org/10.1111/all.12774.

  82. Park B.K., Naisbitt D.J., Demoly P. Drug hypersensitivity. In: Allergy. New York: Elsevier BV; 2012; p. 321–330, http://dx.doi.org/10.1016/b978-0-7234-3658-4.00020-2.
  83. Bircher A.J., Scherer Hofmeier K. Drug hypersensitivity reactions: Inconsistency in the use of the classification of immediate and nonimmediate reactions.

    J Allergy Clin Immunol 2012; 129(1): 263–264, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2011.08.042.

  84. Macy E. Practical management of patients with a history of immediate hypersensitivity to common non-beta-lactam drugs. Curr Allergy Asthma Rep 2016; 16(1): 4, http://dx.doi.org/10.1007/s11882-015-0584-3.
  85. Harr T., French L.E. Toxic epidermal necrolysis and Stevens–Johnson syndrome. Orphanet J Rare Dis 2010; 5: 39, http://dx.doi.org/10.1186/1750-1172-5-39.
  86. Chang Y.S., Huang F.C., Tseng S.H., Hsu C.K., Ho C.L., Sheu H.M. Erythema multiforme, Stevens–Johnson syndrome, and toxic epidermal necrolysis: acute ocular manifestations, causes, and management.

    Cornea 2007; 26(2): 123–129, http://dx.doi.org/10.1097/ico.0b013e31802eb264.

  87. Newmark J.L., Mehra A., Singla A.K. Radiocontrast media allergic reactions and interventional pain practice — a review. Pain Physician 2012; 15(5): E665–E675.
  88. Picard D., Janela B., Descamps V., D’Incan M., Courville P., Jacquot S., Rogez S., Mardivirin L., Moins-Teisserenc H., Toubert A., Benichou J., Joly P., Musette P. Drug reaction with eosinophilia and systemic symptoms (DRESS): a multiorgan antiviral T cell response.

    Sci Transl Med 2010; 2(46): 46–62, http://dx.doi.org/10.1126/scitranslmed.3001116.

  89. Pichler W.J., Adam J., Daubner B., Gentinetta T., Keller M., Yerly D. Drug hypersensitivity reactions: pathomechanism and clinical symptoms. Med Clin North Am 2010; 94(4): 645–664, http://dx.doi.org/10.1016/j.mcna.2010. 04.003.
  90. Mockenhaupt M. Severe drug-induced skin reactions: clinical pattern, diagnostics and therapy. J Dtsch Dermatol Ges 2009; 7(2): 142–160, http://dx.doi.org/10.1111/j.1610-0387.2008.06878.x.
  91. Появление сыпи по всему телу
  92. Sidoroff A., Halevy S., Bavinck J.N., Vaillant L., Roujeau J.C. Acute generalized exanthematous pustulosis (AGEP) — a clinical reaction pattern.

    J Cutan Pathol 2001; 28(3): 113–119, http://dx.doi.org/10.1034/j.1600-0560.2001.028003113.x.

  93. Roujeau J.C. Clinical heterogeneity of drug hypersensitivity. Toxicology 2005; 209(2): 123–129, http://dx.doi.org/10.1016/j.tox.2004.12.022.
  94. Uetrecht J., Naisbitt D.J. Idiosyncratic adverse drug reactions: current concepts. Pharmacol Rev 2013; 65(2): 779–808, http://dx.doi.org/10.1124/pr.113.007450.
  95. Özcan D., Seçkin D., Bilezikçi B., Arslan H. The role of human herpesvirus-6, Epstein–Barr virus and cytomegalovirus infections in the etiopathogenesis of different types of cutaneous drug reactions.

    Int J Dermatol 2010; 49(11): 1250–1254, http://dx.doi.org/10.1111/j.1365-4632.2010.04531.x.

  96. Wheatley L.M., Plaut M., Schwaninger J.M., Banerji A., Castells M., Finkelman F.D., Gleich G.J., Guttman-Yassky E., Mallal S.A., Naisbitt D.J., Ostrov D.A., Phillips E.J., Pichler W.J., Platts-Mills T.A., Roujeau J.C., Schwartz L.B., Trepanier L.A. Report from the National Institute of Allergy and Infectious Diseases workshop on drug allergy.

    J Allergy Clin Immunol 2015; 136(2): 262–271.e2, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2015.05.027.

  97. Rodríguez-Pazos L., Gómez-Bernal S., Rodríguez-Granados M.T., Toribio J. Photodistributed erythema multiforme. Actas Dermosifiliogr 2013; 104(8): 645–653, http://dx.doi.org/10.1016/j.adengl.2012.01.024.
  98. Chiriac A.M., Demoly P. Multiple drug hypersensitivity syndrome. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2013; 13(4): 323–329, http://dx.doi.org/10.1097/aci.0b013e3283630c36.
  99. Leysen J., Sabato V., Verweij M.M., De Knop K.J., Bridts C.H., De Clerck L.S., Ebo D.G.

    The basophil activation test in the diagnosis of immediate drug hypersensitivity. Expert Rev Clin Immunol 2011; 7(3): 349–355, http://dx.doi.org/10.1586/eci.11.14.

  100. Ayuso P., Blanca-López N., Doña I., Torres M.J., Guéant-Rodríguez R.M., Canto G., Sanak M., Mayorga C., Guéant J.L., Blanca M., Cornejo-García J.A. Advanced phenotyping in hypersensitivity drug reactions to NSAIDs. Clin Exp Allergy 2013; 43(10): 1097–1109, http://dx.doi.org/10.1111/cea.12140.
  101. Потеря сознания
  102. Valeyrie-Allanore L., Sassolas B., Roujeau J.C.

    Drug-induced skin, nail and hair disorders. Drug Saf 2007; 30(11): 1011–1030, http://dx.doi.org/10.2165/00002018-200730110-00003.

  103. Lee A.Y., Chey W.Y., Choi J., Jeon J.S. Insulin-induced drug eruptions and reliability of skin tests. Acta Derm Venereol 2002; 82(2): 114–117, http://dx.doi.org/10.1080/00015550252948149.
  104. Leach M.W., Rottman J.B., Hock M.B., Finco D., Rojko J.L., Beyer J.C. Immunogenicity/hypersensitivity of biologics. Toxicol Pathol 2014; 42(1): 293–300, http://dx.doi.org/10.1177/0192623313510987.
  105. Leuppi J.D., Schnyder P., Hartmann K., Reinhart W.H., Kuhn M.

    Drug-induced bronchospasm: analysis of 187 spontaneously reported cases. Respiration 2001; 68(4): 345–351, http://dx.doi.org/10.1159/000050525.

  106. Wei C.Y., Chung W.H., Huang H.W., Chen Y.T., Hung S.I. Direct interaction between HLA-B and carbamazepine activates T cells in patients with Stevens–Johnson syndrome. J Allergy Clin Immunol 2012; 129(6): 1562–1569.e5, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2011.12.990.
  107. Simons F.E., Ardusso L.R., Bilò M.B., Cardona V., Ebisawa M., El-Gamal Y.M., Lieberman P., Lockey R.F., Muraro A., Roberts G., Sanchez-Borges M., Sheikh A., Shek L.P., Wallace D.V., Worm M. International consensus on (ICON) anaphylaxis. World Allergy Organ J 2014; 7(1): 9, http://dx.doi.org/10.1186/1939-4551-7-9.
  108. Smyth R.M.D., Gargon E., Kirkham J., Cresswell L., Golder S., Smyth R., Williamson P.

    Adverse drug reactions in children — a systematic review. PLoS One 2012; 7(3): e24061, http://dx.doi.org/10.1371/journal.pone.0024061.

  109. Bousquet P.J., Gaeta F., Bousquet-Rouanet L., Lefrant J.Y., Demoly P., Romano A. Provocation tests in diagnosing drug hypersensitivity. Curr Pharm Des 2008; 14(27): 2792–2802, http://dx.doi.org/10.2174/138161208786369731.
  110. de Araujo E., Dessirier V., Laprée G., Valeyrie-Allanore L., Ortonne N., Stathopoulos E.N., Bagot M., Bensussan A., Mockenhaupt M., Roujeau J.C., Tsapis A. Death ligand TRAIL, secreted by CD1a+ and CD14+ cells in blister fluids, is involved in killing keratinocytes in toxic epidermal necrolysis.

    Exp Dermatol 2011; 20(2): 107–112, http://dx.doi.org/10.1111/j.1600-0625.2010.01176.x.

  111. Rerkpattanapipat T., Chiriac A.M., Demoly P. Drug provocation tests in hypersensitivity drug reactions. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2011; 11(4): 299–304, http://dx.doi.org/10.1097/ACI.0b013e328348a4e9.
  112. Camous X., Calbo S., Picard D., Musette P. Drug reaction with eosinophilia and systemic symptoms: an update on pathogenesis. Curr Opin Immunol 2012; 24(6): 730–735, http://dx.doi.org/10.1016/j.coi.2012.07.010.
  113. Cacoub P., Musette P., Descamps V., Meyer O., Speirs C., Finzi L., Roujeau J.C. The DRESS syndrome: a literature review. Am J Med 2011; 124(7): 588–597, http://dx.doi.org/10.1016/j.amjmed.2011.01.017.
  114. Macy E., Ho N.J.

    Multiple drug intolerance syndrome: prevalence, clinical characteristics, and management. Ann Allergy Asthma Immunol 2012; 108(2): 88–93, http://dx.doi.org/10.1016/j.anai.2011.11.006.

  115. Levi N., Bastuji-Garin S., Mockenhaupt M., Roujeau J.C., Flahault A., Kelly J.P., Martin E., Kaufman D.W., Maison P. Medications as risk factors of Stevens-Johnson syndrome and toxic epidermal necrolysis in children: a pooled analysis.

    Pediatrics 2009; 123(2): e297–e304, http://dx.doi.org/10.1542/peds.2008-1923.

  116. Российская ассоциация аллергологов и клинических иммунологов. Федеральные клинические советы по диагностике и исцелению крапивницы. М; 2013.
  117. Dao R.-L., Su S.-C., Chung W.-H. Recent advances of pharmacogenomics in severe cutaneous adverse reactions: immune and nonimmune mechanisms. Asia Pac Allergy 2015; 5(2): 59–67, http://dx.doi.org/10.5415/apallergy.2015.5.2.59.
  118. Limsuwan T., Demoly P.

    Acute symptoms of drug hypersensitivity (urticaria, angioedema, anaphylaxis, anaphylactic shock). Med Clin North Am 2010; 94(4): 691–710, http://dx.doi.org/10.1016/j.mcna.2010.03.007.

  119. Министерство здравоохранения Русской Федера­ции. Альянс педиатров Рф. Федеральные клинические советы по оказанию мед помощи детям с многоформной экссудативной эритемой и токсикодермией. M; 2015.
  120. Kowalski M.L., Woessner K., Sanak M. Approaches to the diagnosis and management of patients with a history of nonsteroidal anti-inflammatory drug-related urticaria and angioedema.

    J Allergy Clin Immunol 2015; 136(2): 245–251, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2015.06.021.

  121. Simons F.E., Ebisawa M., Sanchez-Borges M., Thong B.Y., Worm M., Tanno L.K., Lockey R.F., El-Gamal Y.M., Brown S.G., Park H.S., Sheikh A. 2015 update of the evidence base: World Allergy Organization anaphylaxis guidelines.

    Как смотрится аллергия на лекарства

    World Allergy Organ J 2015; 8(1): 32, http://dx.doi.org/10.1186/s40413-015-0080-1.

  122. Резкая одышка
  123. Clark B.M., Kotti G.H., Shah A.D., Conger N.G. Severe serum sickness reaction to oral and intramuscular penicillin. Pharmacotherapy 2006; 26(5): 705–708, http://dx.doi.org/10.1592/phco.26.5.705.
  124. Hausmann O.V., Gentinetta T., Bridts C.H., Ebo D.G. The basophil activation test in immediate-type drug allergy. Immunol Allergy Clin North Am 2009; 29(3): 555–566, http://dx.doi.org/10.1016/j.iac.2009.04.011.

Если у человека находятся перечисленные выше симптомы, нужно незамедлительно вызывать скорую и оказатьпервую мед помощь.

При анафилактическом шоке, медлить нельзя, так как это может привести к летальному исходу.

Проявление аллергии довольно нередко путают с симптомами простудных болезней. Различие очевидной простуды и аллергии заключается, во-1-х, в том, что температура тела, как правило, не увеличивается, а выделения из носа остаются водянистыми и прозрачными, похожие на воду. Чиханье при аллергии бывает целыми, длительными сериями попорядку, и основное, при простуде все симптомы традиционно проходят довольно быстро, а при аллергии они продолжаются еще дольше.

Что такое аллергия?

 — это необыкновенная завышенная чувствительность к разным веществам, которые у большинства людей не вызывают болезненных реакций.

Как правило, неприятелями стают домашняя пыль, пыльца растений, плесень, эпителий домашних животных, некие виды пищевых товаров и т.д.

Эти агенты стают аллергентами и возникает аллергия.

Последние десятилетия XX века характеризуются значимым ростом частоты аллергических болезней. Распространенность аллергии припоминает эпидемию, за крайние 20 лет она возросла в 3-4 раза и обхватывает в различных странах мира от 10 до 30% населения, при этом болезнь нередко протекает в тяжеленной, необыкновенной форме. Это соединено с усилением аллергенной нагрузки на человека.

Ухудшающаяся экологическая ситуация, нерациональное питание, излишняя фармацевтическая терапия, бесконтрольное юзание лекарств, стрессовые перегрузки, неподвижный образ жизни, конфигурации в климате…

Все это увеличивает подверженность организма человека воздействию аллергенов — даже тех, которые существовали всегда.

Аллергические реакции на фармацевтические средства: современные представления (обзор)

Т.И. Елисеева, И.И. Балаболкин

Ключевые слова: фармацевтическая аллергия; аллергия на медикаментозные средства; диагностика фармацевтической аллергии; лекарст­венные гиперчувствительные реакции.

Лекарственной аллергией мучается наиболее 7% населения.

Известны случаи развития томных угрожающих жизни аллергических реакций. В обзоре представлены современные взоры на механизмы развития фармацевтической иммунной гиперчувствительности, описаны главные клинические формы и имеющиеся способы диагностики фармацевтической аллергии. Специфичная диагностика фармацевтической аллергии проводится с юзанием тестов in vivo (прик-тесты, внутрикожное тестирование, патч-тесты, провокационные тесты) и in vitro (определение специфичных IgE к фармацевтическим средствам, испытания активации базофилов, реакции бласттранс­формации лейкоцитов, количественное определение цитокинов и остальных белков, к примеру гранзима и триптазы в периферической крови).

Но не все эти способы доступны в настоящей медицинской практике, список коммерческих наборов для диагностики фармацевтической аллергии ограничен. Конкретно потому при ведении пациентов принципиально опираться на данные анамнеза и общеклинического обследования, учесть имеющиеся сведения о ассоциации фармацевтической аллергии и инфицирования вирусами группы герпеса, в особенности в детской популяции, о наличии наследственной расположенности к формированию неких форм фармацевтической аллергии.

Лекарственная аллергия характеризуется появлением гиперчувствительных реакций на медикаментозные средства, имеющих иммунный механизм развития.

При таковых реакциях антитела и/или активированные Т-клетки ориентированы против фармацевтических препаратов либо их метаболитов [1]. Эта неувязка очень актуальна для практического здравоохранения, так как фармацевтической аллергией мучается наиболее 7% населения. Не считая того, может быть развитие томных угрожающих жизни аллергических реакций, требующих госпитализации и долгого исцеления [1–4]. Иммунологические реакции на лекарства (реакции фармацевтической гиперчувствительности) рассматриваются в категории В неблагоприятных реакций на лекарства, механизм которых связан с аномальным ответом на фармацевтические средства (табл.

1). Это различает их от реакций типа A, которые могут иметь место у хоть какого пациента и, как правило, соединены с главным механизмом деяния фармацевтических средств и их дозой [5, 6].


Таблица 1. Типы неблагоприятных реакций на фармацевтические средства (по Doña, 2014, с изменениями) [5, 6]

На теоретическом уровне аллергические реакции могут быть вызваны всеми лекарствами, но более частыми их причинами являются лекарства, противосудорожные препараты, нестероидные антивосполительные препараты (НПВП), анестетики. Риск развития фармацевтической аллергии, ее клинические индивидуальности зависят от личных параметров иммунной системы, дозы фармацевтических средств, длительности исцеления, метода введения, пола пациента, а также от неповторимых HLA-признаков, которые описываются все почаще.

На фармацевтические препараты может быть развитие как иммунных, так и неиммунных (псевдоаллергических) форм гиперчувствительных реакций, имеющих нередко схожие клинические проявления [3, 7]. Неиммунные варианты ненужных побочных реакций на фармацевтические средства могут иметь разный генез, например: неспецифическая дегрануляция тучных клеток либо базофилов с высвобождением гистамина (рентгеноконтрастные препараты, ванкомицин), изменение метаболизма арахидоновой кислоты (нестероидные антивосполительные препараты — НПВП), фармакологическое действие веществ, вызывающих бронхоспазм (бета-блокаторы) [8–12].

Фармацевтические гиперчувствительные реакции в зависимости от времени их манифестации от начала исцеления разделяются на немедленные и замедленные (отсроченные) [1]. Немедленные фармацевтические гиперчувствительные реакции появляются в большей степени в течение первого часа (первых 6 часов) опосля приема фармацевтического продукта и индуцируются в основном IgE-опосредованным механизмом [13, 14]. Обычными их симптомами являются крапивница, ангионевротический отек, риноконъюнктивит, бронхоспазм, тошнота, рвота, диарея, боль в животике, анафилаксия. Замедленного типа гиперчувствительные реакции могут быть реализованы в хоть какое время спустя 1 ч опосля введения лекарства, но традиционно появляются позже 6–72 ч от начала приема фармацевтических средств и соединены в большей степени с Т-клеточными механизмами аллергической реакции [1, 15–18].

Их клинические проявления чрезвычайно разнообразны, могут включать пятнисто-папулезную экзантему, эксфолиативный дерматит, эритродермии, DRESS-синдром (drug-related eosinophilia with systemic symptoms), токсический эпидермальный некролиз, остальные буллезные реакции. Общесистемные эффекты могут быть представлены развитие гепатита, нефрита, цитопении и др. [19].

Патогенетические механизмы развития фармацевтической аллергии

Фармацевтические гиперчувствительные реакции есть столько же, сколько есть сами фармацевтические средства [15].

Тем не наименее почти все механизмы их формирования до сих пор не раскрыты и для огромного числа типов фармацевтических гиперчувствительных реакций до реального времени отсутствуют утвержденные диагностические процедуры [6, 20]. Фармацевтические средства способны вызывать развитие всех типов иммунопатологических реакций, обрисованных P.G.N. Gell и R.R.A. Coombs [21], но IgE-опосредованные и опосредованные Т-лимфоцитами реакции являются более частыми из них [1, 22] (табл. 2).


Таблица 2.

Классификация фармацевтической аллергии [1, 19, 22]


Немедленные аллергические фармацевтические гиперчувствительные реакции имеют в базе гиперпродукцию IgE-антител антигенспецифическими В-лимфоцитами. Связывание специфичных IgE-антител с высокоаффинными сенсорами на поверхности тучных клеток и базофилов, взаимодействие их с фармацевтическим антигеном приводит к высвобождению преформированных медиаторов (гистамина, триптазы), фактора некроза опухолей и вновь образуемых медиаторов (лейкотриенов, простагландинов, кининов, цитокинов) [23, 24].

Данные медиаторы могут быть применены в качестве исследовательских биомаркеров фармацевтической гиперчувствительности. Клинически данные реакции появляются в форме крапивницы, ангиоотека, ринита, конъюнктивита, бронхоспазма, гастроинтестинальных нарушений либо анафилаксии, анафилактического шока [25, 26]. Их развитие может наблюдаться при применении чужеродных сывороток, бета-лактамных лекарств, сульфаниламидов, анал­гезирующих средств, НПВП [24].

Как смотрится аллергия на лекарства

2-ой тип фармацевтических аллергических реакций — цитотоксический. В его базе лежит взаимодействие в большей степени IgG либо IgM с антигеном, фиксированным на мембранах клеток, с следующим развитием повреждения этих клеток, опосредованного комплементом [27]. Клинически он проявляется в большей степени иммунопатологическими реакциями со стороны клеток крови, к примеру иммунной гемолитической анемией [28].

Появление неких клинических форм фармацевтической аллергии может быть обосновано иммунокомплексными реакциями (III тип по Gell и Coombs).

В их базе лежит образование иммунных комплексов, их отложение в сосудистом русле на мембранах эндотелия сосудов маленького калибра с следующим появлением тканевых повреждений и нарушениями микроциркуляции [27, 29]. Иммунокомплексные реакции протекают с вовлечением в патологический процесс комплемента, образующиеся при этом анафилотоксины С3а и С5а вызывают высвобождение из тучных клеток и базофилов гистамина, протеолитических ферментов, вазоактивных аминов.

Данный механизм является ведущим в развитии сывороточной заболевания, васкулитов, системной красноватой волчанки, гломерулонефрита, парадокса Артюса, неких экзантем фармацевтического происхождения [29, 30]. Более нередкой предпосылкой появления иммунокомплексного варианта фармацевтической аллергии служит применение лекарств, сывороток, вакцин, сульфаниламидов, анестетиков, НПВП, современных иммунобиологических препаратов (препаратов на базе моноклональных антител) [29–32].

Но особенное внимание приковано в крайние годы к замедленным аллергическим реакциям на фармацевтические средства, которые опосредуются Т-лимфоцитами.

Более нередкой мишенью для реагирующих на фармацевтические препараты Т-лимфоцитов является кожа, но в патологический процесс могут быть вовлечены и остальные органы. Поначалу осуществляется процессинг фармацевтического антигена дендритными клеточками, потом антиген транспортируется в регионарные лимфоузлы, где презентируется Т-клеткам. В следующем антигенспецифические Т-лимоциты мигрируют в орган-мишень, опосля экспозиции антигена они активизируются и секретируют провоспалительные цитокины, которые вызывают развитие воспаления и повреждение тканей [23].

Клинически замедленные фармацевтические гиперчувствительные реакции почаще всего появляются в виде симптомов поражения кожи: появление зудящей пятнисто-папулезной сыпи, фиксированных фармацевтических сыпей, васкулита, токсического эпидермального некролиза, синдрома Стивенса–Джонсона, генерализованных буллезных фиксированных лекарст­венных сыпей, острого генерализованного экзематозного пустулеза и симметричных, связанных с приемом фармацевтических средств интертригинозных и расположенных на сгибательных поверхностях конечностей экзантем [33, 34]. Внутренние органы также могут быть вовлечены в патологический процесс (изолированно либо в сочетании с кожными симптомами, в итоге что развиваются гепатит, поражения почек, гиперчувствительный пневмонит, цитопении [35, 36].

Отмечено также, что в развитии аллергических реакций к фармакологическим продуктам у 1-го и того же пациента может быть роль пары типов иммунологических реакций. Так, в развитии аллергии к инсулину подтверждено роль как IgE-опосредованных, так и клеточно-опосредованных реакций [37–39].

Почти все фармацевтические препараты и/или их метаболиты являются гаптенами, но, связываясь с белками, образуют полный антиген. Такие вновь образовавшиеся антигены могут вызвать развитие как IgE-опосредуемых, так и Т-клеточно-опосредованных фармацевтических гиперчувствительных реакций [15, 40].

Большой энтузиазм вызывают современные исследования, свидетельствующие о несомненной связи риска развития как немедленных, так и замедленных аллергических фармацевтических реакций с генетическими факторами [15, 41, 42]. о этом свидетельствует, в частности, выявленная связь меж синдромом Стивенса–Джонсона, эпидермальным токсическим некролизом, индуцированными карбамазепином, и антигеном HLA-B*1502 [43], а также ассоциация полиморфизма генов ИЛ-4 и ИЛ-10 с немедленными фармацевтическими гиперчувствительными реакциями на бета-лактамные лекарства [44].

В крайние годы установлено, что вирусные инфекции, включая все герпесвирусы, могут спровоцировать фармацевтическую гиперчувствительную реакцию, возникновение кожных сыпей, ежели лечущее средство (чаще всего антибиотики) применяется в период инфекционного процесса. Клинические проявления могут быть и очень серьезнымии — в виде DRESS-синдрома (лекарственно-обусловленная эозинофилия с системными симптомами) и других системных проявлений [15, 45–48].

Гиперчувствительные реакции на фармацевтические препараты почаще появляются у пациентов, включая малышей, страдающих аллергическими болезнями. Это может быть соединено с конфигурацией метаболических функций организма по биотрансформации лекарст­венных соединений и, в частности, с конфигурацией активности их ацетилирования, образования антигенных детерминант при содействии с белками организма [49].

Клинические проявления фармацевтической гиперчувствительности

Как уже указывалось выше, клинические проявления фармацевтической гиперчувствительности могут быть немедленными и отсроченными относительно времени приема фармацевтического средства.

Не считая того, выделяют системные (анафилаксия, фармацевтическая лихорадка, сывороточная болезнь) и органоспецифические варианты фармацевтических аллергических реакций. В современной литературе подчеркивается, что главным органом-мишенью при фармацевтической гиперчувствительности является кожа, но и остальные органы также могут быть вовлечены в патологический процесс: система кроветворения (эозинофилия, цитопения, гемолитическая анемия), респираторная система (ринит, бронхоспазм, отек горла, эозинофильный легочный инфильтрат), мочевыделительная система (гломерулонефрит, нефротический синдром, интерстициальный нефрит), гепатобилиарная система (гепатоцеллюлярные поражения, холестаз) [16, 36, 50].

Разглядим индивидуальности главных синдромов, соответствующих для фармацевтической гиперчувствительности, включая описанные относительно не так давно.

Кожные поражения при фармацевтической аллергии. Наиболее частыми при фармацевтической аллергии являются кожные симптомы, что обосновано высочайшей иммунной активностью кожи [51–53]. Сыпи носят полиморфный нрав. Они сопровождаются зудом, более выраженным при кореподобной и скарлатиноподобной сыпи [52].

Макулопапулезная сыпь. Папулезная и/или кореподобная сыпь составляет 75–90% лекарственно-индуцированных кожных высыпаний [54].

Дебют сыпи, как правило, наблюдается через 1 нед опосля начала исцеления [55].

При отсутствии остальных проявлений эти высыпания традиционно не представляют угрозы. Преобладающим типом клеток в этом случае являются цитотоксические CD4+ Т-клетки [22].

Как смотрится аллергия на лекарства

Но может быть прогрессирование высыпаний до наиболее суровых проявлений, включая токсический эпидермальный некролиз, который опосредован преимущест­венно CD8+ цитотоксическими Т-клетками [51, 56]. В основном же данные кожные конфигурации исчезают через несколько дней опосля прекращения приема продукта, что нередко сопровождается широким отшелушиванием эпидермиса, которое может бросить участки депигментации. Основной сложностью медицинской диагностики схожих патологических состояний является дифференциальный диагноз с инфекционными экзантемами. Некие клинические варианты фармацевтической гиперчувствительности реализуются при определенном сочетании инфекционных агентов и фармацевтических средств.

Пример — риск появления экзантем при применении бактерицидных препаратов группы аминопенициллинов у пациентов с заразой, вызванной вирусом Эпштейна–Барр [46, 47].

Крапивница. В настоящее время также рассматривается в качестве достаточно обычного варианта фармацевтических сыпей, но при фармацевтической аллергии встречается все же пореже, чем макулопапулезная сыпь. Представляет собой зудящие волдыри разных размеров и локализации, исчезающие бесследно в течение 24 (48) часов, время от времени ассоциированные с отеками Квинке.

Волдыри традиционно возникают довольно быстро — от пары минут до пары часов опосля приема продукта, могут быть компонентом анафилактических реакций, в том числе фатальных. У части пациентов фармацевтическая крапивница имеет в базе IgE-опосредованные аллергические реакции [52]. Но в большинстве случаев фармацевтической гиперчувствительности наблюдаются псевдоаллергические варианты крапивницы, которые могут быть вызваны НПВП, ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента и иными фармацевтическими средствами [57].

У лиц, страдающих приобретенной крапивницей, в 30% случаев отмечается аллергия на НПВП.

Ангиоотек фармацевтического происхождения. Клини­чески характеризуется скорым развитием в области губ, век, время от времени ушных раковин, на тыльной поверхности кистей и стоп, в области половых органов [58].

Фиксированный дерматит. Это увлекательный тип фармацевтической сыпи, состоящий из 1-го либо пары частей (эритематозных, буллезных, в виде бляшек) разных форм и размеров, с четкими границами. Установлено [59], что они повторяются в одном и том же месте каждый раз, когда вводят определенный продукт.

Прекращение введения лекарства сопровождается традиционно редукцией симптомов, но нередко с сохранением остаточной гиперпигментации, что дозволяет просто найти пораженную область. При повторном внедрении антигена симптомы рецидивируют в течение приблизительно 2 ч, количество частей нередко возрастает. Данный клинический вариант традиционно ассоциирован с CD8+ Т-клетками [60]. Ежели площадь вовлечения кожи невелика, то течение, как правило, подходящее, но при всераспространенном процессе прогноз может быть наиболее суровым, с системными симптомами в виде лихорадки, артралгии, что просит дифференциальной диагностики с синдромом Стивенса–Джонсона [59].

Острый генерализованный экзематозный пустулез (acute generalised exanthematous pustulosis, AGEP). Одна из более суровых форм фармацевтической аллергии, обрисованных в крайние годы. Данное патологическое состояние традиционно включает в себя острую лихорадку (выше 38°С) и кожные высыпания в виде маленьких пустул на фоне эритемы, появляющейся, как правило, в течение пары часов опосля внедрения причинно-значимых фармацевтических средств [61].

В процесс в 25% случаев могут вовлекаться слизистые оболочки, но течение при этом может быть довольно подходящим. Характерны нейтрофилез, умеренная эозинофилия. В неких вариантах наблюдаются отечность лица и рук, но поражения внутренних органов в целом малохарактерны. Фармацевтические препараты, почаще всего вызывающие синдром AGEP, включают бета-лактамы, НПВП, хинолоны, макролиды, блокаторы кальциевых каналов, а также противомалярийные препараты, такие как хлорохин.

Не установлено убедительных генетических маркеров, ассоциированных с AGEP [62].

Синдром фармацевтической гиперчувствительности (DiHS либо DHS — drug induced hypersensitivity), DRESS-синдром (drug rash with eosinophilia and systemic symptoms). Эти синдромы представляют собой реакции на фармацевтические средства, сопровождающиеся эозинофилией и системными симптомами, потенциально угрожающие жизни. В первый раз они были описаны относительно не так давно, при применении противосудорожных препаратов [63].

Клинические свойства включают в себя острое начало, сыпь, лихорадку и по наименьшей мере один из синдромов (лимфаденит, гепатит, нефрит, пневмония, кардит, тиреоидит) в сочетании с гематологическими нарушениями (эозинофилия, атипичные лимфоциты, тромбоцитопения, лейкопения) [64]. Сыпь, но, может находиться не постоянно, ее свойства могут существенно различаться у различных пациентов. Смертность может достигать 10%, более нередко — от печеночной дефицитности. Традиционно дебют симптомов отсрочен на 2–6 нед от начала приема причинно-значимого фармацевтического средст­ва, что является принципиальным диагностическим аспектом [65]. Симптомы могут длиться в течение недель и месяцев опосля отмены фармацевтических средств.

Самыми всераспространенными продуктами, связанными с DRESS/DiHS, являются карбамазепин и остальные ароматические противосудорожные препараты, сульфаниламиды, аллопуринол, ряд препаратов против ВИЧ. По механизму развития относится к реакциям IVb типа. Принципиальная роль в развитии этого синдрома отводится реактивации вируса герпеса 6-го типа, а также остальных герпесвирусных зараз (вирус Эпштейна–Барр, цитомегаловирус, вирус герпеса 7-го типа) [66].

Многоформная экссудативная эритема. Характе­ри­зуется полиморфными высыпаниями в виде эритемы, мишеневидных папул, которые могут прогрессировать до везикулезных и буллезных поражений, на месте которых образуются эрозии [67].

Высыпания в большей степени локализуются на кистях, стопах, верхних и нижних конечностях. Может наблюдаться вовлечение слизистых оболочек. Многоформная эритема — полиэтиологическое болезнь, имеющее в базе в большей степени реакции гиперчувствительности к фармацевтическим средствам либо к инфекции, но в неких вариантах ассоциированное с другими патологическими состояниями, в частности с заболеванием Кавасаки [68]. Исцеление пациентов основано на отмене причинно-значимых фармацевтических средств либо лечении имеющихся инфекционных болезней. В ряде случаев течение является рекуррентным, что обосновано неустраненной антигенной стимуляцией [69, 70].

Синдром Стивенса–Джонсона. Почти всеми спецами рассматривается как томная форма многоформной экссудативной эритемы, при которой наблюдается крупная площадь вовлечения кожи в патологический процесс в виде полиморфных высыпаний, включающих образование булл, изъязвлений, с поражением слизистых оболочек, внутренних органов, с лихорадкой, выраженным недомоганием [70, 71]. Остальные исследователи [72, 73] разглядывают даный синдром как самостоятельное болезнь, близкое по генезу к синдрому токсического эпидермального некролиза.

Они считают оба этих синдрома формами не нормальных некротических реакций кожи и слизистых оболочек на фармацевтические средства и/или инфекции, сопровождающихся отслойкой эпидермиса и эпителия. Исторически они были классифицированы как формы многоформной экссудативной эритемы, но в настоящее время рассматриваются и как разные с ней заболевания [72, 73].

Токсический эпидермальный некролиз. Это тяжкий вариант фармацевтической аллергии, протекающий с буллезным поражением кожи, смертность при котором добивается 30% [74]. Некие создатели [53, 71] разглядывают в качестве наиболее мягенькой его формы синдром Стивенса–Джонсона.

Различия заключаются в площади поражения кожи и в нраве кожных конфигураций. В дебюте заболевания традиционно отмечаются внезапное увеличение температуры, недомогание с следующими высыпаниями, которые болезненны на ощупь. Потом начинают формироваться пузыри, возникает классический симптом Никольского, при котором нежное боковое давление приводит к отторжению эпидермиса. Гистологически это соответствует обширно всераспространенному апоптозу кератиноцитов с разделением меж дермой и эпидермисом. В процесс вовлекаются слизистые оболочки рта и половых органов, а также кишечного тракта и глаз, что время от времени приводит к слепоте [75].

Эти реакции иммуноопосредованы, описаны HLA-ассоциации с определенными продуктами [62]. Вызывают кожные проявления в основном цитотоксические Т-клетки, но и остальные клеточки могут играться важную роль в формировании данного синдрома [76]. Посреди главных молекул, которые опосредуют токсическое повреждение кератиноцитов как при этом синдроме, так и при синдроме Стивенса–Джонсона, особенное значение имеют гранулизин, фактор некроза опухолей и некие остальные молекулы.

Их определение предлагается в качестве исследовательских тестов при ведении пациентов с данными болезнями [77–79].

Не считая обрисованных выше вариантов поражения кожи возможны и остальные кожные реакции на фармацевтические средства:

фотодерматиты — эритематозные высыпания на открытых участках тела, может быть образование везикул, булл [80];

феномен Артюса–Сахарова — местная аллергическая реакция в виде инфильтрата, абсцесса;

узловатая эритема — подкожные узлы красноватого цвета, локализующиеся в большей степени на передней поверхности голеней, может сопровождаться субфебрилитетом, недомоганием, артралгиями и миалгиями;

аллергический васкулит — симметричные высыпания, оставляющие долгосрочную пигментацию, традиционно локализующиеся в нижней трети голеней, на лодыжках, ягодицах;

контактный аллергический дерматит — в месте действия фармацевтических средств возникают эритема, отек, может быть появление везикул, булл [51].

Системные и органные поражения при лекарст­венной аллергии. Как было указано выше, невзирая на то, что главным органом-мишенью при лекарст­венной аллергии является кожа, и остальные органы могут быть вовлечены в патологический процесс, также возможны системные эффекты.

Анафилаксия. Это суровая, жизнеугрожающая, генерализованная либо системная реакция гиперчувствительности. В медицинской практике встречаются подобные по медицинской картине состояния, именуемые неаллергической анафилаксией. Анафилактический шок относится к более томным угрожающим жизни проявлениям анафилаксии на контакт с аллергентом (лекарственным средством), сопровождающимся выраженными гемодинамическими нарушениями, которые приводят к дефицитности кровообращения и гипоксии всех жизненно принципиальных органов.

Отмечается высочайшая летальность [81–83].

Сывороточная болезнь. Представляет собой острую аллергическую реакцию, развивающуюся по иммунокомплексному механизму, в основном в ответ на введение гетерологичных сывороток, бета-лактамных лекарств, сульфаниламидов, цитостатиков, НПВП, моноклональных антител [27, 30, 31]. Симптомы возникают через 1–3 нед опосля начала исцеления в виде высыпаний (крапивница, пятнисто-папулезная сыпь), лихорадки, артралгий (в основном больших суставов), лимфаденопатии. Продолжительность заболевания составляет от пары дней до пары недель в зависимости от тяжести.

Лекарственная лихорадка. Как проявление лекарст­венной аллергии может быть спровоцирована, к примеру, применением бета-лактамных лекарств и других противомикробных средств [84, 85]. Характеризуется подъемом температуры от субфебрильных значений до 39°С, от кратковременного ее увеличения до долгого. Развивается по иммунокомплексному либо клеточно-опосредованному механизму. В отличие от остальных лихорадок, у пациента сохраняется относительно не плохое самочувствие. Через 2–3 сут опосля отмены причинно-значимого фармацевтического средства лихорадка исчезает. При повторном назначении продукта она возобновляется через несколько часов [85].

Особенности проявления фармацевтических аллергических реакций у малышей. Большинство аллергических реакций на фармацевтические средства у малышей соединено с бета-лактамными антибиотиками, дальше по частоте встречаемости идут НПВП, пореже — макролидные лекарства, сульфаниламиды, противосудорожные препараты, рентгеноконтрастные вещества, химиотерапевтические препараты и другие фармацевтические средства [86]. Факторами риска формирования фармацевтической аллергии у малышей являются острые респираторные вирусные инфекции, в особенности у предрасположенных к аллергии лиц, инфицирование вирусами группы герпеса [46, 87, 88].

Атопия, бронхиальная астма, крапивница, атопический дерматит — значительные причины риска формирования детской фармацевтической аллергии [86]. Основной трудностью в ее диагностике является дифференциация папулезной/кореподобной сыпи с возможными вирусными экзантемами, которые наблюдаются чрезвычайно нередко в данной для нас возрастной группе [86]. Дифференциальный диагноз часто является сложным, предлагается оценить временное соотношение меж введением фармацевтического средства и дебютом реакции; принципиально учесть состояние кожи, слизистых оболочек, наличие лихорадки, лимфаденопатии, конфигурации лабораторных анализов (эозинофилия периферической крови, увеличение уровня печеночных трансаминаз).

В современной литературе признано, что основными клиническими проявлениями фармацевтической гиперчувствительности у деток являются разные кожные сыпи, крапивница [56]. Пореже отмечается появление остальных проявлений: аллергического ринита, ангиоотека, приступов бронхиальной астмы, стоматита, геморрагического васкулита, энтерита, лихорадки, анафилактического шока, синдрома Стивенса–Джонсона, синдрома Лайела [86, 89–91].

Превалирующие симптомы фармацевтической гиперчувствительности у деток с бронхиальной астмой, атопическим дерматитом, дерматореспираторным синдромом различны.

У малышей с бронхиальной астмой более частыми проявлениями фармацевтической аллергии являются приступы бронхиальной астмы (35,6%), на втором месте по частоте появления — крапивница (28,6%); у 19,5% деток аллергия проявляется разными экзантемами, у 11,7% пациентов — в виде ангиоотека [49]. У нездоровых атопическим дерматитом деток более частым проявлением фармацевтической аллергии служит обострение атопического дерматита (44,8%), на втором месте — крапивница и ангиоотек, обнаруживаемые с схожей частотой (10%), развитие экзантем отмечено у 16,8% нездоровых сиим болезнью [49]. У малышей с сочетанными проявлениями кожной и респираторной аллергии фармацевтические гиперчувствительные реакции более нередко манифестируют обострением атопического дерматита (37,5%), появлением ангиоотека (22,5%), пореже — приступами бронхиальной астмы (17,5%) и крапивницы (15,6%) [16, 49, 86].

Современные подходы к диагностике фармацевтической аллергии

Имеющиеся в настоящее время научные данные пока, по-видимому, не разрешают сформировать исчерпающий комплекс мероприятий по диагностике фармацевтической аллергии. В связи с сиим определяющее значение по-прежнему имеют способы общеклинической диагностики, в особенности данные анамнеза (аллергологического, фармакологического, семейного), общеклинического обследования с выявлением главных синдромов, свойственных фармацевтической аллергии. Для диагностики неких клинических и патогенетических вариантов фармацевтической аллергии могут быть использованы испытания in vivo и некие био испытания in vitro [92, 93].

Но список сертифицированных для практического использования способов исследования фармацевтической аллергии по-прежнему достаточно скуден. Большая часть способов не вышли за рамки исследовательских проектов.

Кропотливо собранный клинический анамнез имеет принципиальное значение в диагностике фармацевтической аллергии [93]. Список вопросиков можно считать классическим: принципиально установить последовательность появления симптомов, их длительность и связь с приемом фармацевтических средств, на которые предположительно развились гиперчувствительные реакции; оценить временной интервал меж приемом фармацевтических средств (последней дозы) и появлением реакции, влияние прекращения исцеления на динамику симптомов, а также результаты использования в прошедшем остальных фармацевтических средств того же класса [1, 49].

Существенное значение имеют сведения о наличии аллергических реакций и заболеваний у родственников больного, в том числе реакций на фармацевтические препараты. Данные аллергологического и фармакологического анамнеза дают основание заподозрить развитие фармацевтической аллергии либо с большой толикой вероятности отторгнуть ее наличие у пациентов. Следует учесть, что от 1 до 10% людей с фармацевтической аллергией имеют синдром множественной фармацевтической непереносимости (непереносимость 3-х и наиболее ни структурно, ни фармакологически не связанных лекарств) [94–99].

Что касается инструментальных и лабораторных способов исследования при фармацевтической аллергии, то в большинстве современных литературных в подчеркивается, что их выбор определяется чертами клинических проявлений, выраженностью системных и органоспецифических симптомов, предполагаемым иммунным механизмом фармацевтической гиперчувствительной реакции.

В связи с сиим в перечень способов включены гемограмма, рентгенологическое исследование легких, исследование функций печени и почек, определение антинуклеарных и антицито­плазматических антител, специальные иммунологические испытания, в неких вариантах — биопсия тканей [93]. Тщательное клиническое исследование нездоровых с фармацевтической гиперчувствительностью дозволяет оценить нрав, тяжесть и опасность симптомов и провести адекватное состоянию больного лабораторное обследование [100].

Таковой подход в значимой части случаев помогает обеспечить правильную постановку диагноза. В острой фазе появившейся гиперчувст­вительной реакции он упрощает принятие решения относительно продолжения либо прекращения проводимого исцеления, которое могло спровоцировать формирование фармацевтической гиперчувствительной реакции. Ежели опасность ухудшения состояния больного сущест­вует, подозреваемые лекарства следует немедля отменить.

Также непременно, что значимым дополнением к анамнестическим и общеклиническим данным при диагностике течения фармацевтической аллергии являются способы исследования по выявлению виновного антигена и биомаркеров, свойственных определенным реакциям гиперчувствительности.

В этом направлении на протяжении крайних лет ведутся интенсивные исследования [1, 93]. Аллергологическая диагностика может быть проведена с юзанием способов in vivo и in vitro.

Способы in vivo (кожные испытания, провокационные тесты), как правило, доступны с экономических позиций, клинически информативны. Но данные испытания могут быть выполнены не ранее 4–6 нед опосля купирования фармацевтической гиперчувствительной реакции, требуют соблюдения особых критерий. Это понижает их значимость, так как не дозволяет использовать в критериях экстренной диагностики и терапии (диагностика post-factum).

В тех вариантах, когда исключить диагноз фармацевтической аллергии на основании анамнестических и клинических данных не представляется вероятным, обязана проводиться специфичная аллергологическая диагностика в специализированных центрах. Она дозволяет установить диагноз и советовать альтернативную фармакотерапию. Аллергологическая диагностика (кожное тестирование, провокационные тесты) может проводиться лишь опосля сбора данных аллергологического и фармакологического анамнеза.

Вопросик о применении аллергологического обследования для доказательства аллергической природы фармацевтических гиперчувствительных реакций почаще всего встает в отношении лекарств, НПВП, анестетиков.

Кожные испытания. Кожное тестирование является полностью легкодоступным способом для диагностики фармацевтической гиперчувствительности [92, 101]. Но инфы о наличии обычных исследовательских аллергентов на базе фармацевтических средств в литературе мы не нашли (по последней мере, в России). Постановка прик-тестов и внутрикожных проб в особенности принципиальна с целью выявления IgE-зависимых устройств лекарст­венной аллергии [100].

Прик-тесты рекомендуются для исходного скринингового исследования [102]. Внутрикожные испытания могут быть выполнены при отрицательных результатах прик-тестов, они довольно информативны в вариантах развития немедленных гиперчувствительных реакций к бета-лактамным лекарствам, гепарину, в неких вариантах — при замедленных реакциях. Для выявления доказательств возможного развития Т-клеточно-опосредованных фармацевтических гиперчувствительных реакций замедленного типа выполняют патч-тесты (аппликационные накожные тесты) и/или внутрикожные пробы [103–105]. В неких вариантах отрицательные результаты кожного тестирования обоснованы тем, что иммуногенными качествами владеет не сам продукт, а его метаболиты.

В этих ситуациях для доказательства диагноза могут быть применены фармацевтические провокационные испытания.

Лекарственные провокационные тесты. Являются «золотым стандартом» для выявления лекарства, вызвавшего развитие гиперчувствительных реакций [106]. Постановка провокационных тестов с лекарством, применение которого считается предпосылкой развития побочного эффекта, может подтвердить либо исключить диагноз фармацевтической гиперчувствительной реакции.

Выполнение такового рода тестов проводится не ранее чем через месяц опосля перенесенной начальной фармацевтической аллергической реакции, лишь специально обученным персоналом в специализированных центрах, имеющим опыт по раннему выявлению гиперчувствительных реакций и готовым оказать адекватную целебную помощь в случае появления угрожающих жизни состояний [107].

Противопоказанием для проведения провокационного теста является наличие угрожающей жизни больного фармацевтической гиперчувствительной реакции (анафилактический шок, остальные системные аллергические реакции, томные кожные реакции, такие как синдром Стивенса–Джонсона, токсический эпидермальный некролиз, васкулит).

Методы введения подозреваемого фармацевтического продукта при проведении провокационного теста в принципе те же, что и при начальном его приеме. В то же время предпочтение отдается пероральному пути его введения, что связывается с наименьшим риском появления гиперчувствительных фармацевтических реакций при внедрении продукта per os [108].

Биологические испытания in vitro. На разработку био способов диагностики фармацевтических гиперчувст­вительных реакций возлагаются огромные надежды [109]. Такие способы предпочтительны для пациентов, получающих исцеление сразу почти всеми лекарст­венными продуктами, а также в случае появления томных гиперчувствительных реакций, когда проведение тестов in vivo с медикаментами является противопоказанным.

Выполнение данного вида исследований безопасно для больного и может быть на пике клинических проявлений.

Посреди тестов in vitro большая часть способов, внедренных в клиническую практику, основано на измерении аллергенспецифических IgE-антител к фармацевтическим аллергентам. Но фармацевтические гиперчувствительные IgE-зависимые реакции, по-видимому, наименее всераспространены, чем, к примеру, гиперчувствительные реакции замедленного типа (опосредованные Т-лимфоцитами) [93]. Не считая того, коммерческие наборы для определения специфичных IgE имеются только для ограниченного количества фармацевтических средств, вклю­чая амоксициллин, ампициллин, цефаклор, пенициллин, инсулин (бычий, свиной, человеческий), адренокортикотропный гормон, суксаметоний и некие остальные препараты [93, 110].

Отсутствие специфичных IgE к исследуемым фармацевтическим средствам (отрицательные результаты тестов) не значит, что в этом случае фармацевтическая аллергия немедленного типа может быть отвергнута на сто процентов.

Определение уровня специфичных по отношению к медикаментам IgM либо IgG может быть оправданным в вариантах вызванной медикаментозными средствами цитопении, гиперчувствительных реакций на вакцины либо декстраны. Чувствительность этих тестов остается неисследованной, они не много используются в исследовательских целях [111].

Посреди других (не IgE) способов диагностики фармацевтической гиперчувствительности in vitro используются испытания, основанные на детекции медиаторов, высвобождаемых из разных эффекторных клеток, задействованных в патогенезе фармацевтической гиперчувст­вительности:

определение цистеиновых лейкотриенов, продуцируемых in vitro изолированными лейкоцитами периферической крови опосля стимуляции фармацевтическим аллергентом [112];

определение содержания в сыворотке крови гистамина, триптазы, гранзима, выделяемых из базофилов и тучных клеток в вариантах острых фармацевтических аллергических реакций, включая анафилаксию [113];

определение цитокинов, высвобождаемых лимфоцитами.

В настоящее время активно изучается также возможность использования для диагностики лекарст­венной гиперчувствительности способов, основанных на исследовании клеток, участвующих в иммунном ответе. К таковым способам относятся последующие.

Тест высвобождения гистамина из базофилов с флюориметрическим определением. Представляется очень многообещающим и в настоящее время активно изучается на предмет возможного использования для выявления гиперчувствительных реакций на определенные лекарства [114–116].

Тест активации базофилов. Также является одним из тестов, применяемых для диагностики фармацевтической аллергии. Базофилы с высочайшим сродством их рецепторов к IgE юзаются в данном тесте в качестве индикаторных клеток. Базофилы, активированные аллергентами в присутствии аллергенспецифических IgE, экспрессируют на собственных мембранах маркеры активации, такие как CD63 и CD203c, а также внутриклеточные маркеры. Данные конфигурации в базофилах могут быть зафиксированы способом проточной цитометрии с юзанием специфичных моноклональных антител к маркерам активации.

При диагностике лекарст­венной аллергии юзают донорские базофилы, сыворотку пациента с предполагаемой фармацевтической аллергией и причинно-значимый антиген [117].

Реакции бласттрансформации лимфоцитов с разными фармацевтическими аллергентами и некие остальные способы.

Иммунологические лабораторные способы, перечисленные выше, такие как тест высвобождения гистамина из базофилов (под влиянием диагностируемого фармацевтического средства), тест активации базофилов, тест высвобождения цистеиновых лейкотриенов, испытания активации лимфоцитов, реакции бласттрансформации лимфоцитов, в отдельных вариантах могут быть очень полезны, но в ежедневной медицинской практике в настоящее время они фактически не юзаются, так как пока недостаточно стандартизованы для диагностики фармацевтической аллергии [93].

Информативность почти всех из них внушительно не подтверждена и предстоящее развитие просит значимых денежных издержек.

Следует выделить, что совсем подтвердить либо исключить наличие гиперчувствительности к тем либо другим фармацевтическим средствам лишь на базе тестов in vitro в настоящее время не представляется вероятным. Результаты тестов должны быть интерпретированы в совокупы с данными анамнеза и клиническими показателями [93].

Крайние заслуги в области генетики выявили ряд HLA-аллелей, связанных с формированием гиперчувствительных фармацевтических реакций, в большей степени влияющих на кожу. К примеру, выявленные ассоциации меж гиперчувствительностью к абакавиру и HLA-B*57:01, а также меж карбамазепин-индуцированным синдромом Стивенса–Джонсона и HLA-B*15:02 реализованы в медицинской практике — разработаны тест-системы для выявления предрасположенных лиц, что дозволяет воплотить в их отношении профилактику фармацевтической аллергии к карбамазепинам (ограничение их применения) [42].

Заключение

Гиперчувствительные иммунные реакции на лекарст­венные средства, согласно современным представлениям, появляются в большей степени или в виде реакций немедленного типа (в течение 1–6 ч опосля приема продукта в разной форме — от легких проявлений до угрожающих жизни симптомов анафилаксии), или в виде реакций замедленного типа (от пары часов до пары дней приема причинно-значимого средства, проявляясь клинически в первую очередь в виде экзантем). Специфичная диагностика лекарст­венной аллергии проводится с юзанием тестов in vivo (прик-тесты, внутрикожное тестирование, патч-тесты, провокационные тесты) и in vitro (определение специфичных IgE к фармацевтическим средствам, испытания активации базофилов, реакции бласттрансформации лейкоцитов, количественное определение цитокинов и остальных белков, к примеру гранзима и триптазы в периферической крови).

Но в настоящее время не все эти способы доступны в настоящей медицинской практике, список коммерческих наборов для диагностики фармацевтической аллергии ограничен. При ведении пациентов принципиально опираться на данные анамнеза и общеклинического обследования, учесть имеющиеся сведения о ассоциации фармацевтической аллергии и инфицирования вирусами группы герпеса, в особенности в детской популяции, о наличии наследственной расположенности к формированию неких форм фармацевтической аллергии.

Финансирование исследования и конфликт интересов. Иследование не финансировалось какими-либо ми, и конфликты интересов, связанные с данным исследованием, отсутствуют.

Врачи-аллергологи СИНЛАБ посодействуют провести нужное Для вас лабораторное и инструментальное обследование и лечение.

Современные способы диагностики аллергий

 (от греч. ἄλλος — другой, другой, чужой, ἔργον — воздействие и Λόγος — знание, слово, наука) — раздел медицины, изучающий аллергические реакции и заболевания, предпосылки их появления, механизмы развития и проявления, способы их диагностики, профилактики и лечения.

Прежде чем приступить к исследованию трудности «Аллергология», поначалу выясним, что включает в себя термин «Аллергия» и какие причины приводят к появлению этого настолько противного недуга.

Как найти аллерген?

Если вы нашли у себя аллергические симптомы, но не понимаете предпосылки их возникновения – непременно обратитесь к собственному лечащему доктору, который поставить либо подтвердить диагноз, в личном порядке назначит подабающее лечение.
Помимо осмотра будет нужно также целый ряд, специфичных для аллергии, исследований и анализов.
Кожные пробы— исследование назначается в том случае, ежели имеется подозрение на аллергию.

Посреди главных преимуществ данного исследования стоит отметить простоту выполнения, скорую выдачу результатов и низкую стоимость. Процедура не просто предоставляет достоверную информацию о причине развития аллергии, но и описывает аллергент, который вызвал реакцию. Сущность кожной пробы заключается во внедрении в кожу малого количества аллергентов, и в зависимости от реакции организма, определении аллергентов, способных вызвать острую реакцию пациента. Люди хоть какого возраста могут провести данное исследование.
Несмотря на то, что традиционно кожные пробы проводят на участке кожи внутренней области предплечья, в отдельных вариантах могут они проводиться и на спине.

  1. Введено может быть от 2-ух и до 20 аллергенов
  2. Небольшое количество раствора наносится на кожу
  3. Для каждого отдельного аллергента кожа делится на участки, каждый из которых владеет своим номером
  4. Согласно истории заболевания выбираются те либо другие вводимые аллергенты (в согласовании с той группой, которая вызвала аллергию)
  5. В том месте, куда нанесен раствор, кожа «царапается» инвентарем, что время от времени вызывает противные и болезненные ощущения

Положительная реакция: в течение пары минут в том месте, куда был нанесен аллергенный раствор, возникает зуд, опосля чего же появляется покраснение и припухлость округлой формы.

Повсевременно увеличиваясь в поперечнике, по истечении 20 минут припухлость обязана достичь очень возможного размера. В том случае, ежели поперечник образовавшейся припухлости превосходит установленные размеры — веденный аллергент считается виновным в развитии аллергической реакции.
Для того, чтоб проверить верно ли было проведено исследование, вводятся два раствора: 1-ый, у всех без исключения людей, вызывает реакцию, описанную выше, а 2-ой не обнаруживает никакой реакции.
Запрещено использовать антиаллергические препараты за два дня до проведения исследования, ведь они могут стать предпосылкой ложных результатов в итоге.
Анализ крови наIgE.

Измерение в крови количества IgE антител. Исследование просит маленького количества крови из вены. Традиционно результаты бывают готовы в течение одной либо 2-ух недель. Исследование проводится в том случае, ежели по тем либо другим причинам нереально провести кожные пробы, либо, ежели пациент обязан принимать препараты против аллергии повсевременно. Описанное исследование также может быть назначено в качестве доп, подтверждающего результаты кожных проб.

Среди разновидностей описанного исследования стоит отметить:

  1. Общее в крови антител IgE.

    Цель такового исследования – определение общего количества антител в крови. Принципиально отметить, что приобретенные данные далековато не постоянно могут оказать существенную помощь в лечении, ведь существует целый ряд обстоятельств, при которых в крови антител может быть высочайшим и в отсутствии аллергической реакции.

  2. Анализ на обнаружение в крови специфичных антител IgE. Благодаря данному исследованию можно найти специфичные к тому либо иному пищевому аллергенту антитела (к примеру, яичкам либо арахису).

    Исследование нужно для того, чтоб установить уровень сенсибилизации организма к разным видам пищи.

Важно знать, что результаты данного исследования, ежели и подтверждают наличие либо отсутствие у пациента аллергии, найти степень тяжести реакции они не в силах. Для того, чтоб подтвердить диагноз аллергии, в крови обязано содержаться определенное количество антител IgE.
Накожные либо аппликационные пробы(Patch-testing) – проведение данного исследование дозволяет выявить предпосылки развития аллергических реакций кожи, таковых как экзема либо контактный дерматит. Аллергент, который предположительно вызвал специфическую реакцию организма, содержится в специальной консистенции из вазелина либо парафина.

Она наносится на пластинки из сплава (примерно сантиметр в диаметре), которые содержат консистенции разных аллергентов, опосля что крайние прикрепляются к коже на спине (пациент должен сохранять её сухой в течение 2-ух суток перед проведением исследования).
По истечении указанного времени пластинки снимаются с кожи и она подвергается исследованию на наличие реакций на аллергент. В случае отсутствия реакции пациента требуют пройти повторное исследование кожного покрова через 40 восемь часов. Повторный осмотр дозволяет проверить наличие хоть какого рода конфигураций, предпосылкой которых может послужить медленная ответная реакция людского организма.
Описанное выше исследование проводится для того, чтоб найти аллергию на такие вещества, как:

  1. Никель
  2. Канифоль
  3. Формальдегид
  4. Бензокаин
  5. Этилендиамин
  6. Ланолин
  7. Различные парфюмерные компоненты
  8. Неомицин
  9. Эпоксидные смолы
  10. Хром (Cr)
  11. Кортикостероиды

Провокационные пробы.

Как и все проверки мед нрава, исследования, цель которых — обнаружение аллергии, владеют отдельными недочетами. При наличии аллергических реакций, испытания, описанные выше, не разрешают с четкой уверенностью поставить диагноз аллергии.
Единственным вероятным вариантом, позволяющим поставить100%- верный диагноз является провокационная проба. Основная цель данного исследования — вызвать у пациента аллергическую реакцию, средством потребления тех аллергентов и товаров, которые и стали предпосылкой возникновения данной для нас реакции по предположению докторов.

Нельзя забывать, что данное исследование может быть только в больнице при должном надзоре специалистов.
Обычно исследование проводится в 2-ух случаях:
1. Ежели подабающего результата не дали пробы крови и её предстоящий анализ.
2. Ежели у пациента (чаще всего ребенка) спустя длинный временной период теряется реакция организма на аллергент, установленный ранее.
Правила таковы, что исследование обязано проводиться в спец отделении с соблюдением всех мер сохранности, под управлением группы докторов.

В зависимости от места развития прежней аллергической реакции, во время исследования аллергент будет введен под язык, в носовую полость, в бронхи либо в систему пищеварения пациента. В том случае, ежели аллергическая реакция будет повторно выявлена, исследование будет прекращено, опосля чего же докторы воспримут нужные для устранения симптомов аллергии меры.
Первая помощь при аллергии
В общей трудности реакции аллергического типа делятся на томные и легкие, могут вызывать такие симптомы, как:
Зуд маленького кожного участка в том месте, где произошел конкретный контакт с аллергеном
Слезотечение и зуд в области глаза
Покраснение, припухлость либо отечность маленького участка кожи
Симптомы, сопровождающие насморк (заложенность носа)

  1. Чихание с частыми повторениями
  2. Образование волдырей в местах укуса насекомых

Обнаружив те либо другие симптомы, вы должны сделать следующее:

  1. Максимально может быть ограничить контакт с аллергеном
  2. Наложить прохладный компресс на зудящий участок кожи и место конкретного укуса
  3. Если причина аллергической реакции – это укус насекомого и на его месте осталось не извлеченное нажимало, принципиально удалить его как можно скорее
  4. Промыть место контакта с аллергентом (кожу, полость рта либо носа) и очистить его средством теплой кипяченой воды.
  5. Принять антиаллергический продукт (Фексофенадин, Лоратадин,Цетиризин, Хлорпирамин,Клемастин).

Если состояние организма не просто не улучшилось, но, напротив, усугубилось, стоит немедля вызвать скорую помощь докторов либо без помощи других обратиться в мед учреждение (по возможности), для получения консультации и спец помощи медиков.

Симптомы, вызывающие томные аллергические реакции:

  1. Проблемы с речью (например, охриплость);
  2. Слабость, состояние волнения илиголовокружение;
  3. Учащенные пульс и биение сердца;
  4. Тошнота, рвота;
  5. Спазмы в области гортани, чувство закрытия путей дыхания;
  6. Отечность, зуд либо покалывание всего тела, а также отдельных его участков;
  7. Одышка и затруднение дыхания;
  8. Потеря сознания, сопутствующая указанным выше симптомам.

1.

Ежели вы нашли указанные выше симптомы – необходимо немедля вызвать бригаду мед помощи.
2. Ежели человек находится в сознательном состоянии, ему следует отдать противоаллергические препараты: Клемастин (Тавегил), Фексофенадин (Телфаст), Цетиризин (Зиртек), Лоратадин (Кларитин), Хлорпирамин (Супрастин) (посредством укола с юзанием подобных препаратов в инжектабельной форме либо в таблетках).
3. Следует уложить его, освободив от одежды, препятствующей вольному дыханию.
4.

При рвоте принципиально уложить человека на бок, чтоб в дыхательные пути не попали рвотные массы, причинив тем самым доп вред.
5. Ежели найдена остановка дыхания либо сердцебиения, принципиально выполнить реанимационные действия: непрямой массаж сердца и искусственное дыхание (конечно, только в том случае, ежели вы умеете это делать). Проведение мероприятий принципиально продолжать до тех пор, пока функции легких и сердца на сто процентов не восстановятся, и не прибудет бригада мед помощи.

Чтобы предотвратить развитие осложнений либо ухудшение состояния человека, лучше всего без замедления обратиться за спец помощью докторов (особенно, ежели речь идет о детях).

Причины аллергии

Причиной аллергии является почаще всего неверное питание и нездоровый образ жизни.

К примеру, чрезмерное потреблениерафинированных продуктовили товаров напичканных хим продуктами и добавками. Предпосылкой аллергии также может быть обычной чувственный либо психический стресс.

Аллергию можно выяснить по нежданно возникшему насморку, чиханию либо слёзотечению. Покраснение и зуд кожи тоже может говорить о наличии аллергии. Почаще всего аллергическая реакция возникает при контакте человека с определёнными веществами, которые именуются аллергентами. Организм реагирует на него, как на возбудителя заболевания и пробует защититься.

К числу аллергентов относят, как вещества, имеющие прямое аллергизирующее действие, так и вещества, которые способны усиливать действие остальных аллергенов.

Реакция людей на разные группы аллергентов зависит от генетических особенностейиммунной системы. Бессчетные данные свидетельствуют о существовании наследственной расположенности к аллергии. Предки, страдающие аллергией, подвержены большему риску родить малыша с той же патологией, чем здоровые пары.

Причиной аллергии могут являться:

  1. Споры грибков либо плесени
  2. Латекс
  3. Укусы насекомых/членистоногих
  4. Продукты питания (обычно: яичка, молоко, пшеница, соя, морепродукты, орешки, фрукты)
  5. Некоторые фармацевтические препараты (пенициллин)
  6. Выделения домашнего клеща
  7. Шерсть животных
  8. Пыль (уличная, домашняя либо книжная)
  9. Пыльца растений
  10. Чужеродные белки, содержащиеся в донорской плазме и вакцинах
  11. Химические чистящие средства

Последствия аллергии

Большинство людей неверно считают, что аллергия безопасная заболевание и протекает без последствий.

Аллергическая реакция вызывает противные симптомы, сопровождается утомляемостью, усилением раздражительности, понижением иммунитета. Но это далековато не все последствия аллергии. Заболевание нередко провоцирует экзему, гемолитическуюанемию, сывороточную заболевание, бронхиальную астму.
Самое суровое отягощение – затруднение дыхание, развивающееся до анафалитического шока с судорогами, потерей сознания, небезопасным понижением артериального давления. Анафилактический шок возникает опосля введения неких препаратов, из-за укусов насекомых и присутствия раздражающего фактора в еде.

Самыми всераспространенными признаками аллергии являются заложенность носа и нередкое чихание.
Основное отличие аллергии от простуды в том, что перечисленные выше симптомы длятся существенно подольше по времени, чем при обыкновенном ОРЗ. Аллергический дерматоз либо атопический дерматит, также последствия аллергии, развиваются быстро и в запущенных вариантах лечатся продолжительно и трудно. Дерматит выраженотеками, волдырями, зудом, шелушением, покраснением.
Еще одно, наиболее тяжелое последствие аллергии – это анафилактический шок.

Это болезнь возникает пореже, но оно чрезвычайно небезопасно и развивается стремительными темпами. Последствия аллергии трудно предугадать. Эта заболевание постоянно застает врасплох, и ежели иммунная система работает нормально, человек быстро выздоравливает. Но бывает и так, что симптомы очень быстро усиливаются и здесь нужно быстро принять антигистаминные препараты. В эту группу заходит «Димедрол», «Супрастин», «Тавегил». Эти лекарства постоянно должны быть в домашней аптечке, но их прием осуществляют лишь опосля консультации со спецом, который назначит нужное исцеление, это и дозволяет избегать последствий аллергии.

Лечение аллергии

При лечении аллергии в первую очередь нужно устранение контакта с аллергентами из окружающей среды.

Ежели вы аллергик и понимаете, какие аллергенты могут привести к появлению ненужной реакции, очень обезопасьте себя от всех контактов с ними, даже мельчайших (свойство аллергии — стимулировать реакции все большей тяжести на повторные контакты с аллергеном).

Лечение медикаментозными средствами – это исцеление, направленное на то, чтоб понизить риск развития аллергической реакции, а также устранить симптомы, вызванные аллергией.

Антигистамины.

Лоратадин (Кларитин), Фексофенадин (Телфаст), Цетиризин (Зиртек), Хлорпирамин (Супрастин), Клемастин (Тавегил)перечисленные фармацевтические препараты представляют первую группу и назначаются одними из первых, ежели речь идет о лечении аллергических реакций. В тот момент, когда аллергент попадает в организм, иммунная система человека производит особое вещество под заглавием – гистамин.

Вызывает гистамин большая часть симптомов, сопутствующих аллергической реакции. Представленная группа препаратов либо способствует понижению количества выделенного гистамина, либо же вполне перекрывает его выделение.

Невзирая на это, на сто процентов убрать симптомы аллергии им не под силу.

Известно, что, как и все фармацевтические препараты, антигистамины могут вызывать побочные эффекты, посреди которых: сонливость и сухость во рту, головокружение, рвоту, тошноту, чувство беспокойства и стрессовость, затруднение мочеиспускания. Почаще всего побочные эффекты вызывают антигистамины первого поколения (например, Хлорпирамин (Супрастин) либо Клемастин (Тавегил)). До этого, чем приступить к приему антигистаминов проконсультируйтесь с лечащим доктором, который уточнит дозы, нужные персонально для вас, а также скажет о способности совместного потребления антигистаминов вкупе с иными препаратами.

Деконгестанты(Псевдоэфедрин, Ксилометазолин, Оксиметазолин) – данные препараты почаще всего юзаются для устранения препядствия заложенного носа.

Фармацевтические средства поступают в продажу в виде капель либо спреев и назначаются при простуде, аллергии на пыльцу (сенной лихорадке) либо хоть какой аллергической реакции, основной симптом которой — грипп, заложенный нос и синусит.

Известно, что внутренняя поверхность носа покрыта целой сетью мелких сосудов. Ежели в носовую полость попадает антиген либо аллергент, сосуды слизистой расширяются, и возрастает кровоток — это типичная система защиты иммунитета.

Ежели приток крови велик, слизистая отекает и провоцирует мощное выделение слизи. Так как деконгестанты действуют на стены сосудов слизистой, заставляя тем самым их сужаться, кровоток понижается, а отек, соответственно, уменьшается.

Не рекомендуется принимать данные препараты детям до 12-ти лет, а также кормящим матерям, людям с гипертонией. Не стоит употреблять их больше, чем 5 либо семь дней, ведь долгое применение вызывает обратную реакцию в виде отека слизистой носа.

Среди побочных эффектов, вызываемых данным продуктам, стоит отметить сухость во рту, боли головы и общую слабость.

Очень изредка лекарства могут привести к появлению галлюцинаций либо анафилактической реакции.

Прежде чем приступить к применению данных препаратов обратитесь за консультацией к лечащему врачу.

Ингибиторы лейкотриенов(Монтелукаст (Сингуляр) – это хим вещества, блокирующие, вызванные лейкотриенами, реакции. Данные вещества выделяются организмом во время аллергической реакции и вызывают воспаление дыхательных путей их отеки (используются почаще всего при лечении бронхиальнойастмы). В виду отсутствия взаимодействий с другими продуктами, ингибиторы лейкотриенов разрешается употреблять вкупе с иными фармацевтическими средствами.

В редких вариантах в виде головной, ушной либо боли в горле появляются побочные реакции.

Стероидные спреи.(Беклометазон (Беконас, Беклазон), Флукатизон (Назарел, Фликсоназе, Авамис), Мометазон (Момат, Назонекс, Асманекс)) – по собственной сущности данные препараты являются гормональными фармацевтическими средствами. Действие их ориентировано на понижение воспалительных действий в носовых ходах (в виду понижения симптомов аллергических реакций проходит заложенность носа).

Поскольку всасываемость препаратов малая, появление вероятных побочных реакций на сто процентов исключается.

Совместно с тем стоит держать в голове, что долгое юзание перечисленных выше препаратов может привести к появлению боли в горле либо кровотечению. До этого, чем употреблять тот либо другой продукт, в неотклонимом порядке необходимо посетить собственного лечащего доктора и проконсультироваться с ним.

Гипосенсибилизация. Еще один способ исцеления, применяемый наряду с исцелением медизаментозным – иммунотерапия. Сущность данного способа такова: в ваш организм равномерно и долговременно вводится увеличивающееся количество аллергентов, что в итоге приводит к понижению чувствительности организма к раздельно взятому аллергену.

Во время описанной выше процедуры малые дозы аллергента вводятся в виде подкожной инъекции.

На исходном шаге для вас будут вводиться инъекции с перерывом в недельку (или даже реже), параллельно с тем, что доза аллергента будет повсевременно увеличиваться.

Описанный режим будет соблюдаться до тех пор, пока не будет достигнута «поддерживающая доза» (при внедрении таковой дозы будет находиться выраженный эффект понижения обыкновенной реакции на аллерген). Стоит отметить, но, что по достижению данной «поддерживающей дозы», возникнет необходимость вводить её раз в неделю на протяжении еще, как минимум, 2-ух лет. Почаще всего схожий способ назначается в том случае, если:

  1. у человека найдена томная форма аллергии, которая плохо поддается обыкновенному лечению;
  2. обнаружен определенный тип аллергии, вроде реакции организма на укус пчел либо ос.

В виду того, что исцеление может стать предпосылкой мощной аллергической реакции, проводят его только в мед учреждении под присмотром группы профессионалов.

Симптомы аллергии

Существует по истинному просто большущее количество различных форм аллергии, следовательно, и симптомы у аллергии тоже различные. Аллергические симптомы чрезвычайно просто спутатьс иными болезнями, которые похожи по симптоматике, что происходит раз в день в мед практике.

Респираторная аллергияпроявляется опосля попадания аллергента в организм во время дыхания. Этими аллергентами почаще всего являются разные виды газов, пыльцы либо чрезвычайно маленькой пыли, такие аллергенты именуют аэроаллергенами. Сюда можно отнести и аллергию дыхательных путей. Таковая аллергия проявляется в виде:

  1. Насморка (или просто жидким выделением из носа)
  2. В неких вариантах удушье
  3. Возможен мощный кашель
  4. Зуда в носу
  5. Хрипы в лёгких
  6. Чиханья
  7. Главными проявлениям данной разновидности аллергии, можно считать всё-такибронхиальную астмуи аллергический ринит.

Дерматозсопровождается разными высыпаниями и раздражениями на коже.

Вызвать его могут разные виды аллергентов, такие как: продукты питания, аэроаллергены, косметические средства, бытовая химия, фармацевтические препараты.

Такого рода аллергия, как правило, проявляется в виде:

  1. Шелушением
  2. Волдырями
  3. Сухостью
  4. Зудом
  5. Высыпанием схожим наэкзему
  6. Покраснения кожи
  7. Сильными отёками

Аллергический конъюнктивит.Существует и такое проявление аллергии, которое поражает органы зрения — именуется аллергическимконъюнктивитом.

Проявляется в виде:

  1. Сильного жжения в глазах
  2. Повышенной слезоточивостью
  3. Припухлости кожи вокруг глаз

Энтеропатия.Достаточно нередко можно встретить такую разновидность аллергии, как энтеропатия, которая начинает проявляется вследствие потребления каких-то товаров либо фармацевтических препаратов, таковая реакция происходит из-за аллергической реакции желудочно-кишечного тракта.

Эта разновидность аллергии проявляется в виде:

  1. Рвоты
  2. Отёк губ, языка (отёк квинке)
  3. Диареи либо возможен на оборотзапор
  4. Тошноты
  5. Кишечные колики

Анафилактический шокявляется самым небезопасным видом проявлением аллергии. Он может наступить всего за несколько секунд либо может пригодиться до 5 часов для его пришествия, опосля попадания аллергента в организм, спровоцировать его может укус насекомого (надо отметить, что это достаточно нередко бывает) либо фармацевтические препараты.Распознать анафилактический шокможно по таковым признакам как:

  1. Oussalah A., Mayorga C., Blanca M., Barbaud A., Nakonechna A., Cernadas J., Gotua M., Brockow K., Caubet J.C., Bircher A., Atanaskovic M., Demoly P., Kase-Tanno L., Terreehorst I., Laguna J.J., Romano A., Guéant J.L.; Task force “Genetic predictors of drug hypersensitivity” of the European Network on Drug Allergy (ENDA) of EAACI.

    Genetic variants associated with drugs-induced immediate hypersensitivity reactions: a PRISMA-compliant systematic review. Allergy 2015, http://dx.doi.org/10.1111/all.12821.

    Как смотрится аллергия на лекарства

    [Epub ahead of print].

  2. Brockow K., Garvey L.H., Aberer W., Atanaskovic-Markovic M., Barbaud A., Bilo M.B., Bircher A., Blanca M., Bonadonna B., Campi P., Castro E., Cernadas J.R., Chiriac A.M., Demoly P., Grosber M., Gooi J., Lombardo C., Mertes P.M., Mosbech H., Nasser S., Pagani M., Ring J., Romano A., Scherer K., Schnyder B., Testi S., Torres M., Trautmann A., Terreehorst I.; ENDA/EAACI Drug Allergy Interest Group. Skin test concentrations for systemically istered drugs — an ENDA/EAACI Drug Allergy Interest Group position paper.

    Allergy 2013; 68(6): 702–712, http://dx.doi.org/10.1111/all.12142.

  3. Российская ассоциация аллергологов и клиничес­ких иммунологов. Федеральные клинические рекомен­дации по анафилактическому шоку. М; 2013.
  4. Łoboda J., Dudzik A., Chomyszyn-Gajewska M. Stevens-Johnson syndrom and toxic epidermal necrolysis — based on literature. Przegl Lek 2015; 72(1): 35–37.
  5. Pavlos R., Mallal S., Phillips E. HLA and pharmacogenetics of drug hypersensitivity. Pharmacogenomics 2012; 13(11): 1285–1306, http://dx.doi.org/10.2217/pgs.12.108.
  6. Lebel B., Messaad D., Kvedariene V., Rongier M., Bousquet J., Demoly P.

    Cysteinyl-leukotriene release test (CAST) in the diagnosis of immediate drug reactions. Allergy 2001; 56(7): 688–692, http://dx.doi.org/10.1034/j.1398-9995.2001.00103.x.

  7. Rive C.M., Bourke J., Phillips E.J. Testing for drug hypersensitivity syndromes. Clin Biochem Rev 2013; 34(1): 15–38.
  8. Shear N.H., Spielberg S.P. Anticonvulsant hypersensitivity syndrome. In vitro assessment of risk. J Clin Invest 1988; 82(6): 1826–1832, http://dx.doi.org/10.1172/JCI113798.
  9. Mirone C., Preziosi D., Mascheri A., Micarelli G., Farioli L., Balossi L.G., Scibilia J., Schroeder J., Losappio L.M., Aversano M.G., Stafylaraki C., Nichelatti M., Pastorello E.A.

    Identification of risk factors of severe hypersensitivity reactions in general anaesthesia. Clin Mol Allergy 2015; 13(1): 11, http://dx.doi.org/10.1186/s12948-015-0017-9.

  10. Елисеева Т.И. Неотложная аллергология. В кн.: Не­отложные состояния в педиатрии. Под ред. Прахова А.В. Н. Новгород: Издательство НГМА; 2005; с. 191–213.
  11. Doña I., Barrionuevo E., Blanca-Lopez N., Torres M.J., Fernandez T.D., Mayorga C., Canto G., Blanca M. Trends in hypersensitivity drug reactions: more drugs, more response patterns, more heterogeneity.

    J Investig Allergol Clin Immunol 2014; 24(3): 143–153.

  12. Hompes S., Köhli A., Nemat K., Scherer K., Lange L., Rueff F., Rietschel E., Reese T., Szepfalusi Z., Schwerk N., Beyer K., Hawranek T., Niggemann B., Worm M. Provoking allergens and treatment of anaphylaxis in children and adolescents — data from the anaphylaxis registry of German-speaking countries. Pediatr Allergy Immunol 2011; 22(6): 568–574, http://dx.doi.org/10.1111/j.1399-3038.2011.01154.x.
  13. Судороги
  14. Schwaiblmair M., Behr W., Haeckel T., Märkl B., Foerg W., Berghaus T.

    Drug induced interstitial lung disease. Open Respir Med J 2012; 6: 63–74, http://dx.doi.org/10.2174/1874306401206010063.

  15. Segal A.R., Doherty K.M., Leggott J., Zlotoff B. Cutaneous reactions to drugs in children. Pediatrics 2007; 120(4): e1082–e1096, http://dx.doi.org/10.1542/peds.2005-2321.
  16. Marzano A.V., Borghi A., Cugno M. Adverse drug reactions and organ damage: the skin. Eur J Intern Med 2016; 28: 17–24, http://dx.doi.org/10.1016/j.ejim.2015.11.017.
  17. Gómez E., Torres M.J., Mayorga C., Blanca M. Immunologic evaluation of drug allergy.

    Allergy Asthma Immunol Res 2012; 4(5): 251–263, http://dx.doi.org/10.4168/aair.2012.4.5.251.

  18. Kränke B., Aberer W. Skin testing for IgE-mediated drug allergy. Immunol Allergy Clin North Am 2009; 29(3): 503–516, http://dx.doi.org/10.1016/j.iac.2009.04.003.
  19. Chovel-Sella A., Ben Tov A., Lahav E., Mor O., Rudich H., Paret G., Reif S. Incidence of rash after amoxicillin treatment in children with infectious mononucleosis.

    Pediatrics 2013; 131(5): e1424–e1427, http://dx.doi.org/10.1542/peds.2012-1575.

  20. Koransky R., Ferastraoaru D., Jerschow E. Single nonsteroidal anti-inflammatory drug induced serum sickness-like reaction to naproxen in a patient able to tolerate both aspirin and ibuprofen. J Allergy Clin Immunol Pract 2016; 4(1): 160–161, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaip.2015.07.019.
  21. Walsh S.A., Creamer D. Drug reaction with eosinophilia and systemic symptoms (DRESS): a clinical update and review of current thinking. Clin Exp Dermatol 2011; 36(1): 6–11, http://dx.doi.org/10.1111/j.1365-2230.2010.03967.x.
  22. Garratty G. Immune hemolytic anemia caused by drugs. Expert Opin Drug Saf 2012; 11(4): 635–642, http://dx.doi.org/10.1517/14740338.2012.678832.
  23. Kim D., Baraniuk J.

    Delayed-type hypersensitivity reaction to the meta-cresol component of insulin. Ann Allergy Asthma Immunol 2007; 99(2): 194–195, http://dx.doi.org/10.1016/S1081-1206(10)60645-X.

  24. Patel R.A., Gallagher J.C. Drug fever. Pharmacotherapy 2010; 30(1): 57–69, http://dx.doi.org/10.1592/phco.30.1.57.
  25. Bircher A.J., Scherer K. Delayed cutaneous manifestations of drug hypersensitivity. Med Clin North Am 2010; 94(4): 711–725, http://dx.doi.org/10.1016/j.mcna.2010.04.001.
  26. Asero R. Multiple drug allergy syndrome: a distinct clinical entity. Curr Allergy Rep 2001; 1(1): 18–22, http://dx.doi.org/10.1007/s11882-001-0092-5.
  27. Балаболкин И.И., Булгакова В.А.

    Клиническая ал­лер­гология детского возраста с неотложными состояниями. М: МИА; 2011; 264 c.

  28. Jacquier J., Chik C.L., Senior P.A. A practical, clinical approach to the assessment and management of suspected insulin allergy. Diabet Med 2013; 30(8): 977–985, http://dx.doi.org/10.1111/dme.12194.
  29. Дефекация
  30. Beckwith H. Erythema multiforme: a simple rash or sinister sign? BMJ Case Rep 2012; 2012: bcr1120115072, http://dx.doi.org/10.1136/bcr.11.2011.5072.
  31. Рвота
  32. Demoly P., Lebel B., Messaad D., Sahla H., Rongier M., Daurès J.P., Godard P., Bousquet J.

    Predictive capacity of histamine release for the diagnosis of drug allergy. Allergy 1999; 54(5): 500–506, http://dx.doi.org/10.1034/j.1398-9995.1999.00020.x.

  33. Bircher A.J. Symptoms and danger signs in acute drug hypersensitivity. Toxicology 2005; 209(2): 201–207, http://dx.doi.org/10.1016/j.tox.2004.12.036.
  34. Rojko J.L., Evans M.G., Price S.A., Han B., Waine G., DeWitte M., Haynes J., Freimark B., Martin P., Raymond J.T., Evering W., Rebelatto M.C., Schenck E., Horvath C. Formation, clearance, deposition, pathogenicity, and identification of biopharmaceutical-related immune complexes: review and case studies.

    Toxicol Pathol 2014; 42(4): 725–764, http://dx.doi.org/10.1177/0192623314526475.

  35. Pirmohamed M., Ostrov D.A., Park B.K. New genetic findings lead the way to a better understanding of fundamental mechanisms of drug hypersensitivity. J Allergy Clin Immunol 2015; 136(2): 236–244, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2015.06.022.
  36. Lamoreux M.R., Sternbach M.R., Hsu W.T. Erythema multiforme. Am Fam Physician 2006; 74(11): 1883–1888.
  37. Hubiche T., Milpied B., Cazeau C., Taïeb A., Léauté-Labrèze C.

    Association of immunologically confirmed delayed drug reaction and human herpesvirus 6 viremia in a pediatric case of drug-induced hypersensitivity syndrome. Dermatology 2011; 222(2): 140–141, http://dx.doi.org/10.1159/000324506.

  38. Omer H.M., Hodson J., Thomas S.K., Coleman J.J. Multiple drug intolerance syndrome: a large-scale retrospective study. Drug Saf 2014; 37(12): 1037–1045, http://dx.doi.org/10.1007/s40264-014-0236-x.
  39. Gomes E., Cardoso M.F., Praca F., Gomes L., Marino E., Demoly P. Self-reported drug allergy in a general adult Portuguese population. Clin Exp Allergy 2004; 34(10): 1597–1601, http://dx.doi.org/10.1111/j.1365-2222.2004.02070.x.
  40. Erkoçoğlu M., Kaya A., Civelek E., Ozcan C., Cakır B., Akan A., Toyran M., Ginis T., Kocabas C.N.

    Prevalence of confirmed immediate type drug hypersensitivity reactions among school children. Pediatr Allergy Immunol 2013; 24(2): 160–167, http://dx.doi.org/10.1111/pai.12047.

  41. Fontaine C., Mayorga C., Bousquet P.J., Arnoux B., Torres M.J., Blanca M., Demoly P. Relevance of the determination of serum-specific IgE antibodies in the diagnosis of immediate beta-lactam allergy. Allergy 2007; 62(1): 47–52, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2006.01268.x.
  42. Farnam K., Chang C., Teuber S., Gershwin M.E. Nonallergic drug hypersensitivity reactions. Int Arch Allergy Immunol 2012; 159(4): 327–345, http://dx.doi.org/10.1159/000339690.
  43. Grigiene G., Norkūnienė J., Kvedariene V.

    The time delay between drug intake and bronchospasm for nonsteroidal antiinflammatory drugs sensitive patients. World Allergy Organ J 2010; 3(12): 266–270, http://dx.doi.org/10.1097/wox.0b013e3181fdfc5f.

  44. Gell P.G.H., Coombs R.R.A. The classification of allergic reactions underlying disease. In: Clinical aspects of immunology. Coombs R.R.A., Gell P.G.H. (editors). London, UK: Blackwell Sci; 1963; p. 317–337.
  45. Hoffman A.G., Schram S.E., Ercan-Fang N.G., Warshaw E.M. Type I allergy to insulin: case report and review of localized and systemic reactions to insulin.

    Dermatitis 2008; 19(1): 52–58.

  46. Pineda F., Ariza A., Mayorga C., Arribas F., González-Mendiola R., Blanca-López N., Davila G., Cabañes N., Canto G., Laguna J.J., Senent C., Stahl-Skov P., Palacios R., Blanca M., Torres M.J. Role of histamine release test for the evaluation of patients with immediate hypersensitivity reactions to clavulanic acid. Int Arch Allergy Immunol 2016; 168(4): 233–240, http://dx.doi.org/10.1159/000443274.
  47. Непроизвольные мочеиспускание
  48. Hari Y., Frutig-Schnyder K., Hurni M., Yawalkar N., Zanni M.P., Schnyder B., Kappeler A., von Greyerz S., Braathen L.R., Pichler W.J.

    T cell involvement in cutaneous drug eruptions. Clin Exp Allergy 2001; 31(9): 1398–1408, http://dx.doi.org/10.1046/j.1365-2222.2001.01164.x.

  49. Yazıcıoğlu M. Approach to drug allergies in the childhood. Turk Pediatri Ars 2014; 49(2): 99–103, http://dx.doi.org/10.5152/tpa.2014.1944.
  50. Brockow K., Przybilla B., Aberer W., Bircher A.J., Brehler R., Dickel H., Fuchs T., Jakob T., Lange L., Pfützner W., Mockenhaupt M., Ott H., Pfaar O., Ring J., Sachs B., Sitter H., Trautmann A., Treudler R., Wedi B., Worm M., Wurpts G., Zuberbier T., Merk H.F.

    Guideline for the diagnosis of drug hypersensitivity reactions. Allergo J Int 2015; 24(3): 94–105, http://dx.doi.org/10.1007/s40629-015-0052-6.

  51. Mayorga C., Sanz M.L., Gamboa P., Garcia-Aviles M.C., Fernandez J., Torres M.J.; Spanish Society of Allergy and Clinical; Immunology; Immunology and Drug Allergy Committee. In vitro methods for diagnosing nonimmediate hypersensitivity reactions to drugs. J Investig Allergol Clin Immunol 2013; 23(4): 213–225.
  52. Żukiewicz-Sobczak W.A., Wróblewska P., Adamczuk P., Zwoliński J., Oniszczuk A., Wojtyła-Buciora P., Silny W.

    Drugs as important factors causing allergies. Postepy Dermatol Alergol 2015; 32(5): 388–392, http://dx.doi.org/10.5114/pdia.2014.44021.

  53. Mori F., Fili L., Barni S., Sarti L., Pucci N., Parronchi P., Novembre E. Drug fever after a single dose of amoxicillin-clavulanic acid. J Allergy Clin Immunol Pract 2015, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaip.2015.11.030. [Epub ahead of print].
  54. Ghane Shahrbaf F., Assadi F. Drug-induced renal disorders. J Renal Inj Prev 2015; 4(3): 57–60, http://dx.doi.org/10.12861/jrip.2015.12.
  55. Ponvert C., Scheinmann P.

    Allergic and pseudoallergic reactions to analgesics, antipyretics and non-steroidal anti-inflammatory drugs. Arch Pediatr 2007; 14(5): 507–512, http://dx.doi.org/10.1016/j.arcped.2007.03.009.

  56. Rawlins M.D., Thompson J.W. Mechanisms of adverse drug reactions. In: Textbook of adverse drug reactions. Davies D.M. (editor). Oxford: Oxford University Press; 1991; p. 18–45.
  57. Flowers H., Brodell R., Brents M., Wyatt J.P. Fixed drug eruptions: presentation, diagnosis, and management. South Med J 2014; 107(11): 724–727, http://dx.doi.org/10.14423/SMJ.0000000000000195.
  58. Aberer W., Bircher A., Romano A., Blanca M., Campi P., Fernandez J., Brockow K., Pichler W.J., Demoly P.; European Network for Drug Allergy (ENDA); EAACI interest group on drug hypersensitivity.

    Drug provocation testing in the diagnosis of drug hypersensitivity reactions: general considerations. Allergy 2003; 58(9): 854–863, http://dx.doi.org/10.1034/j.1398-9995.2003.00279.x.

  59. Hanai S., Sato T., Takeda K., Nagatani K., Iwamoto M., Minota S. Drug-induced lupus caused by long term minocycline treatment for acne vulgaris. Arerugi 2015; 64(9): 1269–1273, http://dx.doi.org/10.15036/arerugi.64.1269.
  60. Abe R., Yoshioka N., Murata J., Fujita Y., Shimizu H.

    Granulysin as a marker for early diagnosis of the Stevens-Johnson syndrome. Ann Intern Med 2009; 151(7): 514–515, http://dx.doi.org/10.7326/0003-4819-151-7-200910060-00016.

  61. Neukomm C.B., Yawalkar N., Helbling A., Pichler W.J. T-cell reactions to drugs in distinct clinical manifestations of drug allergy. J Investig Allergol Clin Immunol 2001; 11(4): 275–284.
  62. Российская ассоциация аллергологов и клинических иммунологов. Федеральные клинические советы по диагностике и исцелению фармацевтической аллергии. М; 2014.
  63. Shiohara T. Fixed drug eruption: pathogenesis and diagnostic tests.

    Curr Opin Allergy Clin Immunol 2009; 9(4): 316–321, http://dx.doi.org/10.1097/ACI.0b013e32832cda4c.

  64. Chung W.H., Hung S.I., Hong H.S., Hsih M.S., Yang L.C., Ho H.C., Wu J.Y., Chen Y.T. Medical genetics: a marker for Stevens–Johnson syndrome. Nature 2004; 428(6982): 486, http://dx.doi.org/10.1038/428486a.
  65. Pichler W.J. Delayed drug hypersensitivity reactions. Ann Intern Med 2003; 139(8): 683–693, http://dx.doi.org/10.7326/0003-4819-139-8-200310210-00012.
  66. Stone S.F., Phillips E.J., Wiese M.D., Heddle R.J., Brown S.G.

    Immediate-type hypersensitivity drug reactions. Br J Clin Pharmacol 2014; 78(1): 1–13, http://dx.doi.org/10.1111/bcp.12297.

  67. Santiago F., Gonçalo M., Vieira R., Coelho S., Figueiredo A. Epicutaneous patch testing in drug hypersensitivity syndrome (DRESS). Contact Dermatitis 2010; 62(1): 47–53, http://dx.doi.org/10.1111/j.1600-0536.2009.01659.x.
  68. Chung W.H., Hung S.I., Yang J.Y., Su S.C., Huang S.P., Wei C.Y., Chin S.W., Chiou C.C., Chu S.C., Ho H.C., Yang C.H., Lu C.F., Wu J.Y., Liao Y.D., Chen Y.T.

    Granulysin is a key mediator for disseminated keratinocyte death in Stevens-Johnson syndrome and toxic epidermal necrolysis. Nat Med 2008; 14(12): 1343–1350, http://dx.doi.org/10.1038/nm.1884.

  69. Kvedariene V., Kamey S, Ryckwaert Y., Rongier M., Bousquet J., Demoly P., Arnoux B. Diagnosis of neuromuscular blocking agent hypersensitivity reactions using cytofluorimetric analysis of basophils. Allergy 2006; 61(3): 311–315, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2006.00978.x.
  70. Barbaud A.

    Drug patch testing in systemic cutaneous drug allergy. Toxicology 2005; 209(2): 209–216, http://dx.doi.org/10.1016/j.tox.2004.12.024.

  71. Demoly P., Adkinson N.F., Brockow K., Castells M., Chiriac A.M., Greenberger P.A., Khan D.A., Lang D.M., Park H.S., Pichler W., Sanchez-Borges M., Shiohara T., Thong B.Y. International Consensus on drug allergy. Allergy 2014; 69(4): 420–437, http://dx.doi.org/10.1111/all.12350.
  72. Caubet J.C., Kaiser L., Lemaître B., Fellay B., Gervaix A., Eigenmann P.A. The role of penicillin in benign skin rashes in childhood: a prospective study based on drug rechallenge. J Allergy Clin Immunol 2011; 127(1): 218–222, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2010.08.025.
  73. Shiohara T., Kano Y.

    A complex interaction between drug allergy and viral infection. Clin Rev Allergy Immunol 2007; 33(1): 124–133, http://dx.doi.org/10.1007/s12016-007-8010-9.

  74. Eun L.Y., Go J.W., Kang W.H., Kim S.H., Cho H.K. Erythema multiforme associated with Kawasaki Disease in a Korean child. Eur J Dermatol 2010; 20(4): 524–525, http://dx.doi.org/10.1684/ejd.2010.0972.
  75. Guglielmi L., Fontaine C., Gougat C., Avinens O., Eliaou J.F., Guglielmi P., Demoly P.

    IL-10 promoter and IL4-Ralpha gene SNPs are associated with immediate beta-lactam allergy in atopic women. Allergy 2006; 61(8): 921–927, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2006.01067.x.

  76. Ferrusquía J., Pérez-Martínez I., Gómez de la Torre R., Fernández-Almira M.L., de Francisco R., Rodrigo L., Riestra S. Gastroenterology case report of mesalazine-induced cardiopulmonary hypersensitivity. World J Gastroenterol 2015; 21(13): 4069–4077, http://dx.doi.org/10.3748/wjg.v21.i13.4069.
  77. Schrijvers R., Gilissen L., Chiriac A.M., Demoly P.

    Pathogenesis and diagnosis of delayed-type drug hypersensitivity reactions, from bedside to bench and back. Clin Transl Allergy 2015; 5: 31, http://dx.doi.org/10.1186/s13601-015-0073-8.

  78. Blanca M., Romano A., Torres M.J., Férnandez J., Mayorga C., Rodriguez J., Demoly P., Bousquet P.J., Merk H.F., Sanz M.L., Ott H., Atanasković-Marković M. Update on the evaluation of hypersensitivity reactions to betalactams. Allergy 2009; 64(2): 183–193, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2008.01916.x.
  79. Балаболкин И.И. Фармацевтическая аллергия у детей: кли­нико-патогенетические варианты, диагностика и про­фи­лактика.

    Русский педиатрический журнальчик 2011; 1: 49–53.

  80. Faulkner L., Meng X., Park B.K., Naisbitt D.J. The importance of hapten-protein complex formation in the development of drug allergy. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2014; 14(4): 293–300, http://dx.doi.org/10.1097/ACI.0000000000000078.
  81. Gomes E.R., Brockow K., Kuyucu S., Saretta F., Mori F., Blanca-Lopez N., Ott H., Atanaskovic-Markovic M., Kidon M., Caubet J.C., Terreehorst I.; ENDA/EAACI Drug Allergy Interest Group. Drug hypersensitivity in children: report from the pediatric task force of the EAACI Drug Allergy Interest Group. Allergy 2016; 71(2): 149–161, http://dx.doi.org/10.1111/all.12774.
  82. Park B.K., Naisbitt D.J., Demoly P.

    Drug hypersensitivity. In: Allergy. New York: Elsevier BV; 2012; p. 321–330, http://dx.doi.org/10.1016/b978-0-7234-3658-4.00020-2.

  83. Bircher A.J., Scherer Hofmeier K. Drug hypersensitivity reactions: Inconsistency in the use of the classification of immediate and nonimmediate reactions. J Allergy Clin Immunol 2012; 129(1): 263–264, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2011.08.042.
  84. Macy E.

    Practical management of patients with a history of immediate hypersensitivity to common non-beta-lactam drugs. Curr Allergy Asthma Rep 2016; 16(1): 4, http://dx.doi.org/10.1007/s11882-015-0584-3.

  85. Harr T., French L.E. Toxic epidermal necrolysis and Stevens–Johnson syndrome. Orphanet J Rare Dis 2010; 5: 39, http://dx.doi.org/10.1186/1750-1172-5-39.
  86. Chang Y.S., Huang F.C., Tseng S.H., Hsu C.K., Ho C.L., Sheu H.M. Erythema multiforme, Stevens–Johnson syndrome, and toxic epidermal necrolysis: acute ocular manifestations, causes, and management.

    Cornea 2007; 26(2): 123–129, http://dx.doi.org/10.1097/ico.0b013e31802eb264.

  87. Newmark J.L., Mehra A., Singla A.K. Radiocontrast media allergic reactions and interventional pain practice — a review. Pain Physician 2012; 15(5): E665–E675.
  88. Picard D., Janela B., Descamps V., D’Incan M., Courville P., Jacquot S., Rogez S., Mardivirin L., Moins-Teisserenc H., Toubert A., Benichou J., Joly P., Musette P. Drug reaction with eosinophilia and systemic symptoms (DRESS): a multiorgan antiviral T cell response. Sci Transl Med 2010; 2(46): 46–62, http://dx.doi.org/10.1126/scitranslmed.3001116.
  89. Pichler W.J., Adam J., Daubner B., Gentinetta T., Keller M., Yerly D.

    Drug hypersensitivity reactions: pathomechanism and clinical symptoms. Med Clin North Am 2010; 94(4): 645–664, http://dx.doi.org/10.1016/j.mcna.2010. 04.003.

  90. Mockenhaupt M. Severe drug-induced skin reactions: clinical pattern, diagnostics and therapy. J Dtsch Dermatol Ges 2009; 7(2): 142–160, http://dx.doi.org/10.1111/j.1610-0387.2008.06878.x.
  91. Появление сыпи по всему телу
  92. Sidoroff A., Halevy S., Bavinck J.N., Vaillant L., Roujeau J.C. Acute generalized exanthematous pustulosis (AGEP) — a clinical reaction pattern. J Cutan Pathol 2001; 28(3): 113–119, http://dx.doi.org/10.1034/j.1600-0560.2001.028003113.x.
  93. Roujeau J.C.

    Clinical heterogeneity of drug hypersensitivity. Toxicology 2005; 209(2): 123–129, http://dx.doi.org/10.1016/j.tox.2004.12.022.

  94. Uetrecht J., Naisbitt D.J. Idiosyncratic adverse drug reactions: current concepts. Pharmacol Rev 2013; 65(2): 779–808, http://dx.doi.org/10.1124/pr.113.007450.
  95. Özcan D., Seçkin D., Bilezikçi B., Arslan H. The role of human herpesvirus-6, Epstein–Barr virus and cytomegalovirus infections in the etiopathogenesis of different types of cutaneous drug reactions. Int J Dermatol 2010; 49(11): 1250–1254, http://dx.doi.org/10.1111/j.1365-4632.2010.04531.x.
  96. Wheatley L.M., Plaut M., Schwaninger J.M., Banerji A., Castells M., Finkelman F.D., Gleich G.J., Guttman-Yassky E., Mallal S.A., Naisbitt D.J., Ostrov D.A., Phillips E.J., Pichler W.J., Platts-Mills T.A., Roujeau J.C., Schwartz L.B., Trepanier L.A.

    Report from the National Institute of Allergy and Infectious Diseases workshop on drug allergy. J Allergy Clin Immunol 2015; 136(2): 262–271.e2, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2015.05.027.

  97. Rodríguez-Pazos L., Gómez-Bernal S., Rodríguez-Granados M.T., Toribio J. Photodistributed erythema multiforme. Actas Dermosifiliogr 2013; 104(8): 645–653, http://dx.doi.org/10.1016/j.adengl.2012.01.024.
  98. Chiriac A.M., Demoly P. Multiple drug hypersensitivity syndrome. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2013; 13(4): 323–329, http://dx.doi.org/10.1097/aci.0b013e3283630c36.
  99. Leysen J., Sabato V., Verweij M.M., De Knop K.J., Bridts C.H., De Clerck L.S., Ebo D.G.

    The basophil activation test in the diagnosis of immediate drug hypersensitivity. Expert Rev Clin Immunol 2011; 7(3): 349–355, http://dx.doi.org/10.1586/eci.11.14.

  100. Ayuso P., Blanca-López N., Doña I., Torres M.J., Guéant-Rodríguez R.M., Canto G., Sanak M., Mayorga C., Guéant J.L., Blanca M., Cornejo-García J.A. Advanced phenotyping in hypersensitivity drug reactions to NSAIDs. Clin Exp Allergy 2013; 43(10): 1097–1109, http://dx.doi.org/10.1111/cea.12140.
  101. Потеря сознания
  102. Valeyrie-Allanore L., Sassolas B., Roujeau J.C.

    Drug-induced skin, nail and hair disorders. Drug Saf 2007; 30(11): 1011–1030, http://dx.doi.org/10.2165/00002018-200730110-00003.

  103. Lee A.Y., Chey W.Y., Choi J., Jeon J.S. Insulin-induced drug eruptions and reliability of skin tests. Acta Derm Venereol 2002; 82(2): 114–117, http://dx.doi.org/10.1080/00015550252948149.
  104. Leach M.W., Rottman J.B., Hock M.B., Finco D., Rojko J.L., Beyer J.C. Immunogenicity/hypersensitivity of biologics. Toxicol Pathol 2014; 42(1): 293–300, http://dx.doi.org/10.1177/0192623313510987.
  105. Leuppi J.D., Schnyder P., Hartmann K., Reinhart W.H., Kuhn M.

    Drug-induced bronchospasm: analysis of 187 spontaneously reported cases. Respiration 2001; 68(4): 345–351, http://dx.doi.org/10.1159/000050525.

  106. Wei C.Y., Chung W.H., Huang H.W., Chen Y.T., Hung S.I. Direct interaction between HLA-B and carbamazepine activates T cells in patients with Stevens–Johnson syndrome. J Allergy Clin Immunol 2012; 129(6): 1562–1569.e5, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2011.12.990.
  107. Simons F.E., Ardusso L.R., Bilò M.B., Cardona V., Ebisawa M., El-Gamal Y.M., Lieberman P., Lockey R.F., Muraro A., Roberts G., Sanchez-Borges M., Sheikh A., Shek L.P., Wallace D.V., Worm M.

    International consensus on (ICON) anaphylaxis. World Allergy Organ J 2014; 7(1): 9, http://dx.doi.org/10.1186/1939-4551-7-9.

  108. Smyth R.M.D., Gargon E., Kirkham J., Cresswell L., Golder S., Smyth R., Williamson P. Adverse drug reactions in children — a systematic review. PLoS One 2012; 7(3): e24061, http://dx.doi.org/10.1371/journal.pone.0024061.
  109. Bousquet P.J., Gaeta F., Bousquet-Rouanet L., Lefrant J.Y., Demoly P., Romano A. Provocation tests in diagnosing drug hypersensitivity. Curr Pharm Des 2008; 14(27): 2792–2802, http://dx.doi.org/10.2174/138161208786369731.
  110. de Araujo E., Dessirier V., Laprée G., Valeyrie-Allanore L., Ortonne N., Stathopoulos E.N., Bagot M., Bensussan A., Mockenhaupt M., Roujeau J.C., Tsapis A.

    Death ligand TRAIL, secreted by CD1a+ and CD14+ cells in blister fluids, is involved in killing keratinocytes in toxic epidermal necrolysis. Exp Dermatol 2011; 20(2): 107–112, http://dx.doi.org/10.1111/j.1600-0625.2010.01176.x.

  111. Rerkpattanapipat T., Chiriac A.M., Demoly P. Drug provocation tests in hypersensitivity drug reactions. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2011; 11(4): 299–304, http://dx.doi.org/10.1097/ACI.0b013e328348a4e9.
  112. Camous X., Calbo S., Picard D., Musette P. Drug reaction with eosinophilia and systemic symptoms: an update on pathogenesis. Curr Opin Immunol 2012; 24(6): 730–735, http://dx.doi.org/10.1016/j.coi.2012.07.010.
  113. Cacoub P., Musette P., Descamps V., Meyer O., Speirs C., Finzi L., Roujeau J.C.

    The DRESS syndrome: a literature review. Am J Med 2011; 124(7): 588–597, http://dx.doi.org/10.1016/j.amjmed.2011.01.017.

  114. Macy E., Ho N.J. Multiple drug intolerance syndrome: prevalence, clinical characteristics, and management. Ann Allergy Asthma Immunol 2012; 108(2): 88–93, http://dx.doi.org/10.1016/j.anai.2011.11.006.
  115. Levi N., Bastuji-Garin S., Mockenhaupt M., Roujeau J.C., Flahault A., Kelly J.P., Martin E., Kaufman D.W., Maison P.

    Medications as risk factors of Stevens-Johnson syndrome and toxic epidermal necrolysis in children: a pooled analysis. Pediatrics 2009; 123(2): e297–e304, http://dx.doi.org/10.1542/peds.2008-1923.

  116. Российская ассоциация аллергологов и клинических иммунологов. Федеральные клинические советы по диагностике и исцелению крапивницы. М; 2013.
  117. Dao R.-L., Su S.-C., Chung W.-H. Recent advances of pharmacogenomics in severe cutaneous adverse reactions: immune and nonimmune mechanisms.

    Asia Pac Allergy 2015; 5(2): 59–67, http://dx.doi.org/10.5415/apallergy.2015.5.2.59.

  118. Limsuwan T., Demoly P. Acute symptoms of drug hypersensitivity (urticaria, angioedema, anaphylaxis, anaphylactic shock). Med Clin North Am 2010; 94(4): 691–710, http://dx.doi.org/10.1016/j.mcna.2010.03.007.
  119. Министерство здравоохранения Русской Федера­ции. Альянс педиатров Рф.

    Как смотрится аллергия на лекарства

    Федеральные клинические советы по оказанию мед помощи детям с многоформной экссудативной эритемой и токсикодермией. M; 2015.

  120. Kowalski M.L., Woessner K., Sanak M. Approaches to the diagnosis and management of patients with a history of nonsteroidal anti-inflammatory drug-related urticaria and angioedema. J Allergy Clin Immunol 2015; 136(2): 245–251, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2015.06.021.
  121. Simons F.E., Ebisawa M., Sanchez-Borges M., Thong B.Y., Worm M., Tanno L.K., Lockey R.F., El-Gamal Y.M., Brown S.G., Park H.S., Sheikh A. 2015 update of the evidence base: World Allergy Organization anaphylaxis guidelines. World Allergy Organ J 2015; 8(1): 32, http://dx.doi.org/10.1186/s40413-015-0080-1.
  122. Резкая одышка
  123. Clark B.M., Kotti G.H., Shah A.D., Conger N.G.

    Severe serum sickness reaction to oral and intramuscular penicillin. Pharmacotherapy 2006; 26(5): 705–708, http://dx.doi.org/10.1592/phco.26.5.705.

  124. Hausmann O.V., Gentinetta T., Bridts C.H., Ebo D.G. The basophil activation test in immediate-type drug allergy. Immunol Allergy Clin North Am 2009; 29(3): 555–566, http://dx.doi.org/10.1016/j.iac.2009.04.011.

Если у человека находятся перечисленные выше симптомы, нужно незамедлительно вызывать скорую и оказатьпервую мед помощь. При анафилактическом шоке, медлить нельзя, так как это может привести к летальному исходу.

Проявление аллергии довольно нередко путают с симптомами простудных болезней. Различие очевидной простуды и аллергии заключается, во-1-х, в том, что температура тела, как правило, не увеличивается, а выделения из носа остаются водянистыми и прозрачными, похожие на воду.

Чиханье при аллергии бывает целыми, длительными сериями попорядку, и основное, при простуде все симптомы традиционно проходят довольно быстро, а при аллергии они продолжаются еще дольше.

Что такое аллергия?

 — это необыкновенная завышенная чувствительность к разным веществам, которые у большинства людей не вызывают болезненных реакций.

Как правило, неприятелями стают домашняя пыль, пыльца растений, плесень, эпителий домашних животных, некие виды пищевых товаров и т.д.

Эти агенты стают аллергентами и возникает аллергия.

Последние десятилетия XX века характеризуются значимым ростом частоты аллергических болезней. Распространенность аллергии припоминает эпидемию, за крайние 20 лет она возросла в 3-4 раза и обхватывает в различных странах мира от 10 до 30% населения, при этом болезнь нередко протекает в тяжеленной, необыкновенной форме. Это соединено с усилением аллергенной нагрузки на человека.

Ухудшающаяся экологическая ситуация, нерациональное питание, излишняя фармацевтическая терапия, бесконтрольное юзание лекарств, стрессовые перегрузки, неподвижный образ жизни, конфигурации в климате…

Все это увеличивает подверженность организма человека воздействию аллергенов — даже тех, которые существовали всегда.

Аллергические реакции на фармацевтические средства: современные представления (обзор)

Т.И. Елисеева, И.И. Балаболкин

Ключевые слова: фармацевтическая аллергия; аллергия на медикаментозные средства; диагностика фармацевтической аллергии; лекарст­венные гиперчувствительные реакции.

Лекарственной аллергией мучается наиболее 7% населения. Известны случаи развития томных угрожающих жизни аллергических реакций.

В обзоре представлены современные взоры на механизмы развития фармацевтической иммунной гиперчувствительности, описаны главные клинические формы и имеющиеся способы диагностики фармацевтической аллергии. Специфичная диагностика фармацевтической аллергии проводится с юзанием тестов in vivo (прик-тесты, внутрикожное тестирование, патч-тесты, провокационные тесты) и in vitro (определение специфичных IgE к фармацевтическим средствам, испытания активации базофилов, реакции бласттранс­формации лейкоцитов, количественное определение цитокинов и остальных белков, к примеру гранзима и триптазы в периферической крови).

Но не все эти способы доступны в настоящей медицинской практике, список коммерческих наборов для диагностики фармацевтической аллергии ограничен. Конкретно потому при ведении пациентов принципиально опираться на данные анамнеза и общеклинического обследования, учесть имеющиеся сведения о ассоциации фармацевтической аллергии и инфицирования вирусами группы герпеса, в особенности в детской популяции, о наличии наследственной расположенности к формированию неких форм фармацевтической аллергии.

Лекарственная аллергия характеризуется появлением гиперчувствительных реакций на медикаментозные средства, имеющих иммунный механизм развития. При таковых реакциях антитела и/или активированные Т-клетки ориентированы против фармацевтических препаратов либо их метаболитов [1].

Эта неувязка очень актуальна для практического здравоохранения, так как фармацевтической аллергией мучается наиболее 7% населения. Не считая того, может быть развитие томных угрожающих жизни аллергических реакций, требующих госпитализации и долгого исцеления [1–4]. Иммунологические реакции на лекарства (реакции фармацевтической гиперчувствительности) рассматриваются в категории В неблагоприятных реакций на лекарства, механизм которых связан с аномальным ответом на фармацевтические средства (табл.

1). Это различает их от реакций типа A, которые могут иметь место у хоть какого пациента и, как правило, соединены с главным механизмом деяния фармацевтических средств и их дозой [5, 6].


Таблица 1. Типы неблагоприятных реакций на фармацевтические средства (по Doña, 2014, с изменениями) [5, 6]

На теоретическом уровне аллергические реакции могут быть вызваны всеми лекарствами, но более частыми их причинами являются лекарства, противосудорожные препараты, нестероидные антивосполительные препараты (НПВП), анестетики. Риск развития фармацевтической аллергии, ее клинические индивидуальности зависят от личных параметров иммунной системы, дозы фармацевтических средств, длительности исцеления, метода введения, пола пациента, а также от неповторимых HLA-признаков, которые описываются все почаще.

На фармацевтические препараты может быть развитие как иммунных, так и неиммунных (псевдоаллергических) форм гиперчувствительных реакций, имеющих нередко схожие клинические проявления [3, 7]. Неиммунные варианты ненужных побочных реакций на фармацевтические средства могут иметь разный генез, например: неспецифическая дегрануляция тучных клеток либо базофилов с высвобождением гистамина (рентгеноконтрастные препараты, ванкомицин), изменение метаболизма арахидоновой кислоты (нестероидные антивосполительные препараты — НПВП), фармакологическое действие веществ, вызывающих бронхоспазм (бета-блокаторы) [8–12].

Фармацевтические гиперчувствительные реакции в зависимости от времени их манифестации от начала исцеления разделяются на немедленные и замедленные (отсроченные) [1]. Немедленные фармацевтические гиперчувствительные реакции появляются в большей степени в течение первого часа (первых 6 часов) опосля приема фармацевтического продукта и индуцируются в основном IgE-опосредованным механизмом [13, 14]. Обычными их симптомами являются крапивница, ангионевротический отек, риноконъюнктивит, бронхоспазм, тошнота, рвота, диарея, боль в животике, анафилаксия. Замедленного типа гиперчувствительные реакции могут быть реализованы в хоть какое время спустя 1 ч опосля введения лекарства, но традиционно появляются позже 6–72 ч от начала приема фармацевтических средств и соединены в большей степени с Т-клеточными механизмами аллергической реакции [1, 15–18].

Их клинические проявления чрезвычайно разнообразны, могут включать пятнисто-папулезную экзантему, эксфолиативный дерматит, эритродермии, DRESS-синдром (drug-related eosinophilia with systemic symptoms), токсический эпидермальный некролиз, остальные буллезные реакции. Общесистемные эффекты могут быть представлены развитие гепатита, нефрита, цитопении и др. [19].

Патогенетические механизмы развития фармацевтической аллергии

Фармацевтические гиперчувствительные реакции есть столько же, сколько есть сами фармацевтические средства [15]. Тем не наименее почти все механизмы их формирования до сих пор не раскрыты и для огромного числа типов фармацевтических гиперчувствительных реакций до реального времени отсутствуют утвержденные диагностические процедуры [6, 20].

Фармацевтические средства способны вызывать развитие всех типов иммунопатологических реакций, обрисованных P.G.N. Gell и R.R.A. Coombs [21], но IgE-опосредованные и опосредованные Т-лимфоцитами реакции являются более частыми из них [1, 22] (табл. 2).


Таблица 2. Классификация фармацевтической аллергии [1, 19, 22]


Немедленные аллергические фармацевтические гиперчувствительные реакции имеют в базе гиперпродукцию IgE-антител антигенспецифическими В-лимфоцитами.

Связывание специфичных IgE-антител с высокоаффинными сенсорами на поверхности тучных клеток и базофилов, взаимодействие их с фармацевтическим антигеном приводит к высвобождению преформированных медиаторов (гистамина, триптазы), фактора некроза опухолей и вновь образуемых медиаторов (лейкотриенов, простагландинов, кининов, цитокинов) [23, 24]. Данные медиаторы могут быть применены в качестве исследовательских биомаркеров фармацевтической гиперчувствительности. Клинически данные реакции появляются в форме крапивницы, ангиоотека, ринита, конъюнктивита, бронхоспазма, гастроинтестинальных нарушений либо анафилаксии, анафилактического шока [25, 26].

Их развитие может наблюдаться при применении чужеродных сывороток, бета-лактамных лекарств, сульфаниламидов, анал­гезирующих средств, НПВП [24].

2-ой тип фармацевтических аллергических реакций — цитотоксический. В его базе лежит взаимодействие в большей степени IgG либо IgM с антигеном, фиксированным на мембранах клеток, с следующим развитием повреждения этих клеток, опосредованного комплементом [27]. Клинически он проявляется в большей степени иммунопатологическими реакциями со стороны клеток крови, к примеру иммунной гемолитической анемией [28].

Появление неких клинических форм фармацевтической аллергии может быть обосновано иммунокомплексными реакциями (III тип по Gell и Coombs). В их базе лежит образование иммунных комплексов, их отложение в сосудистом русле на мембранах эндотелия сосудов маленького калибра с следующим появлением тканевых повреждений и нарушениями микроциркуляции [27, 29]. Иммунокомплексные реакции протекают с вовлечением в патологический процесс комплемента, образующиеся при этом анафилотоксины С3а и С5а вызывают высвобождение из тучных клеток и базофилов гистамина, протеолитических ферментов, вазоактивных аминов.

Данный механизм является ведущим в развитии сывороточной заболевания, васкулитов, системной красноватой волчанки, гломерулонефрита, парадокса Артюса, неких экзантем фармацевтического происхождения [29, 30]. Более нередкой предпосылкой появления иммунокомплексного варианта фармацевтической аллергии служит применение лекарств, сывороток, вакцин, сульфаниламидов, анестетиков, НПВП, современных иммунобиологических препаратов (препаратов на базе моноклональных антител) [29–32].

Но особенное внимание приковано в крайние годы к замедленным аллергическим реакциям на фармацевтические средства, которые опосредуются Т-лимфоцитами.

Более нередкой мишенью для реагирующих на фармацевтические препараты Т-лимфоцитов является кожа, но в патологический процесс могут быть вовлечены и остальные органы. Поначалу осуществляется процессинг фармацевтического антигена дендритными клеточками, потом антиген транспортируется в регионарные лимфоузлы, где презентируется Т-клеткам. В следующем антигенспецифические Т-лимоциты мигрируют в орган-мишень, опосля экспозиции антигена они активизируются и секретируют провоспалительные цитокины, которые вызывают развитие воспаления и повреждение тканей [23]. Клинически замедленные фармацевтические гиперчувствительные реакции почаще всего появляются в виде симптомов поражения кожи: появление зудящей пятнисто-папулезной сыпи, фиксированных фармацевтических сыпей, васкулита, токсического эпидермального некролиза, синдрома Стивенса–Джонсона, генерализованных буллезных фиксированных лекарст­венных сыпей, острого генерализованного экзематозного пустулеза и симметричных, связанных с приемом фармацевтических средств интертригинозных и расположенных на сгибательных поверхностях конечностей экзантем [33, 34].

Внутренние органы также могут быть вовлечены в патологический процесс (изолированно либо в сочетании с кожными симптомами, в итоге что развиваются гепатит, поражения почек, гиперчувствительный пневмонит, цитопении [35, 36].

Отмечено также, что в развитии аллергических реакций к фармакологическим продуктам у 1-го и того же пациента может быть роль пары типов иммунологических реакций. Так, в развитии аллергии к инсулину подтверждено роль как IgE-опосредованных, так и клеточно-опосредованных реакций [37–39].

Почти все фармацевтические препараты и/или их метаболиты являются гаптенами, но, связываясь с белками, образуют полный антиген.

Такие вновь образовавшиеся антигены могут вызвать развитие как IgE-опосредуемых, так и Т-клеточно-опосредованных фармацевтических гиперчувствительных реакций [15, 40].

Большой энтузиазм вызывают современные исследования, свидетельствующие о несомненной связи риска развития как немедленных, так и замедленных аллергических фармацевтических реакций с генетическими факторами [15, 41, 42]. о этом свидетельствует, в частности, выявленная связь меж синдромом Стивенса–Джонсона, эпидермальным токсическим некролизом, индуцированными карбамазепином, и антигеном HLA-B*1502 [43], а также ассоциация полиморфизма генов ИЛ-4 и ИЛ-10 с немедленными фармацевтическими гиперчувствительными реакциями на бета-лактамные лекарства [44].

В крайние годы установлено, что вирусные инфекции, включая все герпесвирусы, могут спровоцировать фармацевтическую гиперчувствительную реакцию, возникновение кожных сыпей, ежели лечущее средство (чаще всего антибиотики) применяется в период инфекционного процесса. Клинические проявления могут быть и очень серьезнымии — в виде DRESS-синдрома (лекарственно-обусловленная эозинофилия с системными симптомами) и других системных проявлений [15, 45–48].

Гиперчувствительные реакции на фармацевтические препараты почаще появляются у пациентов, включая деток, страдающих аллергическими болезнями.

Это может быть соединено с конфигурацией метаболических функций организма по биотрансформации лекарст­венных соединений и, в частности, с конфигурацией активности их ацетилирования, образования антигенных детерминант при содействии с белками организма [49].

Клинические проявления фармацевтической гиперчувствительности

Как уже указывалось выше, клинические проявления фармацевтической гиперчувствительности могут быть немедленными и отсроченными относительно времени приема фармацевтического средства.

Не считая того, выделяют системные (анафилаксия, фармацевтическая лихорадка, сывороточная болезнь) и органоспецифические варианты фармацевтических аллергических реакций. В современной литературе подчеркивается, что главным органом-мишенью при фармацевтической гиперчувствительности является кожа, но и остальные органы также могут быть вовлечены в патологический процесс: система кроветворения (эозинофилия, цитопения, гемолитическая анемия), респираторная система (ринит, бронхоспазм, отек горла, эозинофильный легочный инфильтрат), мочевыделительная система (гломерулонефрит, нефротический синдром, интерстициальный нефрит), гепатобилиарная система (гепатоцеллюлярные поражения, холестаз) [16, 36, 50].

Разглядим индивидуальности главных синдромов, соответствующих для фармацевтической гиперчувствительности, включая описанные относительно не так давно.

Кожные поражения при фармацевтической аллергии. Наиболее частыми при фармацевтической аллергии являются кожные симптомы, что обосновано высочайшей иммунной активностью кожи [51–53]. Сыпи носят полиморфный нрав. Они сопровождаются зудом, более выраженным при кореподобной и скарлатиноподобной сыпи [52].

Макулопапулезная сыпь. Папулезная и/или кореподобная сыпь составляет 75–90% лекарственно-индуцированных кожных высыпаний [54].

Дебют сыпи, как правило, наблюдается через 1 нед опосля начала исцеления [55]. При отсутствии остальных проявлений эти высыпания традиционно не представляют угрозы. Преобладающим типом клеток в этом случае являются цитотоксические CD4+ Т-клетки [22]. Но может быть прогрессирование высыпаний до наиболее суровых проявлений, включая токсический эпидермальный некролиз, который опосредован преимущест­венно CD8+ цитотоксическими Т-клетками [51, 56].

В основном же данные кожные конфигурации исчезают через несколько дней опосля прекращения приема продукта, что нередко сопровождается широким отшелушиванием эпидермиса, которое может бросить участки депигментации. Основной сложностью медицинской диагностики схожих патологических состояний является дифференциальный диагноз с инфекционными экзантемами. Некие клинические варианты фармацевтической гиперчувствительности реализуются при определенном сочетании инфекционных агентов и фармацевтических средств. Пример — риск появления экзантем при применении бактерицидных препаратов группы аминопенициллинов у пациентов с заразой, вызванной вирусом Эпштейна–Барр [46, 47].

Крапивница. В настоящее время также рассматривается в качестве достаточно обычного варианта фармацевтических сыпей, но при фармацевтической аллергии встречается все же пореже, чем макулопапулезная сыпь. Представляет собой зудящие волдыри разных размеров и локализации, исчезающие бесследно в течение 24 (48) часов, время от времени ассоциированные с отеками Квинке. Волдыри традиционно возникают довольно быстро — от пары минут до пары часов опосля приема продукта, могут быть компонентом анафилактических реакций, в том числе фатальных. У части пациентов фармацевтическая крапивница имеет в базе IgE-опосредованные аллергические реакции [52].

Но в большинстве случаев фармацевтической гиперчувствительности наблюдаются псевдоаллергические варианты крапивницы, которые могут быть вызваны НПВП, ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента и иными фармацевтическими средствами [57]. У лиц, страдающих приобретенной крапивницей, в 30% случаев отмечается аллергия на НПВП.

Ангиоотек фармацевтического происхождения. Клини­чески характеризуется скорым развитием в области губ, век, время от времени ушных раковин, на тыльной поверхности кистей и стоп, в области половых органов [58].

Фиксированный дерматит. Это увлекательный тип фармацевтической сыпи, состоящий из 1-го либо пары частей (эритематозных, буллезных, в виде бляшек) разных форм и размеров, с четкими границами.

Установлено [59], что они повторяются в одном и том же месте каждый раз, когда вводят определенный продукт. Прекращение введения лекарства сопровождается традиционно редукцией симптомов, но нередко с сохранением остаточной гиперпигментации, что дозволяет просто найти пораженную область. При повторном внедрении антигена симптомы рецидивируют в течение приблизительно 2 ч, количество частей нередко возрастает. Данный клинический вариант традиционно ассоциирован с CD8+ Т-клетками [60]. Ежели площадь вовлечения кожи невелика, то течение, как правило, подходящее, но при всераспространенном процессе прогноз может быть наиболее суровым, с системными симптомами в виде лихорадки, артралгии, что просит дифференциальной диагностики с синдромом Стивенса–Джонсона [59].

Острый генерализованный экзематозный пустулез (acute generalised exanthematous pustulosis, AGEP). Одна из более суровых форм фармацевтической аллергии, обрисованных в крайние годы. Данное патологическое состояние традиционно включает в себя острую лихорадку (выше 38°С) и кожные высыпания в виде маленьких пустул на фоне эритемы, появляющейся, как правило, в течение пары часов опосля внедрения причинно-значимых фармацевтических средств [61]. В процесс в 25% случаев могут вовлекаться слизистые оболочки, но течение при этом может быть довольно подходящим. Характерны нейтрофилез, умеренная эозинофилия.

В неких вариантах наблюдаются отечность лица и рук, но поражения внутренних органов в целом малохарактерны. Фармацевтические препараты, почаще всего вызывающие синдром AGEP, включают бета-лактамы, НПВП, хинолоны, макролиды, блокаторы кальциевых каналов, а также противомалярийные препараты, такие как хлорохин. Не установлено убедительных генетических маркеров, ассоциированных с AGEP [62].

Синдром фармацевтической гиперчувствительности (DiHS либо DHS — drug induced hypersensitivity), DRESS-синдром (drug rash with eosinophilia and systemic symptoms). Эти синдромы представляют собой реакции на фармацевтические средства, сопровождающиеся эозинофилией и системными симптомами, потенциально угрожающие жизни.

В первый раз они были описаны относительно не так давно, при применении противосудорожных препаратов [63]. Клинические свойства включают в себя острое начало, сыпь, лихорадку и по наименьшей мере один из синдромов (лимфаденит, гепатит, нефрит, пневмония, кардит, тиреоидит) в сочетании с гематологическими нарушениями (эозинофилия, атипичные лимфоциты, тромбоцитопения, лейкопения) [64]. Сыпь, но, может находиться не постоянно, ее свойства могут существенно различаться у различных пациентов.

Смертность может достигать 10%, более нередко — от печеночной дефицитности. Традиционно дебют симптомов отсрочен на 2–6 нед от начала приема причинно-значимого фармацевтического средст­ва, что является принципиальным диагностическим аспектом [65]. Симптомы могут длиться в течение недель и месяцев опосля отмены фармацевтических средств. Самыми всераспространенными продуктами, связанными с DRESS/DiHS, являются карбамазепин и остальные ароматические противосудорожные препараты, сульфаниламиды, аллопуринол, ряд препаратов против ВИЧ. По механизму развития относится к реакциям IVb типа.

Принципиальная роль в развитии этого синдрома отводится реактивации вируса герпеса 6-го типа, а также остальных герпесвирусных зараз (вирус Эпштейна–Барр, цитомегаловирус, вирус герпеса 7-го типа) [66].

Многоформная экссудативная эритема. Характе­ри­зуется полиморфными высыпаниями в виде эритемы, мишеневидных папул, которые могут прогрессировать до везикулезных и буллезных поражений, на месте которых образуются эрозии [67]. Высыпания в большей степени локализуются на кистях, стопах, верхних и нижних конечностях. Может наблюдаться вовлечение слизистых оболочек. Многоформная эритема — полиэтиологическое болезнь, имеющее в базе в большей степени реакции гиперчувствительности к фармацевтическим средствам либо к инфекции, но в неких вариантах ассоциированное с другими патологическими состояниями, в частности с заболеванием Кавасаки [68].

Исцеление пациентов основано на отмене причинно-значимых фармацевтических средств либо лечении имеющихся инфекционных болезней. В ряде случаев течение является рекуррентным, что обосновано неустраненной антигенной стимуляцией [69, 70].

Синдром Стивенса–Джонсона. Почти всеми спецами рассматривается как томная форма многоформной экссудативной эритемы, при которой наблюдается крупная площадь вовлечения кожи в патологический процесс в виде полиморфных высыпаний, включающих образование булл, изъязвлений, с поражением слизистых оболочек, внутренних органов, с лихорадкой, выраженным недомоганием [70, 71].

Остальные исследователи [72, 73] разглядывают даный синдром как самостоятельное болезнь, близкое по генезу к синдрому токсического эпидермального некролиза. Они считают оба этих синдрома формами не нормальных некротических реакций кожи и слизистых оболочек на фармацевтические средства и/или инфекции, сопровождающихся отслойкой эпидермиса и эпителия. Исторически они были классифицированы как формы многоформной экссудативной эритемы, но в настоящее время рассматриваются и как разные с ней заболевания [72, 73].

Токсический эпидермальный некролиз. Это тяжкий вариант фармацевтической аллергии, протекающий с буллезным поражением кожи, смертность при котором добивается 30% [74]. Некие создатели [53, 71] разглядывают в качестве наиболее мягенькой его формы синдром Стивенса–Джонсона. Различия заключаются в площади поражения кожи и в нраве кожных конфигураций. В дебюте заболевания традиционно отмечаются внезапное увеличение температуры, недомогание с следующими высыпаниями, которые болезненны на ощупь. Потом начинают формироваться пузыри, возникает классический симптом Никольского, при котором нежное боковое давление приводит к отторжению эпидермиса.

Гистологически это соответствует обширно всераспространенному апоптозу кератиноцитов с разделением меж дермой и эпидермисом. В процесс вовлекаются слизистые оболочки рта и половых органов, а также кишечного тракта и глаз, что время от времени приводит к слепоте [75]. Эти реакции иммуноопосредованы, описаны HLA-ассоциации с определенными продуктами [62]. Вызывают кожные проявления в основном цитотоксические Т-клетки, но и остальные клеточки могут играться важную роль в формировании данного синдрома [76]. Посреди главных молекул, которые опосредуют токсическое повреждение кератиноцитов как при этом синдроме, так и при синдроме Стивенса–Джонсона, особенное значение имеют гранулизин, фактор некроза опухолей и некие остальные молекулы.

Их определение предлагается в качестве исследовательских тестов при ведении пациентов с данными болезнями [77–79].

Не считая обрисованных выше вариантов поражения кожи возможны и остальные кожные реакции на фармацевтические средства:

фотодерматиты — эритематозные высыпания на открытых участках тела, может быть образование везикул, булл [80];

феномен Артюса–Сахарова — местная аллергическая реакция в виде инфильтрата, абсцесса;

узловатая эритема — подкожные узлы красноватого цвета, локализующиеся в большей степени на передней поверхности голеней, может сопровождаться субфебрилитетом, недомоганием, артралгиями и миалгиями;

аллергический васкулит — симметричные высыпания, оставляющие долгосрочную пигментацию, традиционно локализующиеся в нижней трети голеней, на лодыжках, ягодицах;

контактный аллергический дерматит — в месте действия фармацевтических средств возникают эритема, отек, может быть появление везикул, булл [51].

Системные и органные поражения при лекарст­венной аллергии. Как было указано выше, невзирая на то, что главным органом-мишенью при лекарст­венной аллергии является кожа, и остальные органы могут быть вовлечены в патологический процесс, также возможны системные эффекты.

Анафилаксия. Это суровая, жизнеугрожающая, генерализованная либо системная реакция гиперчувствительности.

В медицинской практике встречаются подобные по медицинской картине состояния, именуемые неаллергической анафилаксией. Анафилактический шок относится к более томным угрожающим жизни проявлениям анафилаксии на контакт с аллергентом (лекарственным средством), сопровождающимся выраженными гемодинамическими нарушениями, которые приводят к дефицитности кровообращения и гипоксии всех жизненно принципиальных органов.

Отмечается высочайшая летальность [81–83].

Как смотрится аллергия на лекарства

Сывороточная болезнь. Представляет собой острую аллергическую реакцию, развивающуюся по иммунокомплексному механизму, в основном в ответ на введение гетерологичных сывороток, бета-лактамных лекарств, сульфаниламидов, цитостатиков, НПВП, моноклональных антител [27, 30, 31]. Симптомы возникают через 1–3 нед опосля начала исцеления в виде высыпаний (крапивница, пятнисто-папулезная сыпь), лихорадки, артралгий (в основном больших суставов), лимфаденопатии. Продолжительность заболевания составляет от пары дней до пары недель в зависимости от тяжести.

Лекарственная лихорадка. Как проявление лекарст­венной аллергии может быть спровоцирована, к примеру, применением бета-лактамных лекарств и других противомикробных средств [84, 85]. Характеризуется подъемом температуры от субфебрильных значений до 39°С, от кратковременного ее увеличения до долгого. Развивается по иммунокомплексному либо клеточно-опосредованному механизму. В отличие от остальных лихорадок, у пациента сохраняется относительно не плохое самочувствие. Через 2–3 сут опосля отмены причинно-значимого фармацевтического средства лихорадка исчезает. При повторном назначении продукта она возобновляется через несколько часов [85].

Особенности проявления фармацевтических аллергических реакций у малышей. Большинство аллергических реакций на фармацевтические средства у малышей соединено с бета-лактамными антибиотиками, дальше по частоте встречаемости идут НПВП, пореже — макролидные лекарства, сульфаниламиды, противосудорожные препараты, рентгеноконтрастные вещества, химиотерапевтические препараты и другие фармацевтические средства [86]. Факторами риска формирования фармацевтической аллергии у деток являются острые респираторные вирусные инфекции, в особенности у предрасположенных к аллергии лиц, инфицирование вирусами группы герпеса [46, 87, 88].

Атопия, бронхиальная астма, крапивница, атопический дерматит — значительные причины риска формирования детской фармацевтической аллергии [86]. Основной трудностью в ее диагностике является дифференциация папулезной/кореподобной сыпи с возможными вирусными экзантемами, которые наблюдаются чрезвычайно нередко в данной нам возрастной группе [86]. Дифференциальный диагноз часто является сложным, предлагается оценить временное соотношение меж введением фармацевтического средства и дебютом реакции; принципиально учесть состояние кожи, слизистых оболочек, наличие лихорадки, лимфаденопатии, конфигурации лабораторных анализов (эозинофилия периферической крови, увеличение уровня печеночных трансаминаз).

В современной литературе признано, что основными клиническими проявлениями фармацевтической гиперчувствительности у деток являются разные кожные сыпи, крапивница [56]. Пореже отмечается появление остальных проявлений: аллергического ринита, ангиоотека, приступов бронхиальной астмы, стоматита, геморрагического васкулита, энтерита, лихорадки, анафилактического шока, синдрома Стивенса–Джонсона, синдрома Лайела [86, 89–91].

Превалирующие симптомы фармацевтической гиперчувствительности у малышей с бронхиальной астмой, атопическим дерматитом, дерматореспираторным синдромом различны.

У малышей с бронхиальной астмой более частыми проявлениями фармацевтической аллергии являются приступы бронхиальной астмы (35,6%), на втором месте по частоте появления — крапивница (28,6%); у 19,5% деток аллергия проявляется разными экзантемами, у 11,7% пациентов — в виде ангиоотека [49]. У нездоровых атопическим дерматитом деток более частым проявлением фармацевтической аллергии служит обострение атопического дерматита (44,8%), на втором месте — крапивница и ангиоотек, обнаруживаемые с схожей частотой (10%), развитие экзантем отмечено у 16,8% нездоровых сиим болезнью [49]. У деток с сочетанными проявлениями кожной и респираторной аллергии фармацевтические гиперчувствительные реакции более нередко манифестируют обострением атопического дерматита (37,5%), появлением ангиоотека (22,5%), пореже — приступами бронхиальной астмы (17,5%) и крапивницы (15,6%) [16, 49, 86].

Современные подходы к диагностике фармацевтической аллергии

Имеющиеся в настоящее время научные данные пока, по-видимому, не разрешают сформировать исчерпающий комплекс мероприятий по диагностике фармацевтической аллергии. В связи с сиим определяющее значение по-прежнему имеют способы общеклинической диагностики, в особенности данные анамнеза (аллергологического, фармакологического, семейного), общеклинического обследования с выявлением главных синдромов, свойственных фармацевтической аллергии. Для диагностики неких клинических и патогенетических вариантов фармацевтической аллергии могут быть использованы испытания in vivo и некие био испытания in vitro [92, 93].

Но список сертифицированных для практического использования способов исследования фармацевтической аллергии по-прежнему достаточно скуден. Большая часть способов не вышли за рамки исследовательских проектов.

Кропотливо собранный клинический анамнез имеет принципиальное значение в диагностике фармацевтической аллергии [93]. Список вопросиков можно считать классическим: принципиально установить последовательность появления симптомов, их длительность и связь с приемом фармацевтических средств, на которые предположительно развились гиперчувствительные реакции; оценить временной интервал меж приемом фармацевтических средств (последней дозы) и появлением реакции, влияние прекращения исцеления на динамику симптомов, а также результаты использования в прошедшем остальных фармацевтических средств того же класса [1, 49].

Существенное значение имеют сведения о наличии аллергических реакций и заболеваний у родственников больного, в том числе реакций на фармацевтические препараты. Данные аллергологического и фармакологического анамнеза дают основание заподозрить развитие фармацевтической аллергии либо с большой толикой вероятности отторгнуть ее наличие у пациентов. Следует учесть, что от 1 до 10% людей с фармацевтической аллергией имеют синдром множественной фармацевтической непереносимости (непереносимость 3-х и наиболее ни структурно, ни фармакологически не связанных лекарств) [94–99].

Что касается инструментальных и лабораторных способов исследования при фармацевтической аллергии, то в большинстве современных литературных в подчеркивается, что их выбор определяется чертами клинических проявлений, выраженностью системных и органоспецифических симптомов, предполагаемым иммунным механизмом фармацевтической гиперчувствительной реакции. В связи с сиим в перечень способов включены гемограмма, рентгенологическое исследование легких, исследование функций печени и почек, определение антинуклеарных и антицито­плазматических антител, специальные иммунологические испытания, в неких вариантах — биопсия тканей [93].

Тщательное клиническое исследование нездоровых с фармацевтической гиперчувствительностью дозволяет оценить нрав, тяжесть и опасность симптомов и провести адекватное состоянию больного лабораторное обследование [100]. Таковой подход в значимой части случаев помогает обеспечить правильную постановку диагноза. В острой фазе появившейся гиперчувст­вительной реакции он упрощает принятие решения относительно продолжения либо прекращения проводимого исцеления, которое могло спровоцировать формирование фармацевтической гиперчувствительной реакции. Ежели опасность ухудшения состояния больного сущест­вует, подозреваемые лекарства следует немедля отменить.

Также непременно, что значимым дополнением к анамнестическим и общеклиническим данным при диагностике течения фармацевтической аллергии являются способы исследования по выявлению виновного антигена и биомаркеров, свойственных определенным реакциям гиперчувствительности. В этом направлении на протяжении крайних лет ведутся интенсивные исследования [1, 93]. Аллергологическая диагностика может быть проведена с юзанием способов in vivo и in vitro.

Способы in vivo (кожные испытания, провокационные тесты), как правило, доступны с экономических позиций, клинически информативны.

Но данные испытания могут быть выполнены не ранее 4–6 нед опосля купирования фармацевтической гиперчувствительной реакции, требуют соблюдения особых критерий. Это понижает их значимость, так как не дозволяет использовать в критериях экстренной диагностики и терапии (диагностика post-factum).

В тех вариантах, когда исключить диагноз фармацевтической аллергии на основании анамнестических и клинических данных не представляется вероятным, обязана проводиться специфичная аллергологическая диагностика в специализированных центрах. Она дозволяет установить диагноз и советовать альтернативную фармакотерапию.

Аллергологическая диагностика (кожное тестирование, провокационные тесты) может проводиться лишь опосля сбора данных аллергологического и фармакологического анамнеза. Вопросик о применении аллергологического обследования для доказательства аллергической природы фармацевтических гиперчувствительных реакций почаще всего встает в отношении лекарств, НПВП, анестетиков.

Кожные испытания. Кожное тестирование является полностью легкодоступным способом для диагностики фармацевтической гиперчувствительности [92, 101]. Но инфы о наличии обычных исследовательских аллергентов на базе фармацевтических средств в литературе мы не нашли (по последней мере, в России).

Постановка прик-тестов и внутрикожных проб в особенности принципиальна с целью выявления IgE-зависимых устройств лекарст­венной аллергии [100]. Прик-тесты рекомендуются для исходного скринингового исследования [102]. Внутрикожные испытания могут быть выполнены при отрицательных результатах прик-тестов, они довольно информативны в вариантах развития немедленных гиперчувствительных реакций к бета-лактамным лекарствам, гепарину, в неких вариантах — при замедленных реакциях. Для выявления доказательств возможного развития Т-клеточно-опосредованных фармацевтических гиперчувствительных реакций замедленного типа выполняют патч-тесты (аппликационные накожные тесты) и/или внутрикожные пробы [103–105].

В неких вариантах отрицательные результаты кожного тестирования обоснованы тем, что иммуногенными качествами владеет не сам продукт, а его метаболиты. В этих ситуациях для доказательства диагноза могут быть применены фармацевтические провокационные испытания.

Лекарственные провокационные тесты. Являются «золотым стандартом» для выявления лекарства, вызвавшего развитие гиперчувствительных реакций [106].

Постановка провокационных тестов с лекарством, применение которого считается предпосылкой развития побочного эффекта, может подтвердить либо исключить диагноз фармацевтической гиперчувствительной реакции. Выполнение такового рода тестов проводится не ранее чем через месяц опосля перенесенной начальной фармацевтической аллергической реакции, лишь специально обученным персоналом в специализированных центрах, имеющим опыт по раннему выявлению гиперчувствительных реакций и готовым оказать адекватную целебную помощь в случае появления угрожающих жизни состояний [107].

Противопоказанием для проведения провокационного теста является наличие угрожающей жизни больного фармацевтической гиперчувствительной реакции (анафилактический шок, остальные системные аллергические реакции, томные кожные реакции, такие как синдром Стивенса–Джонсона, токсический эпидермальный некролиз, васкулит).

Методы введения подозреваемого фармацевтического продукта при проведении провокационного теста в принципе те же, что и при начальном его приеме. В то же время предпочтение отдается пероральному пути его введения, что связывается с наименьшим риском появления гиперчувствительных фармацевтических реакций при внедрении продукта per os [108].

Биологические испытания in vitro. На разработку био способов диагностики фармацевтических гиперчувст­вительных реакций возлагаются огромные надежды [109]. Такие способы предпочтительны для пациентов, получающих исцеление сразу почти всеми лекарст­венными продуктами, а также в случае появления томных гиперчувствительных реакций, когда проведение тестов in vivo с медикаментами является противопоказанным. Выполнение данного вида исследований безопасно для больного и может быть на пике клинических проявлений.

Посреди тестов in vitro большая часть способов, внедренных в клиническую практику, основано на измерении аллергенспецифических IgE-антител к фармацевтическим аллергентам.

Но фармацевтические гиперчувствительные IgE-зависимые реакции, по-видимому, наименее всераспространены, чем, к примеру, гиперчувствительные реакции замедленного типа (опосредованные Т-лимфоцитами) [93]. Не считая того, коммерческие наборы для определения специфичных IgE имеются только для ограниченного количества фармацевтических средств, вклю­чая амоксициллин, ампициллин, цефаклор, пенициллин, инсулин (бычий, свиной, человеческий), адренокортикотропный гормон, суксаметоний и некие остальные препараты [93, 110].

Отсутствие специфичных IgE к исследуемым фармацевтическим средствам (отрицательные результаты тестов) не значит, что в этом случае фармацевтическая аллергия немедленного типа может быть отвергнута вполне.

Определение уровня специфичных по отношению к медикаментам IgM либо IgG может быть оправданным в вариантах вызванной медикаментозными средствами цитопении, гиперчувствительных реакций на вакцины либо декстраны. Чувствительность этих тестов остается неисследованной, они не много используются в исследовательских целях [111].

Посреди других (не IgE) способов диагностики фармацевтической гиперчувствительности in vitro используются испытания, основанные на детекции медиаторов, высвобождаемых из разных эффекторных клеток, задействованных в патогенезе фармацевтической гиперчувст­вительности:

определение цистеиновых лейкотриенов, продуцируемых in vitro изолированными лейкоцитами периферической крови опосля стимуляции фармацевтическим аллергентом [112];

определение содержания в сыворотке крови гистамина, триптазы, гранзима, выделяемых из базофилов и тучных клеток в вариантах острых фармацевтических аллергических реакций, включая анафилаксию [113];

определение цитокинов, высвобождаемых лимфоцитами.

В настоящее время активно изучается также возможность использования для диагностики лекарст­венной гиперчувствительности способов, основанных на исследовании клеток, участвующих в иммунном ответе. К таковым способам относятся последующие.

Тест высвобождения гистамина из базофилов с флюориметрическим определением. Представляется очень многообещающим и в настоящее время активно изучается на предмет возможного использования для выявления гиперчувствительных реакций на определенные лекарства [114–116].

Тест активации базофилов. Также является одним из тестов, применяемых для диагностики фармацевтической аллергии.

Базофилы с высочайшим сродством их рецепторов к IgE юзаются в данном тесте в качестве индикаторных клеток. Базофилы, активированные аллергентами в присутствии аллергенспецифических IgE, экспрессируют на собственных мембранах маркеры активации, такие как CD63 и CD203c, а также внутриклеточные маркеры. Данные конфигурации в базофилах могут быть зафиксированы способом проточной цитометрии с юзанием специфичных моноклональных антител к маркерам активации. При диагностике лекарст­венной аллергии юзают донорские базофилы, сыворотку пациента с предполагаемой фармацевтической аллергией и причинно-значимый антиген [117].

Реакции бласттрансформации лимфоцитов с разными фармацевтическими аллергентами и некие остальные способы.

Иммунологические лабораторные способы, перечисленные выше, такие как тест высвобождения гистамина из базофилов (под влиянием диагностируемого фармацевтического средства), тест активации базофилов, тест высвобождения цистеиновых лейкотриенов, испытания активации лимфоцитов, реакции бласттрансформации лимфоцитов, в отдельных вариантах могут быть очень полезны, но в ежедневной медицинской практике в настоящее время они фактически не юзаются, так как пока недостаточно стандартизованы для диагностики фармацевтической аллергии [93].

Информативность почти всех из них внушительно не подтверждена и предстоящее развитие просит значимых денежных издержек.

Следует выделить, что совсем подтвердить либо исключить наличие гиперчувствительности к тем либо другим фармацевтическим средствам лишь на базе тестов in vitro в настоящее время не представляется вероятным. Результаты тестов должны быть интерпретированы в совокупы с данными анамнеза и клиническими показателями [93].

Крайние заслуги в области генетики выявили ряд HLA-аллелей, связанных с формированием гиперчувствительных фармацевтических реакций, в большей степени влияющих на кожу.

К примеру, выявленные ассоциации меж гиперчувствительностью к абакавиру и HLA-B*57:01, а также меж карбамазепин-индуцированным синдромом Стивенса–Джонсона и HLA-B*15:02 реализованы в медицинской практике — разработаны тест-системы для выявления предрасположенных лиц, что дозволяет воплотить в их отношении профилактику фармацевтической аллергии к карбамазепинам (ограничение их применения) [42].

Заключение

Гиперчувствительные иммунные реакции на лекарст­венные средства, согласно современным представлениям, появляются в большей степени или в виде реакций немедленного типа (в течение 1–6 ч опосля приема продукта в разной форме — от легких проявлений до угрожающих жизни симптомов анафилаксии), или в виде реакций замедленного типа (от пары часов до пары дней приема причинно-значимого средства, проявляясь клинически в первую очередь в виде экзантем).

Специфичная диагностика лекарст­венной аллергии проводится с юзанием тестов in vivo (прик-тесты, внутрикожное тестирование, патч-тесты, провокационные тесты) и in vitro (определение специфичных IgE к фармацевтическим средствам, испытания активации базофилов, реакции бласттрансформации лейкоцитов, количественное определение цитокинов и остальных белков, к примеру гранзима и триптазы в периферической крови). Но в настоящее время не все эти способы доступны в настоящей медицинской практике, список коммерческих наборов для диагностики фармацевтической аллергии ограничен.

При ведении пациентов принципиально опираться на данные анамнеза и общеклинического обследования, учесть имеющиеся сведения о ассоциации фармацевтической аллергии и инфицирования вирусами группы герпеса, в особенности в детской популяции, о наличии наследственной расположенности к формированию неких форм фармацевтической аллергии.

Финансирование исследования и конфликт интересов. Иследование не финансировалось какими-либо ми, и конфликты интересов, связанные с данным исследованием, отсутствуют.

  • Shiohara T., Kano Y. A complex interaction between drug allergy and viral infection.

    Clin Rev Allergy Immunol 2007; 33(1): 124–133, http://dx.doi.org/10.1007/s12016-007-8010-9.

  • Eun L.Y., Go J.W., Kang W.H., Kim S.H., Cho H.K. Erythema multiforme associated with Kawasaki Disease in a Korean child. Eur J Dermatol 2010; 20(4): 524–525, http://dx.doi.org/10.1684/ejd.2010.0972.
  • Santiago F., Gonçalo M., Vieira R., Coelho S., Figueiredo A. Epicutaneous patch testing in drug hypersensitivity syndrome (DRESS). Contact Dermatitis 2010; 62(1): 47–53, http://dx.doi.org/10.1111/j.1600-0536.2009.01659.x.
  • Smyth R.M.D., Gargon E., Kirkham J., Cresswell L., Golder S., Smyth R., Williamson P. Adverse drug reactions in children — a systematic review.

    PLoS One 2012; 7(3): e24061, http://dx.doi.org/10.1371/journal.pone.0024061.

  • Rive C.M., Bourke J., Phillips E.J. Testing for drug hypersensitivity syndromes. Clin Biochem Rev 2013; 34(1): 15–38.
  • Demoly P., Lebel B., Messaad D., Sahla H., Rongier M., Daurès J.P., Godard P., Bousquet J. Predictive capacity of histamine release for the diagnosis of drug allergy. Allergy 1999; 54(5): 500–506, http://dx.doi.org/10.1034/j.1398-9995.1999.00020.x.
  • Kvedariene V., Kamey S, Ryckwaert Y., Rongier M., Bousquet J., Demoly P., Arnoux B. Diagnosis of neuromuscular blocking agent hypersensitivity reactions using cytofluorimetric analysis of basophils.

    Allergy 2006; 61(3): 311–315, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2006.00978.x.

  • Beckwith H. Erythema multiforme: a simple rash or sinister sign? BMJ Case Rep 2012; 2012: bcr1120115072, http://dx.doi.org/10.1136/bcr.11.2011.5072.
  • Mayorga C., Sanz M.L., Gamboa P., Garcia-Aviles M.C., Fernandez J., Torres M.J.; Spanish Society of Allergy and Clinical; Immunology; Immunology and Drug Allergy Committee. In vitro methods for diagnosing nonimmediate hypersensitivity reactions to drugs. J Investig Allergol Clin Immunol 2013; 23(4): 213–225.
  • Gell P.G.H., Coombs R.R.A.

    The classification of allergic reactions underlying disease. In: Clinical aspects of immunology.

    Как смотрится аллергия на лекарства

    Coombs R.R.A., Gell P.G.H. (editors). London, UK: Blackwell Sci; 1963; p. 317–337.

  • Lee A.Y., Chey W.Y., Choi J., Jeon J.S. Insulin-induced drug eruptions and reliability of skin tests. Acta Derm Venereol 2002; 82(2): 114–117, http://dx.doi.org/10.1080/00015550252948149.
  • Mockenhaupt M. Severe drug-induced skin reactions: clinical pattern, diagnostics and therapy. J Dtsch Dermatol Ges 2009; 7(2): 142–160, http://dx.doi.org/10.1111/j.1610-0387.2008.06878.x.
  • Gomes E., Cardoso M.F., Praca F., Gomes L., Marino E., Demoly P. Self-reported drug allergy in a general adult Portuguese population. Clin Exp Allergy 2004; 34(10): 1597–1601, http://dx.doi.org/10.1111/j.1365-2222.2004.02070.x.
  • Chung W.H., Hung S.I., Yang J.Y., Su S.C., Huang S.P., Wei C.Y., Chin S.W., Chiou C.C., Chu S.C., Ho H.C., Yang C.H., Lu C.F., Wu J.Y., Liao Y.D., Chen Y.T.

    Granulysin is a key mediator for disseminated keratinocyte death in Stevens-Johnson syndrome and toxic epidermal necrolysis. Nat Med 2008; 14(12): 1343–1350, http://dx.doi.org/10.1038/nm.1884.

  • Российская ассоциация аллергологов и клиничес­ких иммунологов. Федеральные клинические рекомен­дации по анафилактическому шоку. М; 2013.
  • Żukiewicz-Sobczak W.A., Wróblewska P., Adamczuk P., Zwoliński J., Oniszczuk A., Wojtyła-Buciora P., Silny W. Drugs as important factors causing allergies. Postepy Dermatol Alergol 2015; 32(5): 388–392, http://dx.doi.org/10.5114/pdia.2014.44021.
  • Fontaine C., Mayorga C., Bousquet P.J., Arnoux B., Torres M.J., Blanca M., Demoly P.

    Relevance of the determination of serum-specific IgE antibodies in the diagnosis of immediate beta-lactam allergy. Allergy 2007; 62(1): 47–52, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2006.01268.x.

  • Levi N., Bastuji-Garin S., Mockenhaupt M., Roujeau J.C., Flahault A., Kelly J.P., Martin E., Kaufman D.W., Maison P. Medications as risk factors of Stevens-Johnson syndrome and toxic epidermal necrolysis in children: a pooled analysis. Pediatrics 2009; 123(2): e297–e304, http://dx.doi.org/10.1542/peds.2008-1923.
  • Limsuwan T., Demoly P. Acute symptoms of drug hypersensitivity (urticaria, angioedema, anaphylaxis, anaphylactic shock).

    Med Clin North Am 2010; 94(4): 691–710, http://dx.doi.org/10.1016/j.mcna.2010.03.007.

  • Kowalski M.L., Woessner K., Sanak M. Approaches to the diagnosis and management of patients with a history of nonsteroidal anti-inflammatory drug-related urticaria and angioedema. J Allergy Clin Immunol 2015; 136(2): 245–251, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2015.06.021.
  • de Araujo E., Dessirier V., Laprée G., Valeyrie-Allanore L., Ortonne N., Stathopoulos E.N., Bagot M., Bensussan A., Mockenhaupt M., Roujeau J.C., Tsapis A. Death ligand TRAIL, secreted by CD1a+ and CD14+ cells in blister fluids, is involved in killing keratinocytes in toxic epidermal necrolysis.

    Exp Dermatol 2011; 20(2): 107–112, http://dx.doi.org/10.1111/j.1600-0625.2010.01176.x.

  • Елисеева Т.И. Неотложная аллергология. В кн.: Не­отложные состояния в педиатрии. Под ред. Прахова А.В. Н. Новгород: Издательство НГМА; 2005; с. 191–213.
  • Farnam K., Chang C., Teuber S., Gershwin M.E. Nonallergic drug hypersensitivity reactions. Int Arch Allergy Immunol 2012; 159(4): 327–345, http://dx.doi.org/10.1159/000339690.
  • Kim D., Baraniuk J. Delayed-type hypersensitivity reaction to the meta-cresol component of insulin.

    Ann Allergy Asthma Immunol 2007; 99(2): 194–195, http://dx.doi.org/10.1016/S1081-1206(10)60645-X.

  • Barbaud A. Drug patch testing in systemic cutaneous drug allergy. Toxicology 2005; 209(2): 209–216, http://dx.doi.org/10.1016/j.tox.2004.12.024.
  • Yazıcıoğlu M. Approach to drug allergies in the childhood. Turk Pediatri Ars 2014; 49(2): 99–103, http://dx.doi.org/10.5152/tpa.2014.1944.
  • Asero R. Multiple drug allergy syndrome: a distinct clinical entity.

    Curr Allergy Rep 2001; 1(1): 18–22, http://dx.doi.org/10.1007/s11882-001-0092-5.

  • Hanai S., Sato T., Takeda K., Nagatani K., Iwamoto M., Minota S. Drug-induced lupus caused by long term minocycline treatment for acne vulgaris. Arerugi 2015; 64(9): 1269–1273, http://dx.doi.org/10.15036/arerugi.64.1269.
  • Российская ассоциация аллергологов и клинических иммунологов. Федеральные клинические советы по диагностике и исцелению фармацевтической аллергии.

    М; 2014.

  • Valeyrie-Allanore L., Sassolas B., Roujeau J.C. Drug-induced skin, nail and hair disorders. Drug Saf 2007; 30(11): 1011–1030, http://dx.doi.org/10.2165/00002018-200730110-00003.
  • Lebel B., Messaad D., Kvedariene V., Rongier M., Bousquet J., Demoly P. Cysteinyl-leukotriene release test (CAST) in the diagnosis of immediate drug reactions. Allergy 2001; 56(7): 688–692, http://dx.doi.org/10.1034/j.1398-9995.2001.00103.x.
  • Gómez E., Torres M.J., Mayorga C., Blanca M. Immunologic evaluation of drug allergy. Allergy Asthma Immunol Res 2012; 4(5): 251–263, http://dx.doi.org/10.4168/aair.2012.4.5.251.
  • Schwaiblmair M., Behr W., Haeckel T., Märkl B., Foerg W., Berghaus T.

    Drug induced interstitial lung disease. Open Respir Med J 2012; 6: 63–74, http://dx.doi.org/10.2174/1874306401206010063.

  • Abe R., Yoshioka N., Murata J., Fujita Y., Shimizu H. Granulysin as a marker for early diagnosis of the Stevens-Johnson syndrome. Ann Intern Med 2009; 151(7): 514–515, http://dx.doi.org/10.7326/0003-4819-151-7-200910060-00016.
  • Mirone C., Preziosi D., Mascheri A., Micarelli G., Farioli L., Balossi L.G., Scibilia J., Schroeder J., Losappio L.M., Aversano M.G., Stafylaraki C., Nichelatti M., Pastorello E.A. Identification of risk factors of severe hypersensitivity reactions in general anaesthesia. Clin Mol Allergy 2015; 13(1): 11, http://dx.doi.org/10.1186/s12948-015-0017-9.
  • Bircher A.J., Scherer K.

    Delayed cutaneous manifestations of drug hypersensitivity. Med Clin North Am 2010; 94(4): 711–725, http://dx.doi.org/10.1016/j.mcna.2010.04.001.

  • Harr T., French L.E. Toxic epidermal necrolysis and Stevens–Johnson syndrome. Orphanet J Rare Dis 2010; 5: 39, http://dx.doi.org/10.1186/1750-1172-5-39.
  • Mori F., Fili L., Barni S., Sarti L., Pucci N., Parronchi P., Novembre E. Drug fever after a single dose of amoxicillin-clavulanic acid. J Allergy Clin Immunol Pract 2015, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaip.2015.11.030.

    [Epub ahead of print].

  • Leuppi J.D., Schnyder P., Hartmann K., Reinhart W.H., Kuhn M. Drug-induced bronchospasm: analysis of 187 spontaneously reported cases. Respiration 2001; 68(4): 345–351, http://dx.doi.org/10.1159/000050525.
  • Garratty G. Immune hemolytic anemia caused by drugs. Expert Opin Drug Saf 2012; 11(4): 635–642, http://dx.doi.org/10.1517/14740338.2012.678832.
  • Leach M.W., Rottman J.B., Hock M.B., Finco D., Rojko J.L., Beyer J.C. Immunogenicity/hypersensitivity of biologics. Toxicol Pathol 2014; 42(1): 293–300, http://dx.doi.org/10.1177/0192623313510987.
  • Shear N.H., Spielberg S.P.

    Anticonvulsant hypersensitivity syndrome. In vitro assessment of risk. J Clin Invest 1988; 82(6): 1826–1832, http://dx.doi.org/10.1172/JCI113798.

  • Ghane Shahrbaf F., Assadi F. Drug-induced renal disorders. J Renal Inj Prev 2015; 4(3): 57–60, http://dx.doi.org/10.12861/jrip.2015.12.
  • Балаболкин И.И., Булгакова В.А. Клиническая ал­лер­гология детского возраста с неотложными состояниями. М: МИА; 2011; 264 c.
  • Gomes E.R., Brockow K., Kuyucu S., Saretta F., Mori F., Blanca-Lopez N., Ott H., Atanaskovic-Markovic M., Kidon M., Caubet J.C., Terreehorst I.; ENDA/EAACI Drug Allergy Interest Group.

    Drug hypersensitivity in children: report from the pediatric task force of the EAACI Drug Allergy Interest Group. Allergy 2016; 71(2): 149–161, http://dx.doi.org/10.1111/all.12774.

  • Newmark J.L., Mehra A., Singla A.K. Radiocontrast media allergic reactions and interventional pain practice — a review. Pain Physician 2012; 15(5): E665–E675.
  • Segal A.R., Doherty K.M., Leggott J., Zlotoff B. Cutaneous reactions to drugs in children.

    Pediatrics 2007; 120(4): e1082–e1096, http://dx.doi.org/10.1542/peds.2005-2321.

  • Erkoçoğlu M., Kaya A., Civelek E., Ozcan C., Cakır B., Akan A., Toyran M., Ginis T., Kocabas C.N. Prevalence of confirmed immediate type drug hypersensitivity reactions among school children. Pediatr Allergy Immunol 2013; 24(2): 160–167, http://dx.doi.org/10.1111/pai.12047.
  • Simons F.E., Ardusso L.R., Bilò M.B., Cardona V., Ebisawa M., El-Gamal Y.M., Lieberman P., Lockey R.F., Muraro A., Roberts G., Sanchez-Borges M., Sheikh A., Shek L.P., Wallace D.V., Worm M.

    International consensus on (ICON) anaphylaxis. World Allergy Organ J 2014; 7(1): 9, http://dx.doi.org/10.1186/1939-4551-7-9.

  • Bousquet P.J., Gaeta F., Bousquet-Rouanet L., Lefrant J.Y., Demoly P., Romano A. Provocation tests in diagnosing drug hypersensitivity. Curr Pharm Des 2008; 14(27): 2792–2802, http://dx.doi.org/10.2174/138161208786369731.
  • Chiriac A.M., Demoly P. Multiple drug hypersensitivity syndrome. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2013; 13(4): 323–329, http://dx.doi.org/10.1097/aci.0b013e3283630c36.
  • Łoboda J., Dudzik A., Chomyszyn-Gajewska M. Stevens-Johnson syndrom and toxic epidermal necrolysis — based on literature.

    Przegl Lek 2015; 72(1): 35–37.

  • Caubet J.C., Kaiser L., Lemaître B., Fellay B., Gervaix A., Eigenmann P.A. The role of penicillin in benign skin rashes in childhood: a prospective study based on drug rechallenge. J Allergy Clin Immunol 2011; 127(1): 218–222, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2010.08.025.
  • Walsh S.A., Creamer D. Drug reaction with eosinophilia and systemic symptoms (DRESS): a clinical update and review of current thinking. Clin Exp Dermatol 2011; 36(1): 6–11, http://dx.doi.org/10.1111/j.1365-2230.2010.03967.x.
  • Hoffman A.G., Schram S.E., Ercan-Fang N.G., Warshaw E.M.

    Type I allergy to insulin: case report and review of localized and systemic reactions to insulin. Dermatitis 2008; 19(1): 52–58.

  • Российская ассоциация аллергологов и клинических иммунологов. Федеральные клинические советы по диагностике и исцелению крапивницы. М; 2013.
  • Uetrecht J., Naisbitt D.J. Idiosyncratic adverse drug reactions: current concepts. Pharmacol Rev 2013; 65(2): 779–808, http://dx.doi.org/10.1124/pr.113.007450.
  • Pavlos R., Mallal S., Phillips E. HLA and pharmacogenetics of drug hypersensitivity. Pharmacogenomics 2012; 13(11): 1285–1306, http://dx.doi.org/10.2217/pgs.12.108.
  • Schrijvers R., Gilissen L., Chiriac A.M., Demoly P.

    Pathogenesis and diagnosis of delayed-type drug hypersensitivity reactions, from bedside to bench and back. Clin Transl Allergy 2015; 5: 31, http://dx.doi.org/10.1186/s13601-015-0073-8.

  • Wheatley L.M., Plaut M., Schwaninger J.M., Banerji A., Castells M., Finkelman F.D., Gleich G.J., Guttman-Yassky E., Mallal S.A., Naisbitt D.J., Ostrov D.A., Phillips E.J., Pichler W.J., Platts-Mills T.A., Roujeau J.C., Schwartz L.B., Trepanier L.A. Report from the National Institute of Allergy and Infectious Diseases workshop on drug allergy.

    J Allergy Clin Immunol 2015; 136(2): 262–271.e2, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2015.05.027.

  • Ayuso P., Blanca-López N., Doña I., Torres M.J., Guéant-Rodríguez R.M., Canto G., Sanak M., Mayorga C., Guéant J.L., Blanca M., Cornejo-García J.A. Advanced phenotyping in hypersensitivity drug reactions to NSAIDs. Clin Exp Allergy 2013; 43(10): 1097–1109, http://dx.doi.org/10.1111/cea.12140.
  • Simons F.E., Ebisawa M., Sanchez-Borges M., Thong B.Y., Worm M., Tanno L.K., Lockey R.F., El-Gamal Y.M., Brown S.G., Park H.S., Sheikh A. 2015 update of the evidence base: World Allergy Organization anaphylaxis guidelines. World Allergy Organ J 2015; 8(1): 32, http://dx.doi.org/10.1186/s40413-015-0080-1.
  • Blanca M., Romano A., Torres M.J., Férnandez J., Mayorga C., Rodriguez J., Demoly P., Bousquet P.J., Merk H.F., Sanz M.L., Ott H., Atanasković-Marković M.

    Update on the evaluation of hypersensitivity reactions to betalactams. Allergy 2009; 64(2): 183–193, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2008.01916.x.

  • Балаболкин И.И. Фармацевтическая аллергия у детей: кли­нико-патогенетические варианты, диагностика и про­фи­лактика. Русский педиатрический журнальчик 2011; 1: 49–53.
  • Macy E. Practical management of patients with a history of immediate hypersensitivity to common non-beta-lactam drugs. Curr Allergy Asthma Rep 2016; 16(1): 4, http://dx.doi.org/10.1007/s11882-015-0584-3.
  • Patel R.A., Gallagher J.C.

    Drug fever. Pharmacotherapy 2010; 30(1): 57–69, http://dx.doi.org/10.1592/phco.30.1.57.

  • Leysen J., Sabato V., Verweij M.M., De Knop K.J., Bridts C.H., De Clerck L.S., Ebo D.G. The basophil activation test in the diagnosis of immediate drug hypersensitivity. Expert Rev Clin Immunol 2011; 7(3): 349–355, http://dx.doi.org/10.1586/eci.11.14.
  • Faulkner L., Meng X., Park B.K., Naisbitt D.J. The importance of hapten-protein complex formation in the development of drug allergy. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2014; 14(4): 293–300, http://dx.doi.org/10.1097/ACI.0000000000000078.
  • Rodríguez-Pazos L., Gómez-Bernal S., Rodríguez-Granados M.T., Toribio J. Photodistributed erythema multiforme.

    Actas Dermosifiliogr 2013; 104(8): 645–653, http://dx.doi.org/10.1016/j.adengl.2012.01.024.

  • Özcan D., Seçkin D., Bilezikçi B., Arslan H. The role of human herpesvirus-6, Epstein–Barr virus and cytomegalovirus infections in the etiopathogenesis of different types of cutaneous drug reactions. Int J Dermatol 2010; 49(11): 1250–1254, http://dx.doi.org/10.1111/j.1365-4632.2010.04531.x.
  • Macy E., Ho N.J. Multiple drug intolerance syndrome: prevalence, clinical characteristics, and management. Ann Allergy Asthma Immunol 2012; 108(2): 88–93, http://dx.doi.org/10.1016/j.anai.2011.11.006.
  • Pichler W.J., Adam J., Daubner B., Gentinetta T., Keller M., Yerly D.

    Drug hypersensitivity reactions: pathomechanism and clinical symptoms. Med Clin North Am 2010; 94(4): 645–664, http://dx.doi.org/10.1016/j.mcna.2010. 04.003.

  • Demoly P., Adkinson N.F., Brockow K., Castells M., Chiriac A.M., Greenberger P.A., Khan D.A., Lang D.M., Park H.S., Pichler W., Sanchez-Borges M., Shiohara T., Thong B.Y. International Consensus on drug allergy. Allergy 2014; 69(4): 420–437, http://dx.doi.org/10.1111/all.12350.
  • Aberer W., Bircher A., Romano A., Blanca M., Campi P., Fernandez J., Brockow K., Pichler W.J., Demoly P.; European Network for Drug Allergy (ENDA); EAACI interest group on drug hypersensitivity.

    Drug provocation testing in the diagnosis of drug hypersensitivity reactions: general considerations. Allergy 2003; 58(9): 854–863, http://dx.doi.org/10.1034/j.1398-9995.2003.00279.x.

  • Koransky R., Ferastraoaru D., Jerschow E. Single nonsteroidal anti-inflammatory drug induced serum sickness-like reaction to naproxen in a patient able to tolerate both aspirin and ibuprofen. J Allergy Clin Immunol Pract 2016; 4(1): 160–161, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaip.2015.07.019.
  • Grigiene G., Norkūnienė J., Kvedariene V.

    The time delay between drug intake and bronchospasm for nonsteroidal antiinflammatory drugs sensitive patients. World Allergy Organ J 2010; 3(12): 266–270, http://dx.doi.org/10.1097/wox.0b013e3181fdfc5f.

  • Brockow K., Garvey L.H., Aberer W., Atanaskovic-Markovic M., Barbaud A., Bilo M.B., Bircher A., Blanca M., Bonadonna B., Campi P., Castro E., Cernadas J.R., Chiriac A.M., Demoly P., Grosber M., Gooi J., Lombardo C., Mertes P.M., Mosbech H., Nasser S., Pagani M., Ring J., Romano A., Scherer K., Schnyder B., Testi S., Torres M., Trautmann A., Terreehorst I.; ENDA/EAACI Drug Allergy Interest Group.

    Skin test concentrations for systemically istered drugs — an ENDA/EAACI Drug Allergy Interest Group position paper. Allergy 2013; 68(6): 702–712, http://dx.doi.org/10.1111/all.12142.

  • Rawlins M.D., Thompson J.W. Mechanisms of adverse drug reactions. In: Textbook of adverse drug reactions. Davies D.M. (editor). Oxford: Oxford University Press; 1991; p. 18–45.
  • Cacoub P., Musette P., Descamps V., Meyer O., Speirs C., Finzi L., Roujeau J.C. The DRESS syndrome: a literature review. Am J Med 2011; 124(7): 588–597, http://dx.doi.org/10.1016/j.amjmed.2011.01.017.
  • Neukomm C.B., Yawalkar N., Helbling A., Pichler W.J.

    T-cell reactions to drugs in distinct clinical manifestations of drug allergy. J Investig Allergol Clin Immunol 2001; 11(4): 275–284.

  • Lamoreux M.R., Sternbach M.R., Hsu W.T. Erythema multiforme. Am Fam Physician 2006; 74(11): 1883–1888.
  • Wei C.Y., Chung W.H., Huang H.W., Chen Y.T., Hung S.I. Direct interaction between HLA-B and carbamazepine activates T cells in patients with Stevens–Johnson syndrome. J Allergy Clin Immunol 2012; 129(6): 1562–1569.e5, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2011.12.990.
  • Flowers H., Brodell R., Brents M., Wyatt J.P. Fixed drug eruptions: presentation, diagnosis, and management.

    South Med J 2014; 107(11): 724–727, http://dx.doi.org/10.14423/SMJ.0000000000000195.

  • Marzano A.V., Borghi A., Cugno M. Adverse drug reactions and organ damage: the skin. Eur J Intern Med 2016; 28: 17–24, http://dx.doi.org/10.1016/j.ejim.2015.11.017.
  • Chang Y.S., Huang F.C., Tseng S.H., Hsu C.K., Ho C.L., Sheu H.M. Erythema multiforme, Stevens–Johnson syndrome, and toxic epidermal necrolysis: acute ocular manifestations, causes, and management. Cornea 2007; 26(2): 123–129, http://dx.doi.org/10.1097/ico.0b013e31802eb264.
  • Clark B.M., Kotti G.H., Shah A.D., Conger N.G.

    Severe serum sickness reaction to oral and intramuscular penicillin. Pharmacotherapy 2006; 26(5): 705–708, http://dx.doi.org/10.1592/phco.26.5.705.

  • Brockow K., Przybilla B., Aberer W., Bircher A.J., Brehler R., Dickel H., Fuchs T., Jakob T., Lange L., Pfützner W., Mockenhaupt M., Ott H., Pfaar O., Ring J., Sachs B., Sitter H., Trautmann A., Treudler R., Wedi B., Worm M., Wurpts G., Zuberbier T., Merk H.F. Guideline for the diagnosis of drug hypersensitivity reactions. Allergo J Int 2015; 24(3): 94–105, http://dx.doi.org/10.1007/s40629-015-0052-6.
  • Roujeau J.C. Clinical heterogeneity of drug hypersensitivity. Toxicology 2005; 209(2): 123–129, http://dx.doi.org/10.1016/j.tox.2004.12.022.
  • Pirmohamed M., Ostrov D.A., Park B.K.

    New genetic findings lead the way to a better understanding of fundamental mechanisms of drug hypersensitivity. J Allergy Clin Immunol 2015; 136(2): 236–244, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2015.06.022.

  • Guglielmi L., Fontaine C., Gougat C., Avinens O., Eliaou J.F., Guglielmi P., Demoly P. IL-10 promoter and IL4-Ralpha gene SNPs are associated with immediate beta-lactam allergy in atopic women. Allergy 2006; 61(8): 921–927, http://dx.doi.org/10.1111/j.1398-9995.2006.01067.x.
  • Omer H.M., Hodson J., Thomas S.K., Coleman J.J.

    Multiple drug intolerance syndrome: a large-scale retrospective study. Drug Saf 2014; 37(12): 1037–1045, http://dx.doi.org/10.1007/s40264-014-0236-x.

  • Ponvert C., Scheinmann P. Allergic and pseudoallergic reactions to analgesics, antipyretics and non-steroidal anti-inflammatory drugs. Arch Pediatr 2007; 14(5): 507–512, http://dx.doi.org/10.1016/j.arcped.2007.03.009.
  • Sidoroff A., Halevy S., Bavinck J.N., Vaillant L., Roujeau J.C. Acute generalized exanthematous pustulosis (AGEP) — a clinical reaction pattern. J Cutan Pathol 2001; 28(3): 113–119, http://dx.doi.org/10.1034/j.1600-0560.2001.028003113.x.
  • Bircher A.J., Scherer Hofmeier K.

    Drug hypersensitivity reactions: Inconsistency in the use of the classification of immediate and nonimmediate reactions. J Allergy Clin Immunol 2012; 129(1): 263–264, http://dx.doi.org/10.1016/j.jaci.2011.08.042.

  • Pichler W.J. Delayed drug hypersensitivity reactions. Ann Intern Med 2003; 139(8): 683–693, http://dx.doi.org/10.7326/0003-4819-139-8-200310210-00012.
  • Shiohara T. Fixed drug eruption: pathogenesis and diagnostic tests. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2009; 9(4): 316–321, http://dx.doi.org/10.1097/ACI.0b013e32832cda4c.
  • Hubiche T., Milpied B., Cazeau C., Taïeb A., Léauté-Labrèze C.

    Association of immunologically confirmed delayed drug reaction and human herpesvirus 6 viremia in a pediatric case of drug-induced hypersensitivity syndrome. Dermatology 2011; 222(2): 140–141, http://dx.doi.org/10.1159/000324506.

  • Bircher A.J. Symptoms and danger signs in acute drug hypersensitivity. Toxicology 2005; 209(2): 201–207, http://dx.doi.org/10.1016/j.tox.2004.12.036.
  • Hari Y., Frutig-Schnyder K., Hurni M., Yawalkar N., Zanni M.P., Schnyder B., Kappeler A., von Greyerz S., Braathen L.R., Pichler W.J.

    T cell involvement in cutaneous drug eruptions. Clin Exp Allergy 2001; 31(9): 1398–1408, http://dx.doi.org/10.1046/j.1365-2222.2001.01164.x.

  • Dao R.-L., Su S.-C., Chung W.-H. Recent advances of pharmacogenomics in severe cutaneous adverse reactions: immune and nonimmune mechanisms. Asia Pac Allergy 2015; 5(2): 59–67, http://dx.doi.org/10.5415/apallergy.2015.5.2.59.
  • Stone S.F., Phillips E.J., Wiese M.D., Heddle R.J., Brown S.G. Immediate-type hypersensitivity drug reactions. Br J Clin Pharmacol 2014; 78(1): 1–13, http://dx.doi.org/10.1111/bcp.12297.
  • Rojko J.L., Evans M.G., Price S.A., Han B., Waine G., DeWitte M., Haynes J., Freimark B., Martin P., Raymond J.T., Evering W., Rebelatto M.C., Schenck E., Horvath C.

    Formation, clearance, deposition, pathogenicity, and identification of biopharmaceutical-related immune complexes: review and case studies. Toxicol Pathol 2014; 42(4): 725–764, http://dx.doi.org/10.1177/0192623314526475.

  • Camous X., Calbo S., Picard D., Musette P. Drug reaction with eosinophilia and systemic symptoms: an update on pathogenesis. Curr Opin Immunol 2012; 24(6): 730–735, http://dx.doi.org/10.1016/j.coi.2012.07.010.
  • Oussalah A., Mayorga C., Blanca M., Barbaud A., Nakonechna A., Cernadas J., Gotua M., Brockow K., Caubet J.C., Bircher A., Atanaskovic M., Demoly P., Kase-Tanno L., Terreehorst I., Laguna J.J., Romano A., Guéant J.L.; Task force “Genetic predictors of drug hypersensitivity” of the European Network on Drug Allergy (ENDA) of EAACI.

    Genetic variants associated with drugs-induced immediate hypersensitivity reactions: a PRISMA-compliant systematic review. Allergy 2015, http://dx.doi.org/10.1111/all.12821. [Epub ahead of print].

  • Park B.K., Naisbitt D.J., Demoly P. Drug hypersensitivity. In: Allergy. New York: Elsevier BV; 2012; p. 321–330, http://dx.doi.org/10.1016/b978-0-7234-3658-4.00020-2.
  • Chovel-Sella A., Ben Tov A., Lahav E., Mor O., Rudich H., Paret G., Reif S. Incidence of rash after amoxicillin treatment in children with infectious mononucleosis. Pediatrics 2013; 131(5): e1424–e1427, http://dx.doi.org/10.1542/peds.2012-1575.
  • Hompes S., Köhli A., Nemat K., Scherer K., Lange L., Rueff F., Rietschel E., Reese T., Szepfalusi Z., Schwerk N., Beyer K., Hawranek T., Niggemann B., Worm M.

    Provoking allergens and treatment of anaphylaxis in children and adolescents — data from the anaphylaxis registry of German-speaking countries. Pediatr Allergy Immunol 2011; 22(6): 568–574, http://dx.doi.org/10.1111/j.1399-3038.2011.01154.x.

  • Ferrusquía J., Pérez-Martínez I., Gómez de la Torre R., Fernández-Almira M.L., de Francisco R., Rodrigo L., Riestra S. Gastroenterology case report of mesalazine-induced cardiopulmonary hypersensitivity. World J Gastroenterol 2015; 21(13): 4069–4077, http://dx.doi.org/10.3748/wjg.v21.i13.4069.
  • Chung W.H., Hung S.I., Hong H.S., Hsih M.S., Yang L.C., Ho H.C., Wu J.Y., Chen Y.T. Medical genetics: a marker for Stevens–Johnson syndrome.

    Nature 2004; 428(6982): 486, http://dx.doi.org/10.1038/428486a.

  • Jacquier J., Chik C.L., Senior P.A. A practical, clinical approach to the assessment and management of suspected insulin allergy. Diabet Med 2013; 30(8): 977–985, http://dx.doi.org/10.1111/dme.12194.
  • Kränke B., Aberer W. Skin testing for IgE-mediated drug allergy. Immunol Allergy Clin North Am 2009; 29(3): 503–516, http://dx.doi.org/10.1016/j.iac.2009.04.003.
  • Министерство здравоохранения Русской Федера­ции. Альянс педиатров Рф. Федеральные клинические советы по оказанию мед помощи детям с многоформной экссудативной эритемой и токсикодермией.

    M; 2015.

  • Pineda F., Ariza A., Mayorga C., Arribas F., González-Mendiola R., Blanca-López N., Davila G., Cabañes N., Canto G., Laguna J.J., Senent C., Stahl-Skov P., Palacios R., Blanca M., Torres M.J. Role of histamine release test for the evaluation of patients with immediate hypersensitivity reactions to clavulanic acid. Int Arch Allergy Immunol 2016; 168(4): 233–240, http://dx.doi.org/10.1159/000443274.
  • Doña I., Barrionuevo E., Blanca-Lopez N., Torres M.J., Fernandez T.D., Mayorga C., Canto G., Blanca M. Trends in hypersensitivity drug reactions: more drugs, more response patterns, more heterogeneity. J Investig Allergol Clin Immunol 2014; 24(3): 143–153.
  • Picard D., Janela B., Descamps V., D’Incan M., Courville P., Jacquot S., Rogez S., Mardivirin L., Moins-Teisserenc H., Toubert A., Benichou J., Joly P., Musette P.

    Drug reaction with eosinophilia and systemic symptoms (DRESS): a multiorgan antiviral T cell response. Sci Transl Med 2010; 2(46): 46–62, http://dx.doi.org/10.1126/scitranslmed.3001116.

  • Rerkpattanapipat T., Chiriac A.M., Demoly P. Drug provocation tests in hypersensitivity drug reactions. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2011; 11(4): 299–304, http://dx.doi.org/10.1097/ACI.0b013e328348a4e9.
  • Hausmann O.V., Gentinetta T., Bridts C.H., Ebo D.G. The basophil activation test in immediate-type drug allergy. Immunol Allergy Clin North Am 2009; 29(3): 555–566, http://dx.doi.org/10.1016/j.iac.2009.04.011.


ВИДЕО ПО ТЕМЕ:

Author image

Майя Меньшикова

Являюсь членом Союза педиатров России, РААКИ, EAACI. Принимаю участие в научно-практических конференциях. VK profile: https://vk.com/menshikovamk
  • Россия